Путин: иранское досье не передали в Совбез

08 февраля 2006
A A A


Фрагменты интервью Владимира Путина испанским средствам массовой информации Москва, Кремль, 07 февраля 2006 года ВОПРОС: Владимир Владимирович, сейчас сложилась, наверное, почти уникальная ситуация по сравнению со многими годами, когда как минимум в двух острейших международных ситуациях единственно возможным переговорщиком является Россия. Я имею в виду ситуацию на Ближнем Востоке и ситуацию с Ираном. В то же время на Россию ложится огромная ответственность ввиду «сложности» участников переговорного процесса с другой стороны. Как Вы оцениваете шансы России на успех? Насколько сложна роль, которая стоит перед Россией и в том, и в другом случае? В.ПУТИН: Оцениваю Ваш вопрос как провокационный. Шутка, конечно, но в каждой шутке есть доля правды. Я это слышу не в первый раз и не только от представителей прессы, но и от своих коллег, что только Россия может быть переговорщиком. Потом, если что-то провалится, скажут: Россия не справилась. Не мы создали ситуацию, которая сегодня сложилась на Ближнем Востоке. Но это не значит, что мы отказываемся там работать совместно с другими участниками процесса. Мы понимаем нашу ответственность и готовы сделать все, что от нас зависит для того, чтобы выйти из той практически тупиковой ситуации, в которой мы все сегодня оказались. Причем, на мой взгляд, есть пути, выводящие нас из достаточно сложной ситуации. Нужно только понять реалии и искать компромиссы. Всем участникам процесса нужно проявить свою способность договариваться и способность к достижению компромиссов. Повторяю, я не смотрю на эту проблему пессимистично. Хоть она на первый взгляд и кажется тупиковой. Легитимным путем у власти в Палестине оказалась организация, которую практически все западное сообщество давно объявило террористической. Малоприятная ситуация для участников мирного процесса, но из нее есть выход, я абсолютно в этом убежден. И что самое главное, я считаю – я уже говорил об этом на большой пресс-конференции, – мне кажется, было бы большой ошибкой приостановление помощи палестинскому народу. Ведь когда мы говорим о причинах и корнях терроризма, что мы, как правило, называем в качестве основных причин? Социальную несправедливость, нищету, безработицу. Ну давайте прекратим помогать рядовым гражданам, жителям палестинской автономии. Мы что, будем таким образом искоренять причины терроризма и преступности? Конечно, нет. У меня есть определенные соображения по поводу того, что и как мы должны делать. Я думаю, у меня будет возможность поговорить об этом и в ходе своего визита в Испанию. Что касается Ирана, то мы очень кооперативно работаем и с европейской «тройкой», и с нашими американскими коллегами. Решение, которое принято в рамках Совета управляющих МАГАТЭ, считаем сбалансированным. Будем разъяснять нашим иранским партнерам суть этих решений. А суть заключается в том, что «иранское досье» не передано в Совет Безопасности. И вот это является весьма существенным обстоятельством. На это я бы хотел обратить внимание. Досье не передано. Речь идет об информировании о совместной работе Совета Безопасности по «иранскому досье». Но это не передача досье в Совет Безопасности. Это существенная разница. И все это, на мой взгляд, нам позволяет дальше искать пути урегулирования этого вопроса.

Ещё новости

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарий

Подписка

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал для оперативного получения новостей.