От Насера до Насраллы: Можно ли развязать ближневосточный узел? (заметки на полях книги Евгения Примакова)

08 сентября 2006
A A A


Борис ЮНАНОВ Самый долгий и трудный мирный процесс, периодически выливающийся в очередную войну, именуется ближневосточным. Евгений Максимович Примаков, один из последних могикан высокоинтеллектуального советского экспертного сообщества (пишу без намека на иронию), выпустил интересную книгу о явных и скрытых механизмах этого процесса, породившего огромное количество надежд и не меньшее их количество похоронившего. (Евгений Примаков Конфиденциально. Ближний Восток на сцене и за кулисами (вторая половина ХХ - начало ХХI века.) - М.: "Российская газета", 2006). Примаков занимается Ближним Востоком полвека как журналист, ученый и политик, идею такой книги, по его собственным словам, вынашивал давно. С годами "обостряется память в отношении уже далекого прошлого - начинаешь видеть в нем то, чего раньше не видел. А опыт прожитых лет позволяет разглядеть то, чего раньше не понимал или воспринимал неправильно". Тем не менее поначалу пожимаешь плечами: если книга - городу и миру, тогда почему "конфиденциально"? Ответ не только в очевидном желании автора завязать доверительный разговор с читателем о том, чего раньше он в силу своего статуса сказать не мог. О том, например, что любимый араб Советского Союза - Гамаль Абдель Насер - всегда стремился к сближению с США, чье высокомерие толкнуло египетского лидера в объятия СССР, который дал ему оружие и деньги на строительство Асуанской плотины. Или о том, что СССР и Израиль еще в середине 70-х годов прошлого века могли восстановить дипотношения, а "ястреб" Бегин очень хотел встретиться с Брежневым, но бюрократы средней руки в МИДе и ЦК даже не осмелились довести эти сведения до советского руководства. Книга Примакова на две трети ретроспективна - тем и ценна. Ибо ключи к решению многих сегодняшних проблем региона подбирались десятилетиями и, увы, безуспешно. Поэтому каждый неравнодушный читатель сделает собственные "конфиденциальные выводы" относительно того, чего ждать и чего не ждать на Ближнем Востоке, будь то Израиль, Ливан или Иран. Сделаем это и мы. Итак, вывод номер один: с помощью существующих международно-правовых механизмов невозможно воспрепятствовать Ирану в получении атомной бомбы. 50 лет назад в положении сегодняшнего Ирана был Израиль, тайком от всех создававший свое ядерное оружие: такая же игра в кошки-мышки с мировым сообществом, та же пелена секретности вокруг ядерных объектов; и заверения, будто все они не имеют прямого военного назначения. При этом Тель-Авив категорически против иностранных инспекций центра в Димоне (израильский аналог иранского Натанза). И что же? Израиль довел до конца собственный ядерный проект с помощью сепаратных бизнес-сделок с французами, американцами, немцами. Может ли пойти таким путем богатый углеводородами Иран? Вполне. Для этого требуется самая малость: отказаться от безответственных антисемитских заявлений на уровне высшего руководства, наладить прямой диалог с США и выйти из Договора о нераспространении (ДНЯО). Что Иран, несомненно, и сделает. В свое время Израиль не меньше упрекали в нежелании присоединиться к этому договору. Под предлогом не членства в ДНЯО Израиль до сих пор не допускает инспекторов МАГАТЭ на свои ядерные объекты. Ядерный статус Израиля реально затрудняет мирное урегулирование арабо-израильского конфликта. Однако мировое сообщество этим нисколько не озабочено. Вывод номер два: вопреки расхожему мнению, ливанская шиитская группировка "Хезболла" уже давно является самостоятельной политической силой, влияние на нее Ирана (не говоря уже о Сирии) ограниченно. Наверное, раньше других это понял генсек ООН Кофи Аннан, вызвавшийся лично посредничать на переговорах с "Хезболлой" по вопросу об освобождении захваченных израильтян. В начале 80-х годов прошлого века "Хезболла", как и сегодня, захватывала заложников и обстреливала ракетами города израильской Северной Галилеи. В 1986 году Израиль и США придумали комбинацию: 20 членов "Хезболлы", захваченные произраильскими силами на юге Ливана, предаются Израилем Ирану с одновременной поставкой 400 американских ракет "Тоу". Взамен уже сама "Хезболла" должна освободить всех американских заложников, захваченных в Ливане. Иранцы пошли на сделку, первая партия ракет была доставлена в иранский город Бендер-Аббас. Но никто из заложников освобожден не был. Тайный визит американской делегации в Тегеран ничего не дал. Теперь посмотрим, что происходит сегодня. Есть данные, что и Тегеран, и Дамаск не раз подсказывали шейху Насралле: лучше бы освободить захваченных израильских солдат. Но лидер "Хезболлы" был непреклонен. Его волнуют прежде всего влияние и репутация среди ливанских шиитов. Вывод номер три: обладая наибольшим влиянием в ближневосточных делах, США вот уже несколько десятилетий проводят там наименее эффективную политику. "Это внутриарабское дело", - говорила Америка в ответ и на скоропалительное объединение Египта и Сирии в одно государство, и на решение Саддама вторгнуться в Кувейт, и на политическое рождение Усамы бен Ладена. А после того как "внутриарабские дела" перерастали в "американские интересы", возникала еще большая нестабильность в регионе. Возможности же влияния на саму Америку до сих пор минимальны. На презентации по случаю выхода своей книги Евгений Примаков заметил, что согласен с Генри Киссинджером: "разогретый конфликт" проще урегулировать, а ближневосточный конфликт сейчас по-настоящему "разогрет". Проблема, увы, в том, что "разогрет" далеко не в первый раз.

Ещё новости

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарий

Подписка

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал для оперативного получения новостей.