Трамп - подарок судьбы для укрепления связей Ирана с Китаем и Россией

10 октября 2018
A A A


В понедельник, 8 октября, мир узнал о новой перипетии в ирано-американских отношениях, которые становятся, безусловно, центральным международным явлением, даже на фоне всяких «санкций» США, будь то против Ирана, России или Китая, или на фоне ответных шагов Ирана, России и Китая, направленных против Вашингтона. Как сообщает полуофициозная газета Tehran Times, Международный суд ООН начинает слушания по жалобе Тегерана против США относительно захвата активов Ирана. Слушания продолжатся до пятницы. В июне 2016 г., напомним, Иран объявил о том, что он подал официальную жалобу в Международный суд о взыскании почти 2 миллиардов долларов активов, замороженных в Соединённых Штатах. «Правительство Исламской Республики Иран официально пожаловалось на Америку в Международный суд за конфискацию и кражу 2 миллиардов долларов имущества Центрального банка. И потребовало осуждения антииранских действий Вашингтона и компенсации за ущерб», — заявил в то время президент Ирана Хасан Роухани.

Совсем недавно, 3 октября, вердикт Международного уголовного суда ООН (ICJ) по иску Ирана против США, поданному Тегераном ещё летом, в котором власти ИРИ утверждали, что выход Вашингтона из ядерной сделки и повторное введение односторонних санкций в мае нарушили договор 1955 г. между двумя странами, был частично положительным для Тегерана. Во временном постановлении по иску Международный суд потребовал от США приостановить санкции в отношении Ирана, связанные с гуманитарной помощью, сельским хозяйством, поставками запасных частей для гражданской авиации и соответствующими услугами, включая банковские каналы. Суд призвал США в соответствии со своими обязательствами по Договору о дружбе, экономическим связям и консульским правам 1955 г., снять любые препятствия из числа объявленных 8 мая 2018 г., в частности, не препятствовать свободному вывозу на территорию Ирана лекарств и медицинских изделий, продуктов питания и сельскохозяйственных товаров, а также запасных частей, оборудования и связанных с ними услуг (включая техническое обслуживание, ремонтные услуги и т. д.), необходимых для обеспечения безопасности гражданской авиации. «С этой целью Соединённые Штаты должны обеспечить, чтобы лицензии и необходимые разрешения выдавались и чтобы платежи и другие переводы средств не подвергались никаким ограничениям в той мере, в какой они касаются вышеупомянутых товаров и услуг», — говорится в постановлении. Суд единогласно предписал обеим сторонам «воздерживаться от любых действий, которые могут усугубить или продлить спор в суде или затруднить его разрешение». Суд далее подтвердил, что его «постановление о временных мерах… имеет обязательную силу» и тем самым создаёт международно-правовые обязательства для обеих сторон.

Эксперты понимают, что если уж по «санкционному делу» Международный суд ООН, чьё решение обязательно для сторон, принял сторону Ирана (пусть и частично), то в вопросе «замораживания» активов Центробанка ИРИ, а по сути, именно кражи чужого имущества и чужих денег, у США вообще нет никаких шансов добиться того, чтобы Международный суд вынес бы решение в пользу Вашингтона. Мировая общественность оживлённо реагирует на заявление экс-госсекретаря США Мадлен Олбрайт в интервью американскому телеканалу CNN, в котором, не побоимся этого высказывания, безжалостный палач Югославии двусмысленно назвала президента США Дональда Трампа «подарком Владимиру Путину», а президента России — «почти подарком Трампу». «И я думаю, что Трамп во многом является подарком Путину, в том смысле, что он пытается объяснить, почему мы должны иметь дело с этими европейцами или почему мы должны иметь какое-либо отношение к НАТО», — в частности, сказала Олбрайт, найдя при этом «противоречия» в том, как Трамп сотрудничает с союзниками по поводу антироссийских санкций, и тем, как американский лидер отзывается о своём российском коллеге. Кто кому подарок в паре Россия — США, вопрос не праздный и громадный, но то что Трамп и его администрация стали реальным подарком для властей и актуальных элит Ирана, нет никаких сомнений. Больше официозу Тегерана нет надобности излишне тратить средства и усилия, дабы показывать своей общественности фарисейство и лицемерие политики США в отношении Ирана, доказывать, что американцы целиком и полностью на стороне Израиля в многолетнем ближневосточном конфликте, и т. д. и т. п. Ибо все шаги Вашингтона — наглядная демонстрация иранофобии и поощрения антииранского (в широком смысле — антишиитского) терроризма. В дальнейшем любой антиамериканский шаг, будь то сугубо иранская инициатива или некая согласованная межгосударственная программа противостояния экспансионизму США, — всё это будет оправданно, причём в первую очередь именно с точки зрения международного права. Ведь потенциальных агрессоров следует превентивно нейтрализовать, не так ли?

