Станислав Тарасов: "Азиатский жар": Россия, Турция и Иран могут создать военно-политический альянс

22 ноября 2010
A A A


Лиссабонский саммит с участием глав государств и правительств 29 стран-членов НАТО, а также саммит Россия - НАТО, могут стать самыми важными событиями за всю 61-летнюю историю НАТО. Так охарактеризовал этот форум генеральный секретарь организации Андерс Фог Расмуссен. По его словам, "впервые НАТО и Россия будут сотрудничать". Действительно, альянс официально пригласил Россию к участию в проекте создания европейской ПРО. "Мы закладываем фундамент для новых связей между 29 странами, которые раньше не были возможны", - констатировал Расмуссен. В ближайшее время стороны начнут согласовывать детали будущего сотрудничества на этом направлении. Отчет о проделанной работе будет готов в июне, к моменту встречи министров обороны России и НАТО. В этой связи президент РФ Дмитрий Медведев озвучил на пресс-конференции в Лиссабоне принципиальную позицию России: "она готова сотрудничать, но на строго определенных условиях и, прежде всего, при равноправном участии". В то же время Россия считает, что идея противоракетного щита нуждается в доработке. По словам Дмитрия Медведева, "прежде всего сами европейские страны должны разобраться: где их место, как будет выглядеть в конечном счете идея противоракетной обороны". Исходя из этого "Россией была сформулирована целая совокупность идей о том, каким образом ей участвовать в европейской ПРО". Москва выступила с предложением рассмотреть вопрос и о создании так называемой секторальной ПРО. Этот термин расшифровывается военными экспертами следующим образом: Москва готова сбивать любую ракету, которая полетит в направлении Европы через ее территорию или закрепленный за ней сектор ответственности. В равной степени НАТО берет на себя обязательства по своему сектору или секторам прикрывать Россию. В то же время напомним, что ранее и Париж выступил с проектом создания так называемого второго оборонительного европейского кольца, в которое могут быть включены, наряду с Россией, Украина и Турция. Существует также проект, с которым 8 июня 2007 года на саммите "восьмерки" в Хайлигендамме (Германия) выступал президент РФ Владимир Путин. Он предлагал взамен отказа США от размещения элементов ПРО в Восточной Европе рассмотреть вариант размещения противоракет в Турции или же на кораблях ВМС США. Кстати, тогда глава России не исключал возможности использования в новой системе ПРО российских РЛС, в том числе и Габалинской РЛС в Азербайджане. Какому варианту по созданию совместной ПРО будет отдано предпочтение? Как заявил в Лиссабоне президент РФ Дмитрий Медведев, Москва тщательно изучала возможные сценарии развития событий, поскольку речь, с одной стороны, идет о решении технических проблем обеспечения общей безопасности, с другой - об изменении общей идеологии НАТО, что предполагает выбор как нового внешнеполитического курса России, так и ее новое геополитическое позиционирование в мире. Если, к примеру, секторальные системы ПРО не совпадут с линиями разграничения РФ и Североатлантического альянса, то ситуация по линии взаимоотношений Запад - Восток изменится качественным образом. Особенно по части оценок угроз со стороны так называемых "стран-изгоев" - Северной Кореи и Ирана, - под предлогом которых и развивалась в последние годы идея глобальной ПРО. Турция, к примеру, настояла на том, чтобы в заключительном документе саммита НАТО в Лиссабоне Иран был исключен из упоминания в качестве "потенциального врага Запада". В свою очередь президент России Дмитрий Медведев на саммите прикаспийских государств в Баку провел личную встречу с президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом. Можно предполагать, что отныне Иран более активно начнет подключаться к переговорному процессе по ядерной проблематике. Причин несколько. Первая: Североатлантический альянс переживает не самые лучшие времена. Еще весной нынешнего года по заказу НАТО члены комиссии независимых экспертов во главе с бывшим госсекретарем США Мадлен Олбрайт провели специальное исследование перспектив альянса. Комиссия Олбрайт констатировала: если лидеры НАТО не найдут новую формулу взаимодействия с региональными центрами, в том числе с Россией или Ираном, "альянс прекратит свое существование за ненадобностью". "Когда в 2005 году альянс начал крупномасштабную операцию в Афганистане, ее называли проверкой "новой НАТО", и, в целом, она эту проверку не прошла", - заявил и директор британского Королевского института стратегических исследований RUSI Майкл Кларк. Ранее аналогичную мысль высказывал и президент Франции Николя Саркози. Поэтому подключение Ирана к процессам афганского урегулирования- что невозможно без вывода его из международной изоляции - требование времени. Вторая причина: по мнению бельгийского издания European Council on Foreign Relations, неудачной оказалась и попытка США переключиться на Иран и еще восточнее - на Пекин. В конечном счете, Тегеран и Пекин стали только усиливать свои геополитические позиции и могли потенциально вступить в стратегический альянс. Вдобавок росла и региональная роль Турции, которая, оставаясь членом НАТО, стала активно осуществлять дрейф в восточном направлении. Дело дошло даже до того, что, как сообщала турецкая газета "Акшам", Анкара готова была рассматривать идею о создании самостоятельной ПРО. Причем предложения, как заявил советник по оборонной промышленности Мурад Байар, были получены от России (С-400), Китая (FD-2000), США ("Пэтриот"), и совместно от Франция и Италия (Samp-T). Таким образом, Европа, опасающаяся - в силу разных причин - принять в свои ряды Турцию, стала ощущать "азиатский жар" уже у своих границ. Для Брюсселя становится все более очевидным факт, что проблемы безопасности внутри континента могут решаться с участием только России и Турции - на бывших стыках империй, где кровоточат конфликты, как в Восточной Европе, так и на Кавказе. Поэтому возникновение эффективной системы региональной и глобальной безопасности, способствующей снижению напряженности как внутри Европы, так и на ее границах, выгодно ЕС и НАТО. Но было бы ошибочно предполагать, что речь идет об игре в одни ворота. Турция, вступая через НАТО в военно-политический альянс с Россией, налаживая партнерство с Ираном, укрепляет и свое новое геополитическое положение. Более того, ее союз с Россией и Ираном на кавказском направлении может стать стабилизирующим фактором в этом регионе мира. Выигрывает и Россия. Прежде всего, по договоренности с альянсом, в ее "зону стратегической ответственности" могут быть отнесены Закавказье и некоторые страны на Ближнем Востоке. Во-вторых, она будет вправе рассчитывать на создание и упрочение нового экономического фундамента во взаимоотношениях с Западом, что - помимо военно-технического сотрудничества - создаст еще одну опорную точку для развития политического диалога, как на двусторонней, так и более общей основе. Так что после саммита НАТО в Лиссабоне появляется исторический шанс начать новый отчет времени. "На сегодняшний день наши отношения стали гораздо ближе и гораздо более прозрачными, более предсказуемыми, наводит на мысль о том, что потенциал этих отношений абсолютно не исчерпан, - отметил в Лиссабоне Дмитрий Медведев.- И я надеюсь, что сближение наших подходов по всем позициям будет продолжено. В этом плане, после этого саммита, я больше оптимист, чем был до того". Источник:"regnum"

Ещё новости

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарий

Подписка

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал для оперативного получения новостей.