Иран и интернет: приемы против взлома

22 января 2013
A A A


Калифорнийский IТ-ресурс Wired включил российского разработчика антивирусных программ Евгения Касперского в десятку самых опасных людей в мире. Свой выбор Wired объяснил тем, что «Лаборатория Касперского» активно участвует в обезвреживании вирусных атак со стороны США на Иран. В частности, именно этой лаборатории приписывается в США срыв ряда электронных диверсий против Бушерской АЭС. Если это так, то честь и хвала российским специалистам, подтверждающим старую истину: на каждый яд найдется противоядие, на силу – контрсила. Включение же Касперского в рейтинг «мировых злодеев» говорит о том, что киберпространство рассматривается американцами теперь  как основное поле борьбы за господство в мире. Понимают это и те, кто не согласен с планами такой гегемонии.    

Всемирная сеть в Иране: пионер в регионе и 80 тысяч активных блоггеров

21 год назад, в далеком теперь уже январе 1992 года, Иран стал второй (после Израиля) страной в регионе, подключившейся к мировой сети, а первая выделенная линия связала Исламскую республику с Венским университетом. После этого началось «победное шествие» Интернета по стране: в 1995 публичный доступ был открыт для всех граждан   (в первую очередь – для студентов иранских ВУЗов), к 2000 году в стране интернет-кафе стали такой же обыденностью, как и продуктовые дуканы, а динамика роста пользователей при достаточно высокой стоимости была просто лавинообразной. Если в 2001 году на сто иранцев приходилось 2-3 пользователя, то в 2005 их уже было 8, а в 2012 году, по данным ITU World Telecommunication,  – 16 человек (при среднем показателе для всей Азии, включая Индию и Китай – 23 человека). Количество сайтов на фарси растет не менее быстрыми темпами чем количество иранских пользователей, а блогосфера на фарси, в которой насчитывается сегодня около 80 тысяч активных участников, признана одной из самых активных в Интернете. 

С одной стороны - эти показатели полностью опровергают домыслы об отсталости и изоляции Исламской Республики в современном мире. С другой – вовлеченный в интернетизацию всего и вся, Иран, точно также как и другие государства, вынужден стремиться к контролю над «всемирной паутиной» в собственной стране. Причем необходимо сразу подчеркнуть два обстоятельства: во-первых, стремление к контролю над интернетом является именно мировой тенденцией, а во-вторых, меры в этом направлении носят характер защиты собственной информационной и национальной безопасности, а не вызваны «мракобесием муллократии», как нас пытаются иногда уверить.

О том, что процесс ограничения носит характер именно мировой тенденции ярко продемонстрировала проходивший с 3 по 14 декабря в Дубае Всемирный конгресс по международным телекоммуникациям, организованный Международным союзом электросвязи (специальное агентство ООН). Россия, Китай и ряд арабских государств внесли в повестку конгресса предложения об усилении национального контроля за Интернетом, направленные против монополии американских компаний на распределение IP-адресов и имен доменов. Противники этой инициативы, в первую очередь США, обвинили Москву и Пекин в желании установить в Интернете цензуру. В итоге была принята компромиссная редакция регламента работы союза. В текст самого документа положения о регулировании Сети не были внесены. Но вместе с регламентом принята резолюция "Обеспечение безопасной среды для более активного развития Интернета". В ней каждому государству-члену предложено выработать собственную позицию по данному вопросу. Фактически это как раз то, чего и добивались сторонники национального регулирования – преодоления опасного для суверенитета и независимости государств американского диктата в области международных телекоммуникаций.

Политика ограничения доступа в Иране: все ли так строго и ужасно?

В мае 2001 высший руководитель Ирана аятолла Али Хаменеи издал указ под названием «Политика в отношении компьютерных сетей», в котором распорядился «сделать     доступ к глобальным информационным сетям только через уполномоченных лиц».    После этого Высший Совет культурной революции Ирана также принял ряд постановлений, закрепивших контроль над Интернетом в руках государства. Согласно принятому законодательству, все Интернет-провайдеры и Интернет-кафе должны получить лицензию от правительства.

31 декабря 2002 был издан «Декрет о конституционном комитете, отвечающем за определение несанкционированных сайтов». В нем, в частности, указывалось, что «в целях защиты исламской и национальной культуры создаётся комитет в составе представителей Министерства информации, Министерства культуры и исламской ориентации, гостелерадио, Высшего совета культурной революции для определения и передачи в Министерство информационных и телекоммуникационных технологий Ирана критериев несанкционированных веб-сайтов». 