С этой позиции не случайно, что 4 октября, после вердикта Международного суда по «санкциям», официальный представитель МИД России Мария Захарова полностью поддержала удар, нанесенный 1 октября Ираном по расположенным в Сирии объектам организаторов теракта в городе Ахваз, подчеркнув, что удар возмездия был осуществлён на законных основаниях. «Мы обратили внимание на сообщения о нанесении Ираном 1 октября ракетного удара по объектам базирующихся в Сирии на восточном берегу реки Евфрат организаторов теракта в Ахвазе. В этой связи отмечаем, что иранские военные в Сирии оказывают содействие в борьбе с международным терроризмом на законных основаниях, по приглашению сирийского правительства», — подчеркнула она. Это же не просто ответ Москвы на антииранские инсинуации, содержавшиеся в заявлениях представителя Пентагона США Шона Робертсона от 2 октября. Это ещё и возможный будущий ответ (или оценка) России на любые последующие антитеррористические удары Ирана там, где он действует против террористов на легитимной основе. А это не только Сирия, но и Ирак, как известно. Завтра-послезавтра же, как уже можно предполагать, таковой территорией, где удары Ирана (и не обязательно, что удары возмездия…) будут законными, станут Афганистан и те территории Пакистана, которые используются или могут использоваться террористами из группировок «Исламское государство» (ИГ) (организация, деятельность которой запрещена в РФ), «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и других. Как это всё взаимосвязано — могут спросить некоторые Фомы неверующие. А очень просто. Самые различные СМИ в течение всего дня 7 октября сообщали, что вертолёты, принадлежащие возглавляемой США коалиции, осуществили воздушную посадку вблизи города Эль-Ша'фех в юго-восточной местности сирийской провинции Дэйр-эз-Зор, в очаге, где были расположены террористы ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), и транспортировали оттуда ряд террористов разных национальностей, сообщает иранский ресурс Mehr News. А несколько дней назад «Международная коалиция» США провела воздушную десантную операцию на окраине деревни Эль-Мрашде, также в юго-восточной сельской местности провинции Дэйр-эз-Зор, вывезя оттуда ряд лидеров ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). При этом Mehr News напоминает, что «США и их союзники ранее уже неоднократно были замечены в осуществлении подобных действий и в поддержке террористов ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)».

По итогам же встреч и переговоров секретаря Совета безопасности РФ Николая Патрушева с секретарём Высшего совета нацбезопасности (ВСНБ) Ирана адмиралом Али Шамхани в течение 2017−18 гг., по итогам летних обсуждений на уровне глав спецслужб России, Ирана, Китая, Пакистана, Афганистана, а также Индии, вполне можно утверждать, что спецслужбы и Советы безопасности указанных государств прекрасно знают, что США и их союзники активно перебрасывают именно в Афганистан, по крайней мере, некоторую часть главарей и боевиков группировки ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и других террористических организаций. Соответственно, видимо, спецслужбы этих стран не сомневаются, а то и обладают оперативной информацией о том, что следующим театром «прокси-войны» истинные хозяева цепочки международного управляемого терроризма предполагают увидеть Центральную Азию с Афганистаном в качестве очага, а бывшим союзным республикам Средней Азии, ряду регионов Пакистана и Индии, китайскому Синьцзяну и т.д. отводится роль «периферийных арен», но с обязательной «проекцией» на распространение в Казахстан и соответствующие регионы России. Собственно, для подобной «программы» и нужно целиком и полностью контролируемое Закавказье «абсолютно без русских» истинным хозяевам всяких ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), «Аль-Каид» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), «Талибанов» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и тому подобное, как и выразителям сего политического заказа США — Израиля — в лице марионеточных «внутренних» партий, будь то в республиках Средней Азии, в закавказских республиках. Мы не считаем какой-то случайностью, что именно 7 октября иранский Меджлис (парламент) проголосовал за законодательство о присоединении к Конвенции о борьбе с финансированием терроризма (CFT). Дебаты по этому законопроекту начались с участием 268 законодателей, присутствовавших в парламенте. За законопроект проголосовали 143 депутата, против — 120. Пять депутатов воздержались, сообщает газета Tehran Times. Разве неизвестно, кого на протяжении 2014−18 гг. откровенно или завуалировано обвиняли и обвиняют в финансовой поддержке терроризма те же Иран, Сирия, Россия?

