Победа сирийской оппозиции станет концом христианства на Ближнем Востоке

24 декабря 2012
A A A


До начала кровавого противостояния в Сирии, на территории этой страны христиане чувствовали себя если не вольготно, то - приемлемо. 10-12-процентов христианского населения – значительно больше средней, 5%-й их доли, по Ближнему Востоку. Кроме того, Сирия полна святых мест, древних монастырей и храмов, а Дамаск является знаковым городом для всех христиан. Сирия – не только бастион светского арабского национализма и сопротивления диктату Запада, но и один из последних форпостов (наряду с Палестиной) ближневосточного христианства, которому в настоящее время всерьез угрожают радикальные исламисты. Борьба между Башаром Асадом и его противниками в Сирии из вооруженного противостояния политических группировок перешла в конфессиональную сферу. На стороне оппозиции сражаются боевики «Джабат аль-Нусра», одной из ветвей «Аль-Каиды», а также «Братья-мусульмане». Многие противники Асада уже не маскируются под демократов и либералов, в открытую говоря о создании в Сирии исламского государства. Соответствующая видеозапись была, к примеру, обнародована агентством France-Press. Шииты, алавиты, и другие конфессии, которые по мнению боевиков связаны с правительством Башара Асада, подвергаются жесточайшему прессингу, а их представители часто уничтожаются физически. Особенно тяжелым, прежде всего, в силу своей неоднозначности, является положение христианского меньшинства Сирии, составлявшего до начала вооруженного противостояния примерно 10% населения страны. Христиане, с одной стороны, воспринимаются радикальными исламистами как «проводники западного влияния», а с другой – как союзники правящего режима Башара Асада. Тот факт, что оппозиция сама получает поддержку Запада, христиан не спасает. В качестве, пожалуй, самой «прозападной» христианской общины на территории Сирии воспринимаются католики – «греки», мелькиты или «латиняне» (католики латинского образца). Возможно, по этой причине исламисты в ноябре осквернили древний храм святых Сергия и Вакха в городе Кара, похитив оттуда древние иконы, рукописи и даже облачения иереев. Попытались бандиты увезти с собой и фреску «Мадонна дель Латте», датированную двенадцатым веком, причем их не смутили довольно трудоемкие работы по отделению произведения искусства от стены. Только однозначная позиция жителей города заставила боевиков вернуть хотя бы часть награбленного. Акты вандализма в отношении христиан стали излюбленным «почерком» сирийских террористов. К примеру, те же католики пострадали 20 сентября с.г. – в этот день в городе Хомс была сожжена резиденция архиепископа. (На фото: боевик Свободной сирийской армии, держа украденный крест в одной руке и автомат в другой, облачившись в одежду священника, позирует на фоне похоронной машины после осквернения христианского храма в Хомсе) По всей видимости, за ту же «прозападность» были похищены 240 мелькитов недалеко от селения Раблех 24 сентября текущего года. Эта история закончилась для заложников лучше, чем могла бы – местным жителям, их родственникам и соседям удалось договориться с похитителями и освободить всю группу. Вряд ли в значительной мере католическому Западу стоит удивляться «неожиданно» негативной реакции даже официальных представителей этой конфессии по отношению к «мероприятиям» и активности повстанцев. Так, католическая монахиня Агнес-Мариам де ла Круа, настоятельница монастыря святого Якова, раз за разом выступает перед мировой общественностью с обвинениями в адрес оппозиции. Монахиня обличает самоуправство, варварство и жестокость радикальных исламистов. Впервые де ла Круа стала по-настоящему известна своим разоблачением информации западных СМИ, возлагавших ответственность за резню в городе Хула на администрацию Башара Асада. Более того, сам мелькитский патриарх Григорий III Лахам еще летом 2012 года называл 80% сообщений западных СМИ о ситуации в Сирии ложью. Патриарх указал и на то, что лозунги свободы и демократии, выдвигаемые оппозицией – не более чем ширма, за которой скрываются радикальные исламисты, лелеющие мечты о строительстве шариатского государства. Его святейшество последовательно обличает страны Запада, вмешивающиеся в ситуацию в Сирии, во всеуслышание говорит о финансировании и вооружении ими оппозиционных боевиков. Странная для стороннего наблюдателя, но вполне честная позиция патриарха, Церковь которого считается «прозападной». Не лучшее чем у католиков положение в Сирии и у немногочисленных протестантов. Их храмы, спокойно стоявшие при Асаде, разрушаются, а клир и прихожане уничтожаются. В частности, в октябре был убит священник одной из протестантских церквей по имени Сами. Вместе с пастором была расстреляна и вся его семья. Согласно данным Christian Aid Mission, преступление совершили все те же радикальные исламисты. А чуть позже, в ноябре, в Алеппо взрывом бомбы был уничтожен храм Евангелической церкви, ставший на время военных действий приютом для лишенных крыши над головой граждан. Что касается прихожан Армянской Григорианской Церкви, то происходящее с ними некоторые публицисты называют ничем иным, как «новым геноцидом армян». Общая численность данной общины на