Курдский вопрос в Иране

16 апреля 2013
A A A


Идея о создании «Великого Курдистана» живет не только в умах и сердцах десятков миллионов курдов, но и является важнейшей частью американской доктрины  «Большого Ближнего Востока». В реализации этого проекта заинтересованы также Саудовская Аравия и другие монархии Персидского залива, которые  хотят быстрейшего  расчленения  Ирака,  Сирии,  Ирана и  Турции.  Вашингтон  активно разыгрывает  «курдскую карту»  в регионе  и намерен использовать курдов  как  «пятую колонну» для усиления давления на правящие   режимы,  прежде всего в Сирии и Иране.  

Этнополитические процессы, происходившие в последние годы в курдских ареалах Ирака, Сирии и Турции, являющихся частями бывшей Османской империи, не могли остаться незамеченными и иранским руководством, заботящимся о поступательном развитии своего государства и сохранении его территориальной целостности. Кабинет действующего президента Махмуда Ахмадинежада прилагает значительные усилия к разрешению наиболее острых социально-экономических и политических проблем страны, к числу которых относится и курдский вопрос. После свержения шахского режима, как известно, курды добивались предоставления им национальной автономии в рамках Исламской Республики Иран. Однако в то время для  формы самоуправления каким-либо отдельным регионом не было достаточной законодательной базы  и к тому же такая инициатива не  совсем вписывалась в тогдашние принципы шиитского теократического государства.

Курдский ареал Ирана, условно именуемый Иранским Курдистаном, по представлениям курдов охватывает четыре иранских провинции – Курдистан,  Керманшах,  Западный Азербайджан и Илам, курдское население которых составляет от 6 до 7 млн. или 7 - 9% от всего населения страны.   Курды проживают также в северном Хорасане и в северо-восточном Иране, крупных административных центрах (Тегеране, Сенендедже и др.). По вероисповеданию значительная их часть является суннитами, но среди курдов есть и шииты, адепты шиитских сект (али-иллахи),  езиды,  суфии и пр. 

Иранское руководство  заинтересовано в сохранении стабильности в стране и «многонационального государства как единого целого».  Кроме того, политическая конфронтация Ирана с США и Израилем и некоторые другие сопутствующие причины, в частности, ограничительные санкции ООН и стран Запада, побуждают иранское руководство проводить курс на дальнейшую интеграцию страны. В этих целях иранские власти пытаются ускоренно развивать экономику курдского региона, основой которой  пока остаются сельское хозяйство – земледелие и скотоводство, а также ремесленное производство. Иранские провинции с преимущественным курдским населением являются житницами страны:  в провинции Керманшах, в которой находятся ресурсы Нефтешаха, курды собирают богатые урожаи зерновых культур, риса, овощей и фруктов. В 2011 г. в провинции Западный Азербайджан был собран небывалый урожай    сахарной свеклы, часть которой была закуплена пятью сахарными заводами самой провинции, а остальная была направлена для переработки в другие провинции. В министерстве сельского хозяйства ИРИ подчеркивают, что сахарная свекла относится к числу стратегически важных культур и имеет большое значение с точки зрения обеспечения страны продовольствием.

 В целях борьбы с безработицей иранское руководство стремится увеличить число рабочих мест.  Правительство выделило 200 млрд. риалов (примерно 16,5 млн. долларов) на строительство нового завода автопромышленной группы (АГ) «Иран ходроу» в Сенендедже, административном центре провинции Курдистан. Завод должен быть введен в эксплуатацию через 2 года и 1,8 тыс. человек получат новые рабочие места.

 В то же время в Иранском Курдистане немало проблем, ожидающих своего решения. Там, например, ощущаются недостаток воды,  электричества, отставание сферы жилищного строительства и пр. Трудности с устройством на работу все еще испытывает до 63,1% трудоспособного населения до 25 лет.  Многие курды не могут оплачивать жилье из-за высокой арендной платы и низкого прожиточного минимума. В регионе ощущается нехватка ВУЗов, средних специальных учебных заведений, школ, больниц, недостаточно мест для проведения досуга и развлечений населения. 

На положении иранских курдов весьма благоприятно сказывается сближение ИРИ  с Иракским Курдистаном.  После принятия в Ираке новой конституции в 2005 г. и определения статуса Курдистанского региона Ирака как субъекта федерации, Иран наладил довольно тесные политические и торгово-экономические отношения с Иракским Курдистаном, что дало толчок к ускоренному развитию  приграничных иранских районов, населенных преимущественно курдами. 60% всех торговых операций с Ираком приходится на Курдистанский регион, что составляет объем годового товарооборота примерно в 4 млрд. долларов США.  Намерения обеих сторон и далее развивать торгово-экономические курдско-иранские отношения показала,  в частности, прошедшая в июне 2012 г. Международная ярмарка в Эрбиле, в которой приняли участие 165 иранских компаний из 19 провинций, специализирующихся на пищевой, ковровой, швейной, сельскохозяйственной, строительной и других отраслях.  

