Что означало присутствие российских бомбардировщиков в Иране?

29 августа 2016
A A A


Спустя всего шесть дней после выполнения первых боевых заданий, 22 августа, министр обороны Ирана Хоссейн Дехган сообщил, что Россия прекратила использование авиабазы Хамадан. Кроме того, он раскритиковал Россию за разглашение информации об использовании иранской авиабазы российскими бомбардировщиками, увидев за ее поведением «неуважительное отношение и желание покрасоваться». Вскоре после этого Министерство обороны России распространило заявление, в котором сообщалось, что все самолеты, размещенные на базе в Хамадане, успешно выполнили свои задачи и вернулись в Россию. Таким образом, присутствие российских самолетов и выполнение налетов на террористические объекты в Сирии длилось всего шесть дней.

Этот эпизод привел к некоторым значительным изменениям в раскладе сил в регионе, поскольку все происходило на фоне примирения Турции с Израилем и Россией и улучшения турецких отношений с Ираном, а также на фоне роста напряженности между Турцией и Западом (впрочем, после визита вице-президента США Джозефа Байдена в Анкару 24 августа и фактической интервенции Турции на сирийской территории в тот же день сложности в отношениях двух стран уже не выглядят столь угрожающими).

 Напомним, что 15 августа 2016 г. российские бомбардировщики прибыли на иранскую авиабазу Хамадан, а на следующий день отправились на выполнение первых боевых заданий — наносить удары по объектам ИГ и Джебхата Ан-Нусра (в настоящее время — Джебхат Фатах аш-Шам) в сирийских провинциях Алеппо и Дайр-эз-Заур. С этого времени бомбардировки террористических объектов российскими войсками усилились: 19 августа были произведены три запуска крылатых ракет «Калибр» из Средиземного моря.

 Внезапный отход войск

 Вместе с объявлением об отводе российских самолетов с авиабазы Хамадан Тегеран также раскритиковал Москву за то, каким образом была преподнесена новость о размещении бомбардировщиков в Иране, и назвал это попыткой «продемонстрировать, что Россия является сверхдержавой и влиятельным государством, и закрепить свою роль в определении политического будущего Сирии. За разглашением этой информации видится неуважительное отношение и желание покрасоваться».

 

Всего за день до этого министр обороны Ирана называл использование Россией авиабазы Хамадан примером совместных усилий в борьбе с терроризмом в Сирии. Более того, на прошлой неделе представители иранского правительства оправдывали в парламенте присутствие российских войск в Хамадане и уверяли всех обеспокоенных, что это временное и взаимовыгодное решение. По всей видимости, к таким аргументам Тегерану пришлось прибегнуть, чтобы восстановить свою репутацию (как внутри страны, так и за ее пределами) после того, как решение о допуске российских военных на базу было осуждено влиятельными консервативными кругами Ирана.

 Однако главный сигнал, который был отправлен миру благодаря шестидневному предоставлению Ираном доступа России к своей авиабазе, заключался в демонстрации нового уровня российско-иранского военного сотрудничества и расширенных возможностей Москвы по проведению военных операций на Ближнем Востоке.

 Именно поэтому нельзя исключать использования иранских авиабаз или других военных объектов российскими ВВС в дальнейшем.

 Предыстория размещения

 По-видимому, окончательное решение о размещении российских бомбардировщиков в Хамадане было принято в ходе личной встречи Владимира Путина и Хасана Роухани в Баку 8 августа 2016 г. Однако официальные разъяснения по поводу доступа российских войск к иранской авиабазе были даны министерством обороны Ирана лишь спустя четыре дня после поступления первых сведений о таком шаге 15 августа. В течение следующей недели часть иранских правящих кругов и парламентариев Ирана высказала свое несогласие с принятым решением, поэтому иранским чиновникам (спикеру парламента Али Лариджани и председателю парламентской Комиссии по национальной безопасности и внешней политике Алаэддину Боруджерди) пришлось защищать и объяснять допуск России на авиабазу Хамадан. Таким образом, решение Ирана предоставить России свою авиабазу не было встречено однозначным одобрением внутри страны, и властям потребовалось некоторое время, чтобы убедительно изложить официальную позицию по данному вопросу.

 Главный сигнал, который был отправлен миру благодаря шестидневному предоставлению Ираном доступа России к своей авиабазе, заключался в демонстрации нового уровня российско-иранского военного сотрудничества и расширенных возможностей Москвы по проведению военных операций на Ближнем Востоке.

 

 20 августа министр обороны Ирана Хоссейн Дехган заявил: «Прием российских самолетов на авиабазе в Хамадане осуществляется в рамках взаимного сотрудничества и борьбы с террористами по запросу правительства Сирии». Далее он подчеркнул, что Россия может пользоваться базой столько, сколько потребуется, а также не исключил, что в случае необходимости Иран откроет России доступ и к другим базам.

