Профессор из США: Членство Ирана в ШОС является абсолютно позитивным

25 июня 2018
A A A


 

Профессор политологии Колумбийского университета д-р Альберт Бининачвили считает, что членство Ирана в ШОС является долгосрочным капиталовложением для Тегерана и не обязательно предоставляет Ирану решения его самых насущных проблем.

Присутствовавшие 20 июня на встрече с профессором, политические аналитики информационного агентстве Merh News и газеты Tehran Times обсудили ряд вопросов с Альбертом Бининачвили. Он является экспертом в области безопасности и энергетики, уделяя особое внимание зоне Персидского залива и Каспия. Он опубликовал многочисленные статьи по Ирану, Центральной Азии и Кавказу.

В ходе встречи был обсужден широкий круг вопросов, начиная от повышения добычи нефти странами ОПЕК и до выхода США из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), роль ЕС в сохранении этого договора, последствия новых санкций США в отношении Ирана в энергетическом секторе, причины отсутствия надлежащих иностранных инвестиций в Иран, вариантов, что ЕС должен поддерживать согласно СВПД в Иране и присутствие Ирана в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Касаясь низкой стоимости выхода из соглашения JCPOA для США, Пейман Язадани задал вопрос: "Как Иран мог увеличить стоимость выхода США из сделки?".

"Привлекая инвестиции в прошлом", - ответил Бининачвили, добавив, что Иран не может сейчас увеличить цену из-за того, что не находится в "благоприятном положении".

Ссылаясь на высокий интерес американских компаний к Ирану, он сказал, что "каждая многонациональная [компания] будет явно заинтересована в неиспользованном рынке [Ирана] ... с 80 миллионами человек". Приведя в пример "Boeing", он подчеркнул, что эта американская компания, безусловно, заинтересована в отношениях с Ираном.

Он далее упомянул о необходимости реконструкции и модернизации Ираном своих нефтегазовых месторождений, которые открывают широкие возможности для многонациональных компаний. Иранский нефтегазовый сектор может "легко поглотить" около $ 100 млрд. инвестиций, добавил он.

Отвечая на вопрос о причинах отсутствия иностранных инвестиций в Иране, Бининачвили сказал, что его "личное чувство" заключается в том, что некоторые иранские чиновники были в заблуждении, что СВПД является своего рода бесконечным документом, и поэтому нет необходимости торопиться.

Охарактеризовав период после заключения СВПД, как "период упущенных возможностей для Ирана", он отметил, что страна привлекла только одну крупную инвестицию, а именно $1 млрд. от французского энергетического гиганта "Total".

 

Бининачвили сравнил статус Ирана и Ирака в привлечении инвестиций, заявив, что Ираку удалось привлечь больше компаний, несмотря на все их проблемы, включая нестабильность, войну и сепаратизм. Гораздо легче работать в Иране из-за его централизованной власти, добавил он.

Отвечая на вопрос о влиянии новых санкций на энергетический сектор Ирана и решениях по уменьшению их последствий, он ответил: "Я ожидаю, что немедленный эффект с точки зрения суммы может составить около 0,5 миллиона [баррелей в день], если все пойдет действительно плохо".

Самым негативным окажется экспорт нефти из Ирана в Европу, сказал он, добавив, что экспорт нефти в Китай и Индию будет иметь потенциал для небольшого увеличения, в то время как экспорт в Турцию, вероятно, останется на нынешнем уровне.

Напомнив, что ЕС, Япония и Южная Корея будут главной проблемой Ирана для экспорта нефти, Бининачвили заявил, что есть шанс получить исключения для торговли с Ираном, в которых будут выделены компании и санкции не будут ограничивать их деятельность.

"Гораздо легче вести переговоры с Трампом об исключениях, чем это было раньше с Обамой", - подчеркнул он.

Далее он сказал, что Япония отчаянно нуждалась в энергии после кризиса на Фукусиме, но Обама настаивал на санкциях и препятствовал экспорту иранской нефти в Японию.