территории Сирии, по разным данным, составляет от 60 до 100 тысяч человек. Особенно пострадали от действий «сторонников демократии» армяне Алеппо, где на протяжении многих лет проживает самая большая их диаспора на территории страны. В октябре в этом городе была сожжена армянская церковь Сурб Геворк (святого Георгия), находившаяся в квартале Нор Гюх. По словам Жирайра Реисяна, представителя Берийской Епархии Армянской Апостольской Церкви, в юрисдикцию которой входит Алеппо, оппозиционеры намерено сожгли инвентарь храма, например, иконы. Помимо церкви от огня пострадали также библиотека, армянская гимназия «Месропян», начальная школа и детский сад. Боевики не ограничились постройками и в ходе данного «рейда» похитили также и 10 человек из армянской общины. Это – не единичный, и отнюдь не самый страшный случай... В августе 2012 года Сирию потрясла страшная новость об убийстве целой семьи армянских христиан в городе Замалка. Все эти люди были уничтожены поистине зверским способом – обезглавливанием. За время конфликта между властью и оппозицией только в Алеппо от действий исламистов погибли 40 прихожан Армянской Апостольской Церкви. В городе Дейр аз-Зор, где почти сто лет назад уже была страшная резня армян, учиненная правительством младотурков, террористами уничтожен Мемориал, посвященный жертвам той ужасной трагедии. Армяне вынуждены стремительно покидать Сирию. Если в 2010 году с просьбой получить гражданство республики Армении обратились только 422 сирийца, то в 2011-м – уже 3000, а только за первые три месяца 2012 года желание получить армянские паспорта изъявили 1500 человек. Всего в Армению из Сирии бежало 6000 граждан. Пожалуй, наиболее сильная и влиятельная христианская конфессия арабской республики, православная, представленная Антиохийским патриархатом (общая численность прихожан – до 1 миллиона 800 тысяч человек), также является «мишенью» для оппозиционных боевиков. В начале 2012 года православную общественность потрясло известие о гибели в городе Хама иеромонаха Василия Нассара, павшего от пули снайпера при попытке помочь раненому. А в октябре был убит настоятель храма пророка Илии города Катана, священник Антиохийского патриархата Фади аль-Хаддад. Сначала террористы похитили клирика, а затем убили выстрелом в голову. Антиохийская церковь на примере собственных священников и прихожан узрела результаты политики по поддержке сирийских оппозиционеров, проводимой западными странами. Неудивительно, что и недавно умерший патриарх Игнатий IV, и избранный на эту должность несколько дней назад Иоанн аль-Язиджи являлись ярыми противником иностранного вмешательства в дела арабской республики. Более того, православное духовенство активно пытается освобождать заложников, захватываемых боевиками. Известен успех в этом отношении священника Максима аль-Джамаля, которому летом текущего года удалось освободить из плена 63 человека. Активную позицию занимают клирики Антиохийского патриархата и за пределами страны, противостоя дезинформации и демонизации образа сирийского правительства и лично Башара Асада. Патриархат имеет множество прихожан в США, что делает такую работу еще более актуальной. Например, настоятель церкви святого Апостола Луки в Техасе протоиерей Филипп Ле-Мастерс неоднократно давал интервью местным СМИ, заявляя о неприемлемости для христиан прихода к власти в Сирии оппозиции. Как видим, сирийские христиане проявляют завидное единодушие в своем неприятии методов и идей оппозиционных политиков и боевиков. Каждая из конфессий серьезно пострадала от действий «сторонников демократии», грабящих храмы, похищающих и убивающих людей. В этой связи вызывает удивление позиция недавно избранного главы оппозиционного Сирийского национального совета Джорджа Сабра, христианина по вероисповеданию. Фактически, господин Сабра возглавил силу, которая угнетает и притесняет его единоверцев не по политическому, идеологическому или какому-либо другому, а именно по религиозному признаку. Впрочем, личность человека, называющего себя верующим христианином и, вместе с тем, на протяжении нескольких лет, разделявшего марксистскую идеологию, как представляется, таит в себе и ряд других, не менее интересных, противоречий… Что же предпринимают сирийские христиане в ответ на насильственные действия боевиков? Большинство из них вынуждено покидать собственные дома, в поисках более безопасных мест. Это неудивительно, так как исламисты, порой даже не скрывают своих намерений. Один из лидеров повстанцев, Аднан аль-Ур, например, в открытую высказывал желание разрезать христиан на куски и бросать собакам, чем изрядно «испугал» даже западную общественность, которая, впрочем, все равно осталась к заявлению безучастной. Ряд городов Сирии оказался полностью покинут христианским населением. Самый крупный из таковых – Хомс. По сообщениям очевидцев, из 85 тысяч христиан пригорода Хомса, Хамидийе, там на данный момент остаются лишь несколько десятков человек. Еще 9 тысяч христиан бежали из города аль-Кусайре, расположенного к западу от Хомса. Общее число христианских беженцев из сирийских городов насчитывает сотни тысяч человек. Так, согласно данным ордена францисканцев, только Хаму и Хомс вынуждены были покинуть 200 