В 2004 году в Иране был принят «Закон о наказании за преступления в области Интернета». Ответственность за мониторинг контента возложен на интернет-провайдеров, контент-провайдеров и провайдеров хостинга.  Согласно положениям современного законодательства Исламской Республики, чтобы получить лицензию интернет-провайдера, заявитель должен быть гражданином Ирана и не состоять в каких-либо незаконных организациях. Интернет-провайдеры не могут без лицензии использовать любой код для обмена информацией или предлагать какие-либо дополнительные услуги (например, IP-телефонию). Новое законодательство также регламентирует содержание веб-сайтов. Считается преступлением публикация в Интернете любого материала, противоречащего или оскорбляющего исламские ценности, Конституцию Ирана, ставящего под угрозу национальное единство страны, создающего положительный имидж незаконных организаций, разглашающего секретную информацию, содержащего рекламу курения, распространяющих ложную информацию в отношении должностных лиц.

Разумеется, данный закон подвергается резкой критике на Западе, как нарушающий права граждан на свободу информации и общения. Однако инициатива запрета на определенный контент в Интернете принадлежит отнюдь не иранскому правительству. О необходимости контролировать содержимое Сети первыми заговорила общественность США, педагоги и родители, обеспокоенные психическим здоровьем американских детей. В 1996 году Конгрессом США был подготовлен «Акт о нормах приличия в телекоммуникациях» (“Communications Decency Act”), согласно которому запрещалось размещение в Сети информации непристойного или откровенно оскорбительного характера. Впрочем, в процессе его принятия выяснилось, что он противоречит Первой поправке к Конституции США, и его действие было приостановлено. Тем не менее, многие страны ввели у себя практику фильтрации Интернета на государственном уровне.

Хорошо это или плохо? Как известно, «своя цензура — защита общества, чужая — запрет свободы». Но никто не станет отрицать того, что в современном мире политические конфликты все более решаются методами информационной войны. Бывший министр обороны США Дональд Рамсфельд 17 февраля 2006 года высказал об этом определенно: «В современных войнах самые главные баталии проходят не в горах Афганистана или на улицах Ирака, но в студиях новостей в таких местах, как Нью-Йорк, Лондон, Каир и    т.п.». Страны, которые не в состоянии создать мощного наступательного информационного оружия, вынуждены защищаться, хотя бы, например, в форме фильтрации контента Интернета. При этом очевидно, что защита особенно остро необходима в том случае, если страна исповедует собственную идеологию, ведет независимую политику.

Недавно США ввели односторонние санкции против ряда иранских должностных лиц, а также некоторых министерств и ведомств ИРИ. В «черный список» попали министр   связи и информационных технологий Реза Тагипур, министерство культуры и исламской ориентации и подчиненный ему совет по надзору за прессой, другие «ключевые физические лица и организации, несущие ответственность за применение цензуры в отношении иранского народа». Американская администрация, как говорится в     заявлении пресс-службы госдепартамента, намерена «продолжить поддерживать иранский народ в его стремлении защитить свои достоинство и свободы» и будет препятствовать попыткам Ирана создать электронный занавес, отсекающий страну от «свободного обмена информацией».

Пикантности данному обстоятельству добавляет тот факт, что практически одновременно было увеличено финансирование сайтов иранской оппозиции, зарегистрированных в США. Но даже не в этом суть. В Иране прекрасно помнят о том, как разоблаченная в 2007 году шпионская сеть, действовавшая «под крышей» западной косметической компании, использовала возможности Интернета для передачи шпионских сведений о военно-экономическом потенциале Исламской Республики. Не забыли там и о роли социальных сетей в ходе оппозиционных выступлений в июле-августе 2009 года, когда оппозиция пыталась опротестовать итоги президентских выборов. Совершенно свежий пример использования возможностей интернета для дестабилизации обстановки – октябрь прошлого года, когда в сети появились сообщения о столкновениях в Тегеране полиции и предпринимателей. Недавно в Иране блокировались сервисы Google, включая Gmail. Сделано это было с целью исключить просмотр  на YouTube оскорбительной для мусульман американской видео-поделки, вызвавшей бурные протесты жителей всех исламских стран, в том числе и ИРИ. Так можно ли порицать стремление властей оградить население страны от порождающих всплески насилия провокационных материалов?

В оценке «суровости иранской интернет-цензуры» нужно понимать то простое обстоятельство, что независимая политика Исламской Республики, твердое следование   её руководства национальным интересам, нежелание подчиняться окрикам из-за океана буквально бесят американских политиков, не дают им покойного житья. Против Ирана велась и ведется ожесточенная информационная война. Любое государство, поставленное в такие условия, будет вынуждено принимать меры по укреплению собственной информационной безопасности. На войне как на войне. Если кто-либо во всеуслышание грозит соседу поджечь его дом и проломить голову, то стоит ли возмущаться, что тот захлопывает перед ним двери?  Ведь и лицемерие должно иметь какие-то границы.