Говоря о хороших отношениях между Трампом и премьер-министром Японии Синдзо Абэ, он отметил, что есть справедливые шансы на получение таких исключений.

На вопрос о степени гарантий, которые ЕС может предоставить, чтобы сохранить СВПД, и готовы ли европейские страны пожертвовать своими интересами ради Ирана или нет, политолог сказал: "Никто ничего не делает для другого, в том, что касается политики и защиты национальных интересов, и в этом нет места для эмоций ... в этом мире нет бесплатных обедов".

Анализируя европейские позиции, он перечислил три варианта подхода ЕС к СВПД. Одним из вариантов является ухудшение отношений ЕС-США с учетом торговых войн и других вопросов, сказал он, добавив, что Европа, при таком сценарии, попытается расширить связи с Ираном, чтобы возместить давление со стороны США. 

Он считает, что первый вариант не произойдет, в основном, из-за поведения России в Европе. Если бы Россия вела себя намного лучше, европейцы, возможно, могли бы позволить себе смягчить ситуацию с Америкой, сказал он, добавив: "... в противном случае они [европейцы] будут вынуждены пойти на уступки России".

Второй вариант ЕС - "подождать и посмотреть", - сказал ученый, подчеркнув, что это наиболее вероятный вариант. В этом сценарии Европа предложит иранцам остаться в пакте, но одновременно будет выражать солидарность с США по таким вопросам, как ракеты и присутствие Ирана в регионе, сказал он, добавив, что Европа может сказать, что она предоставит больше поддержки, если Тегеран пойдет на некоторые уступки в соответствующих областях.

Кроме того, ЕС может использовать иранскую карту для переговоров с Вашингтоном по другим секторам, таким как свободная торговля, добавил он.

 

Следующий вариант - когда ЕС говорит, что он сохраняет независимость от США, но при этом ничего не будет делать, чтобы убедить собственные компании работать с Ираном, подчеркнул Бининачвили.

Тогда они скажут Ирану: "Понимаете, мы не с Америкой, но наши компании независимы. Мы любим Иран и иранцев, но ничего не можем сделать в отношении компаний и бизнеса", - отметил он.

Отвечая на вопрос о важности присутствия Ирана в ШОС и о том, может ли этот международный орган помочь Ирану в решении его экономических проблем, проблем безопасности или нет, аналитик сказал, что членство Ирана в ШОС не обязательно предоставит Ирану решения его самых насущных проблем, но это долгосрочные инвестиции.

Модернизация ШОС является очевидным продолжением долгосрочной политики Ирана и еще одним аспектом реализации Восточной стратегии Ирана, отметил профессор Колумбийского университета.

Членство в ШОС дает еще один выход для укрепления связей с Россией и Китаем, сказал он, добавив, что Иран рассчитывает на дипломатическую поддержку этих постоянных членов Совета Безопасности ООН, которые также являются членами ШОС.

Учитывая объем экономического сотрудничества с Китаем и его инвестиционный потенциал в Иране, присоединение к ШОС дает почву для дальнейшего укрепления связей между двумя странами, добавил он.

Охарактеризовав Китай как "очень важного актера", политолог отметил, что сотрудничество с Китаем может быть активизировано не только на одностороннем, но и на многостороннем уровне.

Обращаясь к России, он отметил, что у Ирана сложилась какая-то зависимость от поддержки России в противостоянии с США, и есть много аспектов сотрудничества между двумя странами, наиболее впечатляющим из которых является военный аспект.

Присутствие Ирана в ШОС является "абсолютно позитивным" и "абсолютно правильным шагом", подчеркнул Бининачвили, добавив, что это дает возможность активизировать связи с Индией, Пакистаном, Афганистаном и странами Центральной Азии.

Ещё новости

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарий

Подписка

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал для оперативного получения новостей.