Два года сложных испытаний для Ирана

23 октября 2018
A A A


4 ноября вступают в действие жесткие санкции США в отношении Ирана и тех стран, которые сохранят с ним торговые отношения. Вашингтон открывает новую страницу иранского досье. Государственный секретарь США Майк Помпео заявил, что это «будет важный день, когда в силу вступят совершенно другие правила в отношении тех, кто считает необходимым вступать в экономические отношения с Исламской республикой Иран».

Напомним, что Вашингтон в мае вышел из соглашения по ядерной программе Ирана и в одностороннем порядке заявил о грядущем вводе санкции против потребителей иранской нефти. Цель, как пишет одно американское издание, «вынудить Тегеран прекратить участие в региональных конфликтах в Сирии, Йемене и Ираке и закрыть программу разработки баллистических ракет». В этой связи министр финансов США Стивен Мнучин в Иерусалиме в интервью Reuters уточнил, что «иностранным государствам будет сложнее добиться исключений из режима санкций, направленных против экспорта иранской нефти, чем во времена Обамы», и предположил, что «санкции окажут значительное влияние на иранскую экономику в связи с уходом крупных компаний с иранского рынка из-за опасений перед ответными мерами США». По его словам, «экономическое давление на Тегеран в ближайшие два года будет очень велико». В то же время спецпредставитель США по Ирану Брайан Хук заявил, что Вашингтон готов заключить с Ираном альтернативную сделку по ядерной программе вместо Совместного всеобъемлющего плана действий.

Однако новое соглашение «должно не только учитывать все озабоченности Вашингтона по вопросам ракетной программы Тегерана», оно будет частью договора о нераспространении, так как «угроза ракетной программы Ирана становится все более опасной — в Йемене, Ираке, Сирии». То есть, набор требований к Тегерану носит широкий характер: от свертывания ракетной программы до «изменения поведения на Ближнем Востоке». На этом направлении американская дипломатия проводит активную работу, как со своими партнерами на Ближнем Востоке, так и с другими мировыми державами. Не случайно иранская проблематика стала одной из тем, которые помощник президента США по вопросам национальной безопасности Джон Болтон обсуждал в Москве со своими российскими визави. И так получается, по оценке германского издания "Sueddeutsche Zeitung", что «Болтон этот вопрос обсуждает как бы в пакете с предложением о прекращение действия договора о РСМД, что неизбежно приведет к новому витку гонки ядерных вооружений».

Все затягивается в единый сложный узел. Европейский союз не поддерживает выход США из иранской ядерной сделки. В ближайшие дни должен заработать механизм, который позволит Брюсселю, Москве и Пекину обойти американские ограничения по торговле с Ираном. В частности, речь идет о реанимации «блокирующего закона» 1996 года, который, например, запрещал европейским компаниям подчиняться американским санкциям в отношении Кубы. Если такой механизм действительно заработает, то действия Вашингтона в отношении Тегерана если и не будут сорваны, то заметно ослаблены. В то же время, учитывая, что часть европейских компаний стали свертывать свою деятельность в Иране, опасаясь оказаться под санкциями США, можно констатировать факт раскола в европейском бизнесе, нарушения баланса интересов партнеров в сфере внешней торговли. Помимо того, как полагают многие эксперты, «иранские санкции приведут к ралли по нефти, что удобно для экспортеров, но крайне неудобно для стран ЕС, которые являются нетто-импортерами энергоносителей — это удар по экономике ЕС».

Тегеран входит в альянс с Москвой и Анкарой на сирийском направлении. Брюссель не соглашается с российской позицией по Сирии, хотя по иранскому ядерному соглашению встал на сторону России, не приняв политику американского президента Дональда Трампа. США не готовы идти на соглашение по нормализации ситуации в Сирии до тех пор, пока оттуда не будут выведены иранские войска. Самая большая территория, расположенная на богатом нефтяными месторождениями северо-востоке страны, находится в руках курдов, которых поддерживает Вашингтон, но против чего резко выступает Турция. Ясно, что в такой ситуации Москва и Анкара, которые сами по разным причинам оказались под американскими санкциями, не будут выстраиваться в фарватере американской политики США. В этой связи китайское агентство «Синьхуа» предполагает, что Вашингтон продолжит давить на Анкару, чтобы она присоединилась к санкциям. Или начнет предлагать ей какие-то закулисные сделки.

Например, решит предоставить Турции определенное ограниченное освобождение от предстоящих санкций до марта будущего года, когда в стране должны будут состояться местные выборы. Но этого Анкаре недостаточно. Она заявляет, что не будет соблюдать американские санкции в отношении своего восточного соседа, поскольку «турецкая экономика пострадает от них». Но дело не только в этом. Вашингтон требует от Турции свертывания отношений с Россией, прежде всего в сфере военно-технического сотрудничества, настаивает на отказе от закупки российских зенитно-ракетных комплексов С-400. И опять-таки проблема не только в этом. Как пишет турецкое издание Milliyet, «Анкара сталкивается со «скрытыми угрозами», когда, по мнению бывшего бригадного генерала Наим Бабюроглу, «враждебные Турции глобалистские силы пытаются разделить нашу страну». По его же словам, «после Ирана, который сейчас является мишенью США, черед придет и за Турцией».

Тегеран, таким образом, стали превращать в главный источник роста напряженности на Ближнем Востоке. Но что дальше? Согласно CBS News, в ближайшие два года могут реализоваться несколько сценариев развития событий. Первый — сохранение статус-кво. Вашингтон вышел из ядерной сделки, но Иран остается частью ядерного соглашения наряду с Европой, Россией и Китаем. В случае сохранения статус-кво Тегеран будет настаивать на том, что США представляют собой преступный режим, в то время как Иран придерживается соглашений. Второй — Тегеран в силу ухудшения экономических условий и повышенного риска социальных волнений будет вынужден пойти на дипломатический диалог с американцами и пересмотреть ядерную сделку, как это произошло с КНДР. Третий — дестабилизация ситуации внутри Ирана с угрозой смены режима. Четвертый — Тегеран втягивают, помимо Сирии, прямо или опосредованно в еще один региональный вооруженный конфликт, в который будут вовлечены Саудовская Аравия, Израиль и США.  Наконец, пятый — для Вашингтона противостояние с Ираном может обернуться провалом. Но пока не только на Ближнем Востоке, также в сопредельных регионах, включая Закавказье, возрастают риски дестабилизации.

 Станислав Тарасов

Источник: https://regnum.ru/news/polit/2505755.html

Ещё новости

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарий

Подписка

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал для оперативного получения новостей.