Переговоры по иранскому досье

04 апреля 2012
A A A


"Шестерка" посредников ждет от Тегерана согласия на полномасштабные инспекции МАГАТЭ всех ядерных объектов. "Поздно требовать от Ирана приостановить обогащение урана", - заявил на страницах The Boston Globe бывший главный иранский переговорщик по ядерной проблеме Хусейн Муссави Переговоры "шестерки" посредников (США, РФ, КНР, Франция, Великобритания и Германия) с Ираном пройдут в Стамбуле 13-14 апреля. Диалог, прерванный более года назад, может приблизить стороны к разрешению главного на сегодняшний день международного кризиса. США, как следует из заявлений госсекретаря США Хилари Клинтон, ждут от Тегерана конкретных действий. По ее словам, США приветствуют заверения иранского руководства о том, что ядерное оружие противоречит исламу, и поэтому Тегеран не разрабатывает его. "Если иранцы действительно привержены этому мнению, то они должны проявить открытость и убедить международное сообщество в том, что это не абстрактная позиция, а государственная политика", - сказала Клинтон. Она также подчеркнула, что "США, конечно, открыты для того, чтобы доверять такой позиции Ирана, но в то же время они хотели бы видеть конкретные действия, доказывающие такую позицию". По сути, речь идет о том, чтобы Иран согласился на полномасштабные инспекции МАГАТЭ всех своих ядерных объектов и замораживание программы обогащения урана на том довольно скромном уровне, на котором она сейчас находится. В противном случае политика санкций и иных видов давления будет нарастать. На этих же позициях стоят и союзники США по НАТО. Близкий, но не тождественный подход демонстрирует Москва. Как заявил в понедельник в Ереване министр иностранных дел России Сергей Лавров, подход "шестерки", согласованный несколько лет назад, подразумевает, что как только Иран убедит всех через верификацию МАГАТЭ в исключительно мирном характере его ядерной программы, он будет обладать всеми правами ядерного члена МАГАТЭ. Министр добавил, что если такое понимание есть, все санкции с Ирана должны быть сняты. Москва, естественно, против превращения Ирана в ядерную державу и хотела бы иметь соответствующие доказательства. Однако она признает за Ираном право на собственные исследования в ядерной сфере, которые соответствуют правилам МАГАТЭ и проводятся во многих других государствах. В этом контексте возможны и работы по обогащению под контролем международных инспекторов. С другой стороны Москва ясно дает понять, что потенциал санкций в отношении Ирана исчерпан, а любое решение по нанесению удара по Ирану будет заблокировано в Совете Безопасности ООН. Такого же позиции придерживается и КНР. Об иранской позиции позволяет судить статья в The Boston Globe бывшего главного переговорщика со стороны Тегерана по ядерному досье Хусейна Муссави. По его мнению, для того чтобы добиться прорыва на переговорах по иранской ядерной программе, продолжающихся уже 9 лет, необходимо признать за Ираном "его законное право на ядерную программу" и отказаться от требования прекратить обогащение урана. В свою очередь "посредники" должны получить абсолютные гарантии того, что Иран не делает атомное оружие, и возможность "устранить неясности в его ядерной программе в соответствии с требованиями Международного агентства по атомной энергии". "Уже поздно требовать от Ирана приостановить обогащение", написал Муссави, поскольку "он освоил технологию и начал эти работы в 2002 году, продолжая совершенствоваться в этой области". Учитывая, что Муссави также заявил о необходимости официально отказаться от санкций и попыток сменить власть в Тегеране, можно предположить, что статья во влиятельной американской газете – не экспромт отставного дипломата. Можно ожидать, что компромисс на переговорах в Стамбуле будет возможен в плоскости размена расширенных инспекций в обмен на признание права на работы по обогащению урана. При тех масштабных планах развития атомной энергетики, которые строит Тегеран, вряд ли он согласится отдавать на аутсорсинг производство топлива. В свою очередь все члены Совета безопасности, а также Германия, которые участвуют в переговорах, едины в том, что только инспекции дадут объективные доказательства отсутствия военного компонента иранской атомной программы. "Встрече предшествовал небывалый накал страстей и теперь сторонам, видимо, надо немного остудить ситуацию. Очевидно, что Обама не может и не хочет влезать в очередную войну. Тегеран также не хочет доводить противостояние до точки кипения, - заключил Геннадий Евстафев, ветеран СВР, хорошо знакомый с проблемами нераспространения. - Возможно, что встреча в Стамбуле даст некий позитивный результат".
Андрей Ильяшенко, "Голос России"
Источник: Голос России

Ещё новости

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарий

Подписка

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал для оперативного получения новостей.