В настоящее время уже свыше 500 иранских компаний ведут свой бизнес в Курдистанском регионе Ирака. Ожидается, что их численность будет возрастать. В то же время иранские предприниматели заявляют, что 10% соглашений с Курдистанским регионом не были осуществлены из-за трудностей транспортировки товаров и плохого состояния дорог. Однако с ожидаемым в ближайшее время открытием перевалочного пограничного пункта Хаджи Омаран многие проблемы, мешающие развитию бизнеса будут решены. Это важный стратегический пункт, в котором заключаются сделки на крупные суммы, и иранские торговцы и бизнесмены получают от этого большую выгоду.    

Политические и дипломатические связи ИРИ с Региональным правительством Курдистана (Ирак) осуществляют  генеральные консульства. В 2000 г. были открыты два таких консульства: в Эрбиле и Сулеймании. А  в Тегеране в 2007 году было открыто представительство Регионального правительства Курдистана, которое возглавил Назим Омар Даббаг. Путем переговоров и компромиссов решались сложные проблемы безопасности участков иракско-иранской границы, где проживают курды, открывались новые пограничные КПП, упрощались процедуры перемещения граждан и грузов. При этом подчеркивалась необходимость соблюдения принципов международного права и уважения суверенитета обеих стран. Укреплению ирано-курдистанских отношений способствует и открытие регулярного авиасообщения между ИРИ и Курдистанским регионом Ирака. Дважды в неделю из Урумии (Иран) в Эрбиль (столица Иракского Курдистана) и обратно будут осуществляться прямые авиарейсы. 

В конце октября 2011 г. состоялся визит в Тегеран президента Курдистанского региона Ирака Масуда Барзани, который встречался с Верховным лидером страны аятоллой Али Хаменеи, президентом ИРИ Махмудом Ахмадинежадом и другими иранскими руководителями. Барзани охарактеризовал Иран как «дружественную страну». В ответ аятолла Хаменеи заверил Барзани, что Иран будет способствовать поддержанию стабильности и единства Ирака, а также восстановлению его промышленности и инфраструктуры. Верховный лидер ИРИ подчеркнул важность мирного сосуществования различных этнических групп, которые, как особо отметил аятолла Хаменеи, являются «близкими братьями Ирану с отношениями, имеющими глубокие корни». Верховный лидер Ирна также положительно охарактеризовал складывающиеся взаимовыгодные двусторонние отношения между Тегераном и Эрбилем.  На встрече Масуда Барзани с министром иностранных дел ИРИ Али Акбаром Салехи также обсуждался вопрос двусторонних отношений. Барзани высказал свою готовность к посредническим усилиям между иранскими властями и некоторыми курдскими оппозиционными группировками. Это особенно актуально звучит сегодня, когда не без активного участия лидеров иракских курдов удалось наладить мирный диалог и снизить уровень конфронтации между турецкой Рабочей партией Курдистана и Анкарой. 

Вполне очевидно, что в Тегеране весьма негативно оценивают планы искусственного геополитического образования,  так называемого, «Великого Курдистана», согласующиеся, как с американской концепцией Большого Ближнего Востока, так и с заинтересованностью Саудовской Аравии и других монархий Персидского залива  в расчленении Ирака, Сирии и  Ирана. Весьма прозрачны попытки Вашингтона разыграть в регионе «курдскую карту» в своих интересах и использовать курдов как «пятую колонну» для усиления давления на правящие режимы в Сирии и Иране.  Курды же, наученные горьким опытом, когда западные страны провоцировали их на вооруженные выступления в Ираке, Сирии, Иране, других странах, а затем теряли к ним интерес и бросали на произвол судьбы, не спешат втягиваться в новые американские игры и предпочитают самим решать свои проблемы преимущественно мирным путем. 

Лидеры Иракского Курдистана М.Барзани и Дж.Талабани регулярно встречаются с представителями всего спектра политических партий иранских курдов. Они являются как бы посредниками в выстраивании отношений иранского руководства с курдской оппозицией, которая представляет собой конгломерат политических партий, придерживающихся в основном сходных  общих лозунгов, но принадлежащих к различным течениям и идеологическим платформам. В последнее время стала наблюдаться тенденция объединения курдских партий в единый национальный фронт.  22 августа 2012 г.  Демократическая партия Иранского Курдистана (ДПИК) и Комала (Революционная партия трудящихся Курдистана) подписали соглашение о сотрудничестве, рассматриваемое ими как «основа большого политического союза» в Иранском Курдистане (на фото слева генеральный секретарь "Комала" Абдулла Мохтади и его коллега из ДПИК Мустафа Хиджри). Однако это соглашение встретило неоднозначную реакцию других политических течений иранских курдов. Курдское движение в Иране по прежнему остается расколотым и пока не представляет собой консолидированной общественно-политической силы.   

Между тем, иранское руководство обратилось  к курдским лидерам и представителям местных властей с предложением провести переговоры в целях дальнейшего урегулирования курдского вопроса в стране. Можно полагать, что это обращение и конкретные меры правительства по ускоренному социально-экономическому развитию курдских провинций будут способствовать сохранению стабильности в районах компактного проживания иранских курдов на ближайшую перспективу. 

 

Об авторе:

 

Жигалина Ольга Ивановна, заведующая Сектором курдоведения и региональных проблем Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН, доктор исторических наук, профессор.

Ольга Жигалина, Специально для Иран.ру

Ещё новости

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарий

Подписка

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал для оперативного получения новостей.