тысяч прихожан разных церквей. Алеппо в настоящее время потерял до 70% своего христианского населения. Беженцы делятся на два потока – один следует в Дамаск, другой – за границу, в Ливан. К слову, христиане этой страны также изрядно напуганы активностью сирийских оппозиционеров. Как заявил патриарх ливанских маронитов Башар Бутрос Раи, его община обеспокоена возможностью появления в Сирии исламского государства, в случае отстранения от власти режима Асада. Однако не все христиане хотят уходить из собственной страны. Антиохийский патриарх Иоанн аль-Язиджи заявил, в частности, что христианское население находится в Сирии потому, что эта земля ему принадлежит, и оно не оставит ее, несмотря на все проблемы. Некоторые сирийские христиане стали вооружаться, чтобы иметь возможность защищать себя и свои семьи от нападений бандитов. Особенно быстро этот процесс пошел после упомянутого выше сожжения резиденции католического архиепископа Хомса. Было сформировано сразу несколько групп самообороны. Вместе с тем, ряд конфессиональных лидеров высказался резко против такого шага своих прихожан. Имел место и более радикальный проект ответа христианского меньшинства на акции вооруженной оппозиции – создание христианской автономии. С такой декларацией выступила группа под руководством Аднана Чалма. Она призывала христиан Сирии отбросить в сторону все былые противоречия и объединиться перед лицом угрозы радикального ислама. По словам авторов декларации, приход к власти в стране исламистов станет концом не только сирийского, но и всего ближневосточного христианства. Впрочем, проект не был реализован по объективным причинам - христиане Сирии не только разобщены территориально и конфессионально, но и крайне слабы в военном отношении – большинство из них является интеллигентами или представителями мелкого бизнеса. Тем временем, противостояние в Сирии продолжается, а карательная активность исламистов в отношении христианского населения не сходит на нет. Что несет сирийским христианам будущее? Вариантов здесь немного. Большинство представителей самых различных церквей ясно понимают, что лишь существующее правительство и организованный с его участием национальный диалог способны обеспечить их безопасное проживание. Не скрывающие своих планов в отношении и «людей книги» и «зимиев», обязанных, согласно шариату платить подушную подать-джизью, радикальные исламисты вряд ли могут в современных условиях устраивать сирийских христиан. Победа оппозиции, скорее всего, увеличит поток христианских мигрантов из страны. Стоит отметить, что Сирия будет отнюдь не единственной «неблагоприятной» для христиан страной Ближнего Востока. Совсем недавно та же ситуация с массовой миграцией и чистками по религиозному признаку наблюдалась в Ираке, где до вторжения американских войск и воцарившегося вслед за ним хаоса, проживало 1 миллион 400 тысяч христиан. Сейчас их там лишь около 400 тысяч. Более того, в силу демографических и социальных причин, доля христиан относительно мусульман во всем ближневосточном регионе неуклонно снижается. Как правило, в среде интеллигенции и мелких городских торговцев, исповедующих христианство, уровень рождаемости значительно ниже, чем среди крестьян. Между тем, демографически «прирастает» регион по большей части селом, практически сплошь мусульманским. Если 100 лет назад принадлежащие к разным церквям жители составляли 20% от всего населения Ближнего Востока, то сейчас этот показатель равен лишь 5%. Огромный отток христиан произошел и в последние годы. Это связано с возросшей активностью радикальных исламистов. В Ливии из 60-тысячной христианской общины, жившей в стране при Каддафи, после гражданской войны осталась лишь половина. Стремительно редеет и коптская община Египта – только за прошлый год она лишилась 100 тысяч своих членов. Христиане уже не являются большинством в единственном на момент его образования христианском государстве арабского мира – Ливане. Если принимать во внимание уже упомянутый «исход» приверженцев религии Христа из Ирака, картина вырисовывается еще более яркая. При этом, до начала кровавого противостояния в Сирии, на территории этой страны христиане чувствовали себя если не вольготно, то - приемлемо. 10-12-процентов христианского населения – значительно больше средней, 5%-й их доли, по Ближнему Востоку. Кроме того, Сирия полна святых мест, древних монастырей и храмов, а Дамаск является знаковым городом для всех христиан, так как именно в нем был исцелен от слепоты и крестился, согласно Преданию, апостол Павел. Таким образом, Сирия – не только бастион светского арабского национализма и сопротивления диктату Запада, но и один из последних форпостов (наряду с Палестиной) ближневосточного христианства. Сложно сказать точно, что произойдет в случае крушения существующего в стране политического режима и прихода к власти радикальных исламистов, но можно с уверенностью констатировать, положение сирийских христиан кардинально поменяется в худшую сторону.
Антон Евстратов, <i>Специально для Иран.ру</i>

Ещё новости

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарий

Подписка

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал для оперативного получения новостей.