Честно говоря, в Иране шли внутренние дебаты, все ли международные подобного рода конвенции следует одобрять или нет, к чему присоединяться, а к чему — нет. Озабоченность иранцев понятна — большая часть международных конвенций чаще используется против конкретных стран, а не, допустим, против истинных инициаторов и спонсоров международного терроризма. Принятое же решение, чтобы стать законом, ещё должно пройти проверку на соответствие иранской Конституции в авторитетном Совете Стражей Конституции. Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф присутствовал в парламенте, чтобы защитить ратификацию законопроекта о присоединении к Конвенции по борьбе с финансированием терроризма. Перед голосованием он заявил: «Мы не можем дать гарантий, что, присоединившись к Конвенции, банковские проблемы будут решены, но мы можем дать гарантии, что если Иран не присоединится к законопроекту, Соединённые Штаты придумают предлоги, чтобы создать нам больше проблем». По словам Зарифа, без одобрения законопроекта даже у Китая и России как «стратегических партнёров» Ирана будут проблемы с банковскими операциями с Ираном. Министр иностранных дел Ирана рассказал, что глава Центрального банка России сообщила своему иранскому коллеге Абдолнассеру Хемати, что без вхождения в Конвенцию они не могут работать с Ираном: «Меджлису предстоит историческое решение … действовать в интересах нации и лишить любых будущих оправданий Соединенные Штаты по оказанию давления на Иран», — сказал Зариф парламенту, пишет Tehran Times.

Обратим внимание — МИД Ирана, призывая законодателей проголосовать за законопроект, фактически говорит и о том, что это — согласованный с РФ и КНР шаг. Чтобы ещё и ещё раз не возникало сомнений или бесполезных споров, приведём и обыкновенные логичные объяснения заинтересованности Москвы и Пекина в выводе Ирана из-под ударов и враждебных актов со стороны США и Израиля. Пресечь террористов, а значит — и финансирование терроризма задолго до того, как эта форма «прокси-войны» докатится до российской или китайской территории, на наш взгляд, вполне обоснованная база для нынешней и тактики, и стратегии поведения России и Китая как в связи с событиями на Ближнем Востоке (Сирия, Ирак), так и в отношении наглого поведения тандема США — Израиль, направленного на возбуждение иранофобии во всём мире. В той же логической канве, кстати, и заинтересованность самого Ирана в приостановлении, пресечении, а также нанесении превентивных ударов по американо-израильским «прокси-войскам» в лице террористов в Сирии и Ираке. А вот это свидетельство, хоть и будет без конкретных имён, тем не менее не меньшее основание, чем просто проба сил в построении логических конструкций, основанных на азах военной науки: «Оборону своей страны лучше начинать на территории потенциального противника». Дело в том, что Китай стоял за спиной Ирана ещё в самой первой фазе эскалации отношений между Вашингтоном и Тегераном. Тогда один из замминистра ИД Китая, в частном разговоре со своим однокурсником по ВУЗу в России, сказал: «Иран мы не сдадим». Частично, а может, и в целом, это тоже сыграло роль в безоговорочной поддержки Россией Ирана. Но очевидно главное: в плане того или иного противостояния экспансии США, происходит ли это на Ближнем или Дальнем Востоке, в акватории Индийского или Тихого океанов, в Афганистане, Средней Азии или в Закавказье, интересы Ирана, России и Китая совпадали и совпадают поныне. И, кстати, уже 7 октября, как сообщало агентство IRNA, зафиксирован первый… финансовый итог голосования по вопросу присоединения к Конвенции о борьбе с финансированием терроризма (CFT). Оказалось, что практически сразу после распространения информации курс доллара США и других иностранных валют в Иране существенно упал.

Несколько слов о том, как же в Пекине откликались на происходившее в Иране и вокруг Ирана в эти октябрьские дни. Официальное китайское информационное агентство Синьхуа сообщило, что с постепенным повышением цен на нефть на международных рынках значительная часть нефтяных санкций США против Ирана будет неэффективной. События на мировом рынке совсем не такие, как ожидали США. Официальные чиновники из Ирана также предупредили Вашингтон, что цена на нефть будет продолжать расти. Согласно отчёту Синьхуа, чем выше цена на нефть, тем ниже влияние американских нефтяных санкций на Иран со следующего месяца. Однако статистика, представленная Тегераном, показывает, что за последние 6 месяцев доходы от иранской нефти выросли на 16%. В течение финансового года правительство Ирана закрыло бюджет, учитывая цену на нефть 55 долларов США за баррель. Однако благодаря росту цены на нефть каждый баррель стоит больше 70 долларов США. Более качественная нефть продаётся за 84 доллара США за баррель. Отчёт Синьхуa показывает, что Иран должен был бы выпускать 2 миллиона 400 тысяч баррелей в день ежемесячно, но уже поставил более 100 000 баррелей в день дороже, чем раньше. Синьхуа указало на провал стратегий США по санкциям против Ирана и сообщило, что стратегии президента США Дональда Трампа подтолкнули к повышению цен на нефть до самого высокого уровня с 2014 г. Синьхуа также написало, кроме Южной Кореи, ни одна страна не прекратила покупать нефть из Ирана из-за давления и санкций США.

А с 7 октября пошли и тревожные публикации в западных СМИ. Так, американская еженедельная газета Baron, указав на новый раунд санкций, наложенных США на Иран с 4 ноября 2018 г., написала, что предстоящая война между Вашингтоном и Пекином будет войной за иранскую нефть. Согласно информации в американской газете, Китай, являющийся клиентом-покупателем ¼ иранской сырой нефти, стал центром глобального сопротивления односторонним действиям США против Ирана. По словам Стефана Бернока, аналитика нефтяного рынка Института PVM Oil, из-за напряжённых отношений между США и Китаем, как ожидается, Китай не будет отвечать требованиям США. Эта газета указала на приближающееся время новых санкций, введённых администрацией Трампа в отношении Ирана, и написала о нестабильности на новых и шатких рынках, добавив, что крупные покупатели нефти из Ирана уже против введения повторных санкций, но, учитывая транзакции в долларах и господство крупных частных компаний в европейской торговле нефтью, а также необходимость защиты ими своих интересов в США, вероятно, ЕС ничем в этом не сможет помочь. Пит Харол, который служил в администрации Барака Обамы и участвовал во введении санкций против Ирана и теперь стал членом Центра безопасности новой Америки, заявил: «У Китая лучшее положение, чтобы обойти санкции. У китайцев есть небольшие и средние нефтеперерабатывающие заводы, которые не известны правительству США. Пекин также имеет опыт покупки сырой нефти в своей собственной валюте, и в начале этого года он подписал контракты в нефтеюанях. По-видимому, Китай готов сократить импорт крупных государственных нефтеперерабатывающих заводов, таких как Sinopec, в качестве меры против вымогательства Вашингтона». «Основная цель состоит в том, чтобы не допустить конфликтов обеих сторон в санкциях в отношении Ирана. Но тем не менее эти санкции сами являются возможным источником конфликта», — заявил Майкл Харрисон, начальник департамента по Китаю в Евразийском экономическом сообществе. Еженедельная газета Baron в заключительной части анализа указала: «Маловероятно, что жёсткая позиция Трампа в отношении Ирана и Китая приведёт к преимуществам, которые он ищет».

А вот что сообщило агентство IRNA 8 октября со ссылкой на слова президента одной из крупнейших китайских компаний по перевозке нефти China Merchants Energy Shipping (CMES) Се Чуньлинь — данная фирма полностью прекратила закупку нефти в США из-за усиления конфликтов и напряжённой торговой войны между двумя странами. В связи с этим IRNA напомнило, что в прошлом месяце Китай также ввёл 10-процентный тариф на сжиженный природный газ из США в ответ на повышение тарифов на китайские товары со стороны США. Китай призвал свои нефтеперерабатывающие заводы и бизнесменов не покупать американскую нефть. Соответственно, покупатели заявили, что неизвестно, как долго это решение будет длиться. «До наступления торговой войны и повышения тарифов у нас были очень хорошие экономические отношения и деловые сделки с США, но теперь закупка и загрузка нефти из США полностью прекращены», — заявил Се Чуньлинь. Как сообщает авторитетнейший ресурс Bloomberg, Китай пытается заменить альтернативные нефтяные ресурсы из США на ресурсы из стран Западной Африки и уже может закупать 1 700 000 баррелей нефти в день в странах Западной Африки. К тому же и сохраняет свой углеводородный экспорт из Ирана и России.

Как видим, это уже не банальный спор США и Израиля о том, оставаться или не оставаться военным советникам Ирана в той же Сирии. Торговля нефтью и газом в масштабах даже только одних китайско-американских торгово-экономических отношений, к сожалению для прозападно настроенной части общественности любой страны мира, — это предтеча именно глобальной конфронтации, а не какой-то региональной локализированной «разборки». Так что мы получили как подтверждение слов главы МИД Ирана Зарифа о том, что присоединение Тегерана к Конвенции о борьбе с финансированием терроризма (CFT) — по сути, рекомендовано Россией и Китаем и согласовано с Москвой и Пекином. Но почему же тогда не все иранские депутаты были «за»? Предлагаем разобраться и с этим. Выступая в поддержку законопроекта, пресс-секретарь председательствующего совета парламента Бехруз Немати заявил, что правительство до сих пор выполнило 40 требований FATF (т.е. Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег — прим.), подчеркнув, что «если мы не примем конвенцию, мы фактически ничего не сделаем» в этом отношении. Он также отметил, что нужно принять необходимые меры, чтобы «не давать врагу никаких поводов для проступков». Депутат Мохаммад Дехган, выступая против законопроекта, заявил, что недавнее обесценивание иранского риала было вызвано выполнением правительством некоторых требований FATF: «Целью врага было оказать экономическое давление на Иран, что произошло из-за наивности правительства». Другой законодатель, поддерживавший законопроект, Мохаммад Фейзи заявил, что принятие правил FATF — это шаг к соответствию мировым стандартам по борьбе с терроризмом, добавив, что это также будет большим подспорьем для сохранения открытых каналов в международных финансовых системах. Но депутат Хоссейн Накави Хоссейни заявил, что лидер Ирана во время своей ежегодной встречи с парламентариями предостерёг против одобрения конвенций, навязанных Ирану врагами, добавив: «Мы все догадываемся, что он имел в виду под такими конвенциями». После голосования депутат Надер Газипур из Оромийе (Урмии) заявил, что утверждение FATF является «чёрным днём» для парламента. Он сказал, что на закрытом заседании парламента ранее в тот же день военные власти предупредили об опасности FATF, но правительственные чиновники настаивали на одобрении законопроекта, и «в конечном итоге позорный договор, такой как же, как Парижский договор (1857 г.), Гюлистанский договор (1813 г.) и Туркманчайский договор (1828 г.), был одобрен в парламенте».

Между тем пресс-секретарь Совета Стражей Аббас Али Кадходаи заявил, что пока рано комментировать содержание законопроекта, и Совет огласит своё мнение после тщательного рассмотрения законопроекта. Посол Ирана в Лондоне Хамид Байдинежад высоко оценил ратификацию законопроекта о FATF в иранском парламенте, заявив, что это является проявлением прозрачности и демократии. «После нескольких месяцев обсуждений Исламская консультативная ассамблея, в прозрачной и великолепной демонстрации демократии, одобрила присоединение Ирана к Конвенции о борьбе с финансированием терроризма», — написал Байдинежад в своём Twitter, завершает публикацию газета Tehran Times. Как можно заметить, контрдоводы противников присоединения Ирана к Конвенции CFT основаны на двух мощных факторах — предупреждениях Верховного лидера Исламской революции аятоллы Сейеда Али Хоссейни Хаменеи и негативном отношении «военных властей» ИРИ. Скорей всего, речь идёт о высшем командовании Корпуса Стражей Исламской революции (КСИР) и всеиранского ополчения «Басидж». Так или иначе, но заключение Совета Стражей Ирана, по всей видимости, будет делом нескорым и будет сопряжено с активнейшими дипломатическими зондажами с представителями не только внутрииранских фракций и течений, но и с представителями высшей власти России и Китая, коль скоро глава иранского МИД Зариф упоминал в парламенте о том, что имел соответствующие консультации с руководством российского и китайского Центробанков, МИДами РФ и КНР и так далее.

Как видим, конец 2018 г. заводит планету в ещё более «круто закрученный» сценарий, когда становится заметно, что полем для выяснения отношений будут не только территории тех или иных «спорных стран», или сфера добычи и поставок углеводородов на мировой рынок, но и самая таинственная и в то же время немаловажная сфера жизни для всех стран и народов, — финансы. С этой позиции трудно переоценить значение ожидающегося рассмотрения в Международном суде ООН иска Ирана к США о «краже» 2 млрд. долларов. Вашингтон не только у Ирана что-то крал и присваивал. Любой даже намёк на антиамериканский конечный вердикт Международного суда по этому иску Тегерана может сыграть роль судебного, да и политического прецедента — допустим, даже и для Китая, ведь разговоры о «китайском золоте Чан Кайши», увезённом «на хранение» в США, никогда не стихнут. Так что мир в ожидании новых гримас судьбы и политико-судебных виражей во взаимоотношениях Тегерана и Вашингтона. А значит — и в отношениях Россия — США и Китай — США.

 Сергей Шакарянц

Источник: https://regnum.ru/news/polit/2497122.html

Ещё новости

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарий

Подписка

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал для оперативного получения новостей.