Невозможно же представить, чтобы, скажем, во время Второй мировой войны США, Англия или Советский Союз позволяли издаваться на своей территории нацистским газетам, транслировать фашистское радио и разбрасывать по городам листовки в призывом к населению свергать власти и встречать с цветами «освободителей». Какая может быть «гласность и открытость», когда речь идёт о жизни и смерти! В наше же время мощь информационного оружия возросла в сотни и тысячи раз. Испробованное Западом в Югославии, во многих странах постсоветского пространства, в Ливии и Египте, а в наши дни и в Сирии, оно всеми признаётся страшной разрушительной силой, способной вызвать в любом обществе патогенные явления, искусственный кризис, активизировать протестные настроения, посеять хаос, парализовать волю людей к сопротивлению агрессии. Именно информационному оружию западными стратегами отводится первостепенная роль в операциях по взлому национального суверенитета государств с неугодными режимами, разжиганию конфликтов и гражданских войн.

Интернет-технологии сегодня позволяют оппозиционерам всего мира делиться информацией, общаться и  координировать действия через такие ресурсы как Twitter, Facebook и YouTube. В прошлом году министерство финансов США отменило запреты, мешавшие этим  компаниям предоставлять частным лицам в Иране, Судане и на Кубе сервисы для просмотра интернет-страниц, ведения блогов, обмена электронной почтой и мгновенными сообщениями, участия в социальных сетях и размещения фотографий и видеороликов. Другими словами, разрешило снабжать местную политическую оппозицию, активистов и журналистов необходимыми инструментами взлома общественного спокойствия и безопасности.

Иран: собственная сеть в 2013 году

И у нас в России понимающее эту опасность большинство населения страны, по данным социологических исследований, высказывается за введение нравственной цензуры на телевидении и в интернете, требует поставить заслон духовному насилию над душами людей. В Иране от слов переходят к делу - здесь объявлена программа создания так называемого «халяльного», или «чистого», интернета, то есть национального интернет-пространства с более тщательной фильтрацией и мониторингом входящей информации. Но действуют в Иране не только запретами.

Сегодня в Исламской Республике практикуется популяризация национальных аналогов популярных за рубежом, но нежелательных на территории Ирана, интернет-ресурсов. Так, например, новый сайт Mehr, за которым стоит государственная компания "Телерадиовещание Исламской республики Иран", должен составить конкуренцию YouTube. Недавно был запущен популярный сайт по обмену видео – Aparat. Всячески рекламируется отечественная социальная сеть Cloob.  Важнейшей целью создаваемой внутренней сети можно предполагать стремление ограничить культурное влияние Запада, прежде всего на молодое поколение иранцев. Но не менее важной задачей является  безопасность компьютерных правительственных сетей от вирусного вторжения из США и Израиля. В Тегеране считают, что компьютерный вирус Stuxnet, нанесший ущерб Бушерской АЭС, направлялся хакерами одной из этих стран.

Только за минувший год кибер-война против Ирана «засветилась» в целом ряде эпизодов. В начале 2012 был обнаружен вирус Duqu, предназначенный для кражи информации. В апреле 2012 года опасная программа Wiper уничтожила все данные на компьютерах министерства нефти Ирана, причем следственные органы располагают сведениями о том, что вирус был занесен одним из сотрудников министерства. В мае 2012 года большое число компьютеров в государственных ведомствах и на предприятиях Ирана пострадали в результате очередной  кибер-атаки от компьютерного вируса Flame, о котором говорят как о вирусе "нового поколения". И под занавес 2012, в конце декабря глава департамента гражданской обороны провинции Хормозган заявил, что при помощи неизвестного компьютерного вируса было совершено нападение на системы автоматизированного управления электростанции и ряда других предприятий на юге страны.

Внутреннюю компьютерную сеть «национальный интернет» планируется развернуть к марту 2013 г. У Ирана есть отличные инженеры и программисты, поэтому неразрешимых технических проблем не предвидится. Не станет препятствием и торговое эмбарго:        всё необходимое оборудование способны поставить китайские компании. На сегодняшний день в этом направлении сделаны уже немалые шаги: в сентябре 2012 года заместитель министра по телекоммуникациям и технологиям Ирана Али Хаким-Джавади объявил о подключении всех правительственных агентств к внутренней государственной компьютерной сети, не имеющей соединения с глобальным Интернетом.

На втором этапе (до марта 2013 года) к "национальной сети" планируется подключить и обычных граждан.

Ну и кроме того Иран разрабатывает новое программное обеспечение для контроля сайтов социальных сетей. По словам генерала полиции Исламской Республики Исмаила Ахмади Могадама, новое программное обеспечение иранских разработчиков "призвано оградить иранцев от вредоносного контента, при этом не лишая их возможности наслаждаться всеми преимуществами Интернета". Опыт создания национальной интернет-сети, свободной от враждебной пропаганды, духовного дурмана и системного развращения, будет востребован в дальнейшем и другими странами, желающими сохранить политическую независимость и культурную идентичность. К этому опыту стоит присмотреться и России, народ которой не меньше иранского страдает от информационной агрессии и нравственного подавления со стороны США и западных стран.      

 

Геннадий Литвинцев, публицист, <b><i>Специально для Иран.ру</i></b>

Ещё новости

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарий

Подписка

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал для оперативного получения новостей.