 Судя по этому заявлению, первоначальная позиция Ирана заключалась в предоставлении российским войскам возможности находиться в Иране на неопределенный период с возможным расширением списка доступных авиабаз. Такая позиция ясно демонстрирует углубление военного сотрудничества между двумя странами и посылает сигнал всем тем, кто сомневался, что Россия и Иран способны договориться по таким вопросам, как сирийский кризис.

 Выгода для России

  Во-первых, размещение российских бомбардировщиков на авиабазе на территории Ирана сокращает время полета до целей на 60%, что, в свою очередь, позволяет налетам быть более гибкими и интенсивными. По мнению российских военных экспертов, размещение в Иране повышает эффективность дальних полетов в три раза, поскольку при таких расстояниях каждый бомбардировщик Ту-22М3 в состоянии взять на борт 20 тонн боеголовок и поразить четыре–пять целей за один полет. Все вместе это позволяет говорить о более активной фазе военной операции против ИГ и Джебхата Ан-Нусра на Востоке Сирии и в окрестностях Алеппо. На фоне продолжения стратегически важной борьбы за Алеппо поддержка российскими войсками с воздуха может стать решающим преимуществом для сирийской правительственной армии.

 Размещая свои бомбардировщики в Иране, Москва, с одной стороны, оказывает поддержку Тегерану самим присутствием российских ВВС на территории страны, так как это укрепляет военное сотрудничество между двумя странами, усиливает позиции Ирана в регионе и снижает угрозы военных действий против него. С другой стороны, в результате этого шага Россия получила рычаг влияния на Иран, поскольку взяла на себя частичную ответственность за действия Ирана в регионе.

 Это решение может также служить сигналом Западу о том, что Россия и Иран занимают согласную позицию по Сирии, что свидетельствует о союзе между Москвой и Тегераном, а также о новом уровне военного сотрудничества. Представители Ирана также отметили, что Тегеран готов предоставить России всю необходимую инфраструктуру для борьбы с террористами в Сирии. Такая открытость создает хорошую основу для дальнейшего расширения российско-иранского военного сотрудничества и может привести к дальнейшим «экспериментам» по предоставлению России доступа к военным объектам Ирана.

 Впрочем, не будем забывать, что Россия и Иран не во всем согласны относительно сирийского вопроса (в частности, по вопросу о будущем Б. Асада) и степени возможного компромисса с Западом и поддерживаемыми им повстанцами. Таким образом, укрепление военного сотрудничества между Россией и Ираном не означает, что в будущем ситуация не может повернуться вспять, когда стратегические цели обеих сторон будут либо достигнуты, либо трансформированы под влиянием изменений в региональном раскладе сил.

 Последствия для региона

 Основная мотивация, стоящая за решением Ирана допустить российские бомбардировщики на свою территорию, заключается в укреплении своих позиций в глазах возглавляемой США региональной коалиции, в частности, своих региональных противников — Израиля и Саудовской Аравии. И сигнал ушел адресату.

 Россия и Иран не во всем согласны относительно сирийского вопроса и степени возможного компромисса с Западом и поддерживаемыми им повстанцами.

 Очевидно, что Израиль был в курсе соглашения между Россией и Ираном, поскольку все, что касается Ирана, напрямую касается и Израиля. Поставка Россией Ирану ЗРК С-300 также беспокоила Израиль настолько, что Москве пришлось дать ему гарантии, что эти поставки не угрожают национальной безопасности Израиля. Кроме того, Израиль не мог не быть осведомлен о российско-иранском соглашении еще и в силу налаженного сотрудничества между разведслужбами России и Израиля. Не будем забывать, что Россия согласовала с Израилем отправку своих самолетов в Сирию в сентябре 2015 г. Частые личные встречи (четыре с сентября 2015 г.) и телефонные переговоры (десять звонков за 2015 г.) между В. Путиным и Б. Нетаньяху свидетельствуют о постоянном диалоге между двумя странами.

 Реакция Саудовской Аравии пока не последовала, но, скорее всего, она присоединится к позиции США. На данный момент реакция Вашингтона весьма сдержана, шаг Москвы в ней называют «прискорбным, но неудивительным».

 В свете недавнего восстановления отношений между Россией и Турцией можно смело утверждать, что турецкие власти были проинформированы о грядущем размещении российских самолетов в ходе визита президента Р. Эрдогана в Санкт-Петербург: такой шаг был бы логичным в контексте примирения между двумя странами и готовности к сотрудничеству в борьбе с терроризмом. Кроме того, появились неподтвержденные пока сведения о том, что США планируют вывести ядерное оружие с турецкой авиабазы Инджирлик в Румынию, а председатель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности России Виктор Озеров предложил Турции предоставить базу в Инджирлике российским самолетам, занятым в военной операции в Сирии. Подобное решение радикально бы изменило расстановку сил в регионе.

 Таким образом, присутствие российских бомбардировщиков в Иране мало кого могло удивить — как среди региональных игроков, так и среди глобальных, что подтверждает тот факт, что координация всех задействованных сторон (которая в большинстве случаев остается незамеченной для широкой публики) все же существует. И это не может не радовать.

 Интервенция Турции в Сирии. Поворотный момент?

  Недавнее решение Анкары о вводе войск на территорию Сирии придает сирийскому кризису дополнительную глубину, хотя число переменных в этом уравнении не изменилось. Фактически Турции, наконец, разрешили установить свою зону влияния вдоль турецко-сирийской границы, о чем в Анкаре мечтают с 2012 г. После того как в ноябре 2015 г. Турция сбила российский истребитель, Россия разместила на сирийской авиабазе Хмеймим новейший ЗРК С-400, тем самым де-факто установив бесполетную зону над значительной частью сирийской территории. Анкаре дали понять: турецкие самолеты в сирийском воздушном пространстве терпеть никто не будет.

 

Именно поэтому наступление Турции на Джераблус очень показательно. Ему предшествовали упреждающие авиаудары по городу со стороны истребителей Турции и других стран возглавляемой США коалиции. Таким образом, турецкие F-16 появились в сирийском небе впервые с момента размещения С-400 в ноябре 2015 г. Россия, по сути, сделала для Турции исключение в бесполетном режиме над некоторыми районами, что означает, что В. Путин и Р. Эрдоган достигли компромисса по Сирии, и Москва дала Анкаре зеленый свет. Иначе Турция не смогла бы запустить операцию «Щит Евфрата», особенно в контексте продолжающегося сближения России и Турции и укрепления сотрудничества между военными и разведывательными ведомствами двух стран. В обмен Анкара, скорее всего, согласилась быть более сговорчивой во взаимоотношениях с Б. Асадом. Все это говорит о том, что вряд ли Москва не была в курсе турецких военных планов и едва ли эти планы идут вразрез с интересами России.

Не стоит забывать, что абсолютный приоритет Анкары — не дать сирийским курдам взять под свой контроль границу, что позволило бы им контролировать территорию от Африна до Эль-Камышлы (т. е. около 70% турецко-сирийской границы). Войдя в Сирию, Турция не оставляет шансов на создание курдского государства на Севере страны (по примеру иракского Курдистана). Это вполне устраивает Россию, Иран и Сирию. Однако главный недостаток операции — нарастание конфликта между сирийскими курдами, представляемыми Демократическими силами Сирии (SDF), и бойцами, поддерживаемыми Турцией.

  Войдя в Сирию, Турция не оставляет шансов на создание курдского государства на Севере страны. Это вполне устраивает Россию, Иран и Сирию.

 Р. Эрдоган объяснял ввод войск в Сирию борьбой не только с ИГ, но и с курдским ополчением, которое Анкара воспринимает как часть Рабочей партии Курдистана (PKK), считающейся в Турции террористической организацией. Это еще больше усложняет взаимоотношения Турции с США, так как Вашингтон делает ставку на курдов, видя в них наиболее эффективную силу в борьбе с террористами в Сирии и снабжая их военной и финансовой помощью. Кроме того, операция Анкары совпала с визитом в Турцию вице-президента США Джозефа Байдена. В ходе визита Джозеф Байден в целом поддержал решение Анкары и направил курдам ультиматум, требуя уйти на восток от Евфрата и угрожая прекращением американской поддержки. Данное заявление, вероятно, приведет к большому напряжению в отношениях между США и сирийскими курдами.

 В этой связи было бы неверно считать, что турецкая наступательная операция в Сирии не согласуется с интересами России. Россия поддерживает отношения, как с Турцией, так и с сирийскими курдами и, в отличие от США, особо не вкладывалась в курдов, что дает Москве пространство для маневра. Более того, согласно некоторым сведениям, многие курдские ополченцы передислоцировались в Джераблус, покинув свои позиции в Алеппо, что упростило задачу российским войскам и Сирийской арабской армии, действующих в регионе, в т. ч. позволив им развернуть гуманитарную операцию.

 Таким образом, говорить о новых напряжениях между Россией и Турцией было бы преждевременно, равно как и об общем ухудшении положения в Сирии после турецкой интервенции. В действительности впервые за несколько лет практически все ключевые игроки (Россия, Иран, Турция, Сирия и в меньшей степени США) объединились вокруг чего-то кроме борьбы с терроризмом — вокруг сохранения целостности Сирии и непредоставления курдам возможности получить автономный статус. Вполне хороший результат для начала.

http://russiancouncil.ru

 

Алексей Хлебников, эксперт по Ближнему Востоку и российской внешней политике
Источник: Iran.ru

Ещё новости

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарий

Подписка

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал для оперативного получения новостей.