Иранцы выбирают третьего

12 мая 2005
A A A


борьба за власть В Иране началась регистрация кандидатов на президентские выборы, намеченные на 17 июня. В числе более 20 претендентов на высший государственный пост заявку на регистрацию подал и председатель влиятельного совета по определению целесообразности принимаемых решений Ирана Али Акбар Хашеми-Рафсанджани, который уже занимал пост президента в 1989-1997 годах. Между тем цена предстоящих выборов как никогда высока: иранцам предстоит сделать выбор не столько между консерваторами и реформаторами, сколько между миром и войной. Реформаторы против консерваторов Согласно статье 35 закона о выборах президента Ирана, кандидат должен быть "иранцем по происхождению и гражданству, уважаемым религиозным и политическим деятелем, компетентным, добродетельным, привержен принципам исламской революции и учению официальной религии