Суета вокруг иранского плутония

17 июня 2005
A A A


На сессии Совета управляющих МАГАТЭ в четверг, 16 июня 2005 года, был заслушан доклад заместителя Генерального директора агентства Пьера Гольдшмидта о ходе расследования иранского «ядерного досье». К настоящему моменту, текст доклада пока не рассекречен и не может быть опубликован в открытой печати. Однако некоторые западные СМИ уже распространили наиболее негативные по отношению к Ирану фрагменты выступления Гольдшмидта. Заместитель главы МАГАТЭ коснулся ситуации с плутониевыми экспериментами в Иране. Как утверждается в докладе, иранские атомщики признали, что программа лабораторных работ по извлечению плутония из выгоревших образцов продолжалась несколько дольше, чем считалось ранее. Согласно предыдущим заявлениям Ирана, в период с 1988 по 1993 годы специалистами Исфаханского ядерно-технологического центра (ENTC) было произведено несколько таблеток из диоксида обеднённого урана. Данные таблетки подверглись облучению в исследовательском реакторе TRR (Тегеран) и были переработаны с целью выделения накопленного плутония и осколков деления. Необходимо добавить, что большая часть облучённых таблеток перерабатывалась с целью научиться выделять радиоизотопы молибдена, йода и ксенона, имеющие практическое применение в медицине и промышленности. В лабораторных работах по выделению плутония была задействована лишь небольшая партия таблеток. Ещё одним обстоятельством, которое необходимо иметь в виду при обсуждении иранских плутониевых экспериментов, является их «размах». По иранским официальным данным, суммарное количество выделенного плутония исчисляется микрограммами. По мнению специалистов МАГАТЭ, речь в иранской программе шла о миллиграммах плутония. Имеющееся расхождение большинство специалистов склонно относить на счёт неопытности иранских атомщиков, оказавшихся не в состоянии точно обрабатывать микроскопические объёмы накопленного плутония. Пожалуй, единственным серьёзным разногласием между Ираном и МАГАТЭ по плутониевым экспериментам оставался вопрос о возрасте имеющихся в Исламской Республике образцов плутония. Инспектора обращали внимание на то, что у иранских образцов различается содержание изотопа Pu-240. Более того, померенные концентрации изотопа Am-241 в иранском плутонии отличались от расчётных значений. Судя по всему, эта проблема сейчас окончательно решена. В официальном письме от 26 мая 2005 года, Иран уведомил МАГАТЭ о том, что два облучённых образца были переработаны позднее заявленного срока (1993 год), а именно – в 1995 и 1998 годах. Техническая небрежность, приведшая к неверной декларации сроков плутониевых экспериментов, вполне объяснима. До начала транспарентного сотрудничества с МАГАТЭ в 2003 году, в Иране практически полностью отсутствовала «культура гарантий», включающая в себя тщательный учёт и контроль любых, даже микроскопических количеств ядерных материалов. В новых условиях иранским атомщикам приходится проводить титаническую работу для того, чтобы полностью восстановить хронологию действий своих коллег. Усугубляет ситуацию и то, что многие из атомных специалистов ИРИ, принимавших участие в ранних этапах становления иранского атомного сектора, в данный момент вышли на пенсию или переехали на новое место жительства за рубежом. Председатель ирано-европейской ядерной рабочей группы Сирус Насери обращает внимание журналистов – уточнение сроков плутониевых экспериментов в Иране не есть сенсация. Решён ещё один из остававшихся вопросов по прошлому ядерной программы Исламской Республики, а стороны сделали очередной шаг к закрытию иранского «ядерного досье». «Какая, собственно, разница – проводились плутониевые эксперименты 13 лет назад или 10? Я понимаю, что некоторые попытаются раздуть из мухи слона. Но, извините меня, происшедшее не представляет из себя ничего интересного», – заявил Насери, находящийся сейчас в Вене. Однако далеко не все наблюдатели разделяют оптимизм Насери. Появление в докладе Гольдшмидта «плутониевого» абзаца может дать старт новой кампании в МАГАТЭ. На сей раз, в фокусе внимания американцев и европейцев может оказаться иранский исследовательский реактор IR-40, чьё строительство было недавно начато в Араке. «За пристальным вниманием Запада к реактору в Араке, вне всякого сомнения, стоит коммерческий интерес», – считает эксперт по вопросам нераспространения, прокомментировавший ситуацию для сайта IranAtom.Ru. «Как минимум, одна из влиятельных западноевропейских держав не скрывает своего желания добиться от иранцев отказа от собственных реакторных технологий в пользу закупок исследовательских реакторов из этой страны. Шумиха, искусственно нагнетаемая в западных СМИ вокруг иранских плутониевых экспериментов, не может рассматриваться в отрыве от коммерческих аспектов», – уверен наш собеседник. Источник:"IranAtom"

Ещё новости

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарий

Подписка

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал для оперативного получения новостей.