Модель успеха: Иран, Россия, "Хезболла"

26 июля 2018
A A A


«Израиль должен благодарить сам себя и США за то, что пресловутый «шиитский пояс» – уже реальность, действующая независимо от того, будут рядом российские ВКС или нет».

Не успели комментаторы отойти от шока от того, что президенты России и США так ничего и не «обсудили» по поводу вывода из Сирии военных советников Ирана и шиитских добровольцев, как тут же пошли дипломатические угрозы Турции и рецидивы авиатак Израиля. При этом сирийская армия, военные советники из Ирана и России и дружественные режиму ополчения вполне успешно завершают «зачистку» от террористов Южной Сирии.

Повышенный интерес к южным провинциям понятен — две из них преимущественно населены друзами (Кунейтра и Сувэйда), а Деръаа — это то место, с которого была начата попытка Запада, Турции и Израиля по свержению законного правительства Сирии и которую первой оккупировали так называемые «умеренные оппозиционеры» с помощью десятков тысяч иностранных наемников. Кроме того, Деръаа и Сувэйда дают контроль над сирийско-иорданской границей, а Кунейтра обеспечивает также выход к Голанским высотам, оккупированным Израилем. Теперь на юге Сирии вне зоны досягаемости сирийского правительства и шиитских добровольцев остается лишь городок Эт-Танф (провинция Хомс) на стыке границ Сирии, Иордании и Ирака.

Сирия пока не в состоянии вернуть контроль над военной базой пресловутой «международной коалиции» под Эт-Танфом. Эта основанная в апреле-мае 2017 года спецслужбами США (при поддержке Иордании, Великобритании и Израиля) база активно используется западными и ближневосточными союзниками для военной подготовки представителей «умеренной оппозиции». В сущности — типичное «осиное гнездо» спецслужб отмеченных стран, да и база — не база, а тренировочный лагерь террористов.

Сейчас Израиль собирается эвакуировать из Сирии международных провокаторов из группировки «Белые каски». Причем, как утверждал 23 июля израильский премьер-министр Беньямин Нетаньяху, его просили об этом лично Трамп и премьер-министр Канады Трюдо. По сути, вывозят из Сирии прямых пособников террористов, а то и — именно террористов. «Белых касок» подозревают в постановочных съемках, например, химической атаки в городе Дума. МИД России рассматривает организацию как элемент информационной кампании против сирийских властей. Таков фон, на котором еще с 15 июля, т. е. за сутки до встречи Путин — Трамп, Израиль подвергает Сирию периодическим авианалетам.

Турция в американо-израильской связке

12 июля ВВС Израиля нанесли удар по сирийским военным объектам — и как раз в провинции Кунейтра, где идет успешная зачистка от террористов. Ракеты были перехвачены системой ПВО. 15 июля Израиль нанес ракетный удар по позициям сирийской армии в окрестностях аэродрома «Нейраб». Военным был причинен материальный ущерб. 22 июля ВВС Израиля атаковали сирийский военный объект в районе города Масьяф в провинции Хама, сообщило агентство SANA. В этом городе располагается научно-исследовательский центр. Отмечается, что объекту был нанесен определенный материальный ущерб. При этом сирийские и ливанские источники утверждают, что большая часть выпущенных ракет (три из четырех) была сбита сирийскими средствами противовоздушной обороны. После того как 4 израильских самолета были обнаружены радарами систем ПВО, они в срочном порядке стали покидать воздушное пространство Сирии. Сирийцы утверждают, что «обошлось без жертв».

В целом, понимая, почему вдруг Западу и Израилю понадобилось срочно эвакуировать свою агентуру из Сирии, а многие террористы идут на переговоры о сложении оружия и эвакуации в провинцию Идлиб, т. е. турецкую «Зону деэскалации», тем не менее хочется спросить — к чему Израилю бомбить или обстреливать ракетами именно сирийскую армию. Тем более если США, пусть и с оговорками, признали свое поражении в прокси-войне в Сирии? Дело, конечно, не в безопасном вывозе «Белых касок» — это отработанный материал, и вряд ли кого интересует на Западе и в Тель-Авиве. К тому же их «постановочные газовые атаки» были настолько неискусными, что разоблачения «жалоб» в Организации по запрещению химоружия (ОЗХО) привели к скандальным последствиям. И сейчас затруднительно сказать, останутся ли в живых руководители и активисты «Белых касок» — по закону жанра они должны кануть в небытие… А тут еще высшее мусульманское духовенство Сирии просит Россию содействовать в аресте «Белых касок» и проведении следствия по их провокациям. Но Западу и Израилю выгодней, чтобы никто никогда не нашел бы ни одного представителя «Белых касок» — а вдруг «заголосят» и выдадут своих хозяев и заказчиков?

 Не только Израиль продолжает наносить авиаудары по Сирии. С середины июля, т. е. — еще раз акцентируем внимание, как раз перед встречей Путин — Трамп, западная «международная коалиция» возобновила авианалеты и ракетные удары. Невооруженным взглядом заметно, насколько совпадают по дням авианалеты «международной коалиции» (99% ВВС США) с авианалетами ВВС Израиля. Авиация США и Израиля действует взаимосогласованно и скоординировано, и тут уж никакие ссылки «мы боимся Ирана или шиитов» не могут быть всерьез восприняты. По крайней мере, в Дэйр-эз Зоре — точно. Там, кроме сирийской армии, ополченцев, в том числе курдских и друзских, а также христиан (армяне и ассирийцы), да и американских баз, сейчас вряд ли кто есть.

Но при этом ведь не только стремительное развитие ситуации на юге или востоке Сирии пронизано «странностями». 21 и 22 июля средствами ПВО авиабазы «Хмеймим» уничтожены неизвестные БПЛА. Сопоставим: 1) израильтяне наносят ракетный удар по Масьяфу; 2) американцы наносят ракетный удар по Эс-Суса; 3) «некие силы» пытаются атаковать российскую базу «Хмеймим», а это уже — север провинции Латакия. Все эти атаки — в промежутке 21−22 июля. Причем откуда запускались боевые дроны против россиян — примерно понятно. Это — та самая турецкая «Зона деэскалации» в Идлибе, а также оккупируемые турками и протурецкими террористами части территорий провинций Латакия, Алеппо и Хама.

На наш взгляд, мы имеем дело — точнее, Сирия, Россия и Иран имеют дело — с четким доказательством взаимодействия против антитеррористической коалиции не только со стороны тандема США-Израиль, но и Турции. Власти Ирана приняли решение «молчать» в адрес Анкары по поводу участившихся случаев попыток инфильтраций через турецко-иранскую границу различных банд, пока не состоится трехсторонний саммит глав государств Ирана, России и Турции в Тегеране. Но, как показали упомянутые события 15−22 июля, турецкому президенту Эрдогану придется выслушивать малоприятные оценки не только от иранского руководства, но и от российского президента.

Понятно же, что идущие процессы взаимной эвакуации (пример — с юга уходят террористы и «умеренные», с севера — около 7 тыс. населения шиитских сел Эль-Фуа и Кефрая) — это результат многочисленных и трудных договоренностей и согласований между Сирией, Ираном и Турцией при «арбитражной» роли военных России. Тогда к чему же администрации Эрдогана «безголосно» присоединяться к авиатерроризму США и Израиля? Причем если американцы и израильтяне атакуют сирийцев или каких-то, пусть даже и «проиранских шиитов», то из зон турецкой оккупации атаки идут именно на российскую базу в «Хмеймиме»?

 Или еще вопрос: если уж Эрдоган взял на себя ответственность за «поведение» боевиков в зоне Идлиба, то чем он объяснит, что 20 июля, как заявлял начальник российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирий Алексей Цыганков, «ситуация в провинции Идлиб вызывает беспокойство, так как наблюдается активизация незаконных вооруженных формирований, примкнувших к террористической группировке «Джебхат ан-Нусра» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Были зафиксированы попытки боевиков прорваться в северную часть провинции Хомс. Боевики применяли террористов-смертников при нападении на позиции сирийской правительственной армии. Кроме того, с контролируемой боевиками территории были запущены ударные беспилотные летательные аппараты. Сирийские правительственные войска отбили атаки».

Так что туркам придется и России отвечать — чьи приказы продолжает исполнять Анкара в Сирии. Может быть, Эрдоган «купился» на то, что министры обороны России и Израиля договорились о более тесной координации между Армией обороны Израиля и российскими Вооруженными силами, дислоцированными в Сирии? Нелишне добавить — действительно, Либерман и Шойгу отдельно обсудили ситуацию на Голанских высотах, и именно — в связи с тем, что в провинции Кунейтра сирийцы и друзские ополченцы успешно выдавливают террористов. Разумеется, что перед телефонной беседой Либермана с Шойгу состоялся и телефонный разговор президента РФ Путина с премьер-министром Израиля Нетаньяху.

Но, во-первых, а какое отношение озабоченность Израиля о собственной безопасности и продлении оккупации Голанских высот имеет к тому, что ожидают или что не должны ожидать Эрдоган и протурецкие элементы в северной Сирии со стороны сирийского правительства и России? Во-вторых, если по действиям американской и израильской военной авиации Москва лишь напоминает, что, кроме нее и Ирана, все остальные иностранные военные в Сирии находятся незаконно, то разве Эрдоган не понимает, что попытки организации наступления боевиков на территориях вне идлибской «зоны деэскалации», не говоря уже — попытки атаковать базу «Хмеймим» беспилотнками, это уже совсем «другая разница», как говаривали в Одессе?

Трудно представить, что турецкий президент не понимал или не понимает — рано или поздно подобное поведение «умеренной оппозиции» и протурецких бандформирований приведет к тому, что Дамаск, Москва и Тегеран неприкрыто начнут требовать не просто интеграции Идлиба с остальной Сирией, но и — полного и безоговорочного ухода турок из всей северной Сирии. Поэтому немного неясно — на что рассчитывал Эрдоган, когда жестко, обращаясь к Сирии, Ирану и России, предостерегал антитеррористическую коалицию от наступления на провинцию Идлиб, но в то же время допустил (а то и — лично приказал) вновь попытаться совершить теракт против российской базы «Хмеймим»?

Ну, вот и получил ответ, правда, пока только планирующийся. 22 июля, т. е. после пресечения атак на «Хмеймим», поступило сообщение, что сирийские и российские военные обдумывают синхронные широкомасштабные наступательные действия на северной окраине провинции Латакия и западной части провинции Идлиб. Цель наступления — обеспечение полной безопасности российской авиабазы «Хмеймим» и других стратегических позиций Сирийской арабской армии. В ходе наступления планируется отвоевать все территории, которые удерживаются исламистами на равнине Аль-Габ вплоть до города Джиср аль-Шугур и границы с Турцией. Одновременно будет открыта линия фронта на северной окраине провинции Латакия. Наступательная операция начнется после завершения наступления на юго-западе Сирии.

 Курдский фактор для Эрдогана

Всё это Эрдогану точно надиктуют во время саммита трех президентов в Тегеране. Благо, что ополченцы-алавиты и шииты точно будут пользоваться поддержкой и иранских военных советников, и, не исключено, формирований ливанской партии «Хезболла». К тому же турецкий президент, столь озабоченный курдским вопросом, сейчас имеет отличную возможность видеть, как Сирия, Россия и Иран видят будущую реинтеграцию провинции Идлиб с остальной Сирией. Ведь пример сейчас показывают именно сирийские курды, торопящиеся семимильными шагами реанимировать стратегическое сближение с Дамаском, прерванное в 2015 году из-за сколачивания американцами пресловутых «Сирийских демократических сил» (SDF) при лидерстве организации «Курдские отряды самообороны» (YPG-YPJ).

20 июля из Сирии сообщили, что политическое крыло SDF (читаем: политическое крыло курдских YPG-YPJ) откроет свои представительства в провинциях Латакия, Дамаск, Хама и Хомс, в результате достигнутых по результатам очередных переговоров между SDF и сирийским правительством договоренностей. Мы не раз отмечали, что линия водораздела внутри сирийских курдов в вопросе отношения к Дамаску прошла после сделки США и Турции по городу Манбидж, когда курдские формирования были вынуждены оставить этот город. Тут, тоже, кстати, много непонятного. Турки обвиняют курдов во лжи, утверждая, что отряды YPG-YPJ так пока и не вышли из Манбиджа. Курды же утверждают, что турки еще не вошли в Манбидж, а лишь вместе с американцами патрулируют окраины города.

Но если перечислить события последних месяцев в сфере отношений курдского движения и Дамаска, в особенности после турецкой оккупации Африна, то стратегическая линия на сближение прослеживается весьма отчетливо. Предварительно договорились о вхождении курдских отрядов YPG-YPJ в Сирийскую арабскую армию, будет официально засчитываться даже выслуга лет. Под контроль сирийской армии передана часть территорий в городах Эль-Камышлы и Эль-Хассеке. На улицах уже не присутствует агитация с портретами лидера и основателя Курдской рабочей партии (PKK) Абдуллы Оджалана. В таких местностях и городах официально подняты сирийские государственные флаги, хотя в ряде мест не сняты и курдские знамена. Совместно будут использоваться стратегические объекты сирийской инфраструктуры: плотины Табка и Тишрин. На плотине Табка уже идут ремонтные работы. Она пострадала от авиаударов международной коалиции во главе с США. А ранее сообщалось, что сирийское правительство договорилось с отрядами YPG-YPJ и курдской «Партией Демократического союза» (PYD) обменивать нефть из месторождения «Аль-Омар» в Дэйр-эз-Зоре, которое подконтрольно курдам, на топливо в определенной пропорции.

 Конечно, реинтеграция курдонаселенной части Сирии с остальной страной именно в таком ракурсе — это пренеприятнейший сюрприз и для США с Израилем, и для Турции. Но повинны в этом только сами США, Израиль и Турция — ведь сколько веревочке не виться, а конец-то будет. Мы неоднократно предупреждали, что Африн и Манбидж выйдут боком этому своеобразному «тройственному союзу» Вашингтона, Тель-Авива и Анкары, и так оно и произошло. По крайней мере, в Сирии. Учитывая же, что Турция продолжает считать и отряды YPG-YPJ, и партию PYD чуть ли не «продолжениями» турецкой курдской партии PKK, узаконение (по сирийским законам) существования этих организаций и их пешмерга, да еще с приданием им статуса штатных подразделений Сирийской арабской армии — это крах всей политики Эрдогана по Сирии и курдам.

Стоит ли в этом случае удивляться, что именно 21 июля, по данным агентства «Kurdistan24», на границе Турции и иракских гор Кандиль происходили ожесточенные боестолкновения «между партизанами турецкой PKK и армией Турции». Согласно источнику, вначале атака турецкой армии была поддержана авиацией. Но пешмерга PKK дала жесткий отпор, ситуация переросла в затяжные эпизодические бои, а курдские партизаны удерживают свои позиции. Для Эрдогана, который недавно отпраздновал победу на выборах и громогласно заявлял об отмене чрезвычайного положения в Турции, такой поворот в развитии курдского вопроса в Сирии и безуспешная стычка со «своей» PKK на границе с Ираком, грозящая не слишком предсказуемыми последствиями, — новый кошмар. А вкупе с известиями о намерении Сирии и России провести наступление в провинциях Латакия, Хомс и Идлиб — это уже региональная катастрофа Турции. Но только ли Турции? Убеждены, что с крахом Анкары в Сирии параллельно будет «наблюдаться» и крах политики США-Израиля по Сирии.

 «Успешная модель сотрудничества»

Конечно, Израилю полегче — все-таки контакты на высшем уровне и между Министерствами обороны РФ и Израиля не прерываются. Поэтому, как сейчас пишут даже и в курдских источниках, сирийская армия и российская военная полиция будут размещены у границы демилитаризованной зоны между Израилем и Сирией. Это именно то, что хочется Израилю — непрохождение к Голанским высотам шиитских добровольцев. Кунейтра входит в юго-западную зону деэскалации, гарантами которой являются совместно Россия, США и Иордания. Судьба этой провинции решалась сначала в Москве на переговорах с Нетаньяху, а потом в Хельсинки на российско-американском саммите.

Как и в случае с территорией Каламун на ливано-сирийской границе, российская военная полиция навечно в Кунейтре не останется, и рано или поздно к Голанам подойдут если и не шиитские, то местные — друзские ополченцы, сохраняющие преданность Дамаску, что для Израиля — ничуть не меньшая «головная боль». И понятно также, что с освобождением Эт-Танфа на юге Сирии «совместное участие» США и Иордании будет не нужно. Тем не менее худшие дни Израиля в Сирии — это перспектива, пусть и не очень отдаленная. А вот туркам придется «потесниться» уже в самом скором времени, коль скоро вопрос нейтрализации боевиков в зонах турецкой оккупации в северной Сирии стал предметом обсуждений и совместных тактических разработок военных России и Сирии.

Рано или поздно в той же провинции Идлиб, как и на юге, подтвердится та истина, о которой еще в 2014 году и в последующие годы на Генассамблее ООН и иных разных форумах многократно говорил президент Владимир Путин — российские военные в Сирии взаимодействуют с теми, кто «в поле». Формулу успешности взаимодействия России с теми, кто «в поле», в текущем июле напомнил гендиректор иранского парламента по международным делам Хоссейн Амир-Абдоллахиян на встрече с послом Сирии в Иране Аднаном Хасаном Махмудом: «Тегеран, Москва, «Хезболла» — успешная модель сотрудничества в Сирии.

Сотрудничество между Тегераном и Москвой, а также усилия ливанской «Хезболлы» стали успешным опытом по установлению безопасности в Сирии и укреплению регионального мира». Перевод с дипломатического языка прост — российские ВКС разведывают и бомбят, а «в поле» переходят в наступление сирийцы, иранские военные советники и шиитские добровольцы. И если что-то «пойдет не так», то, видимо, эту формулу в действии могут ощутить на себе в полной мере турки. Израиль же должен сам себя и США благодарить за то, что пресловутый «шиитский пояс» уже — реальность, действующая независимо от того, будут рядом с Сирией, Ираном и шиитскими добровольцами российские ВКС или нет.

 Сергей Шакарянц

Источник: https://regnum.ru/news/polit/2454046.html

 

Ещё новости

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарий

Подписка

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал для оперативного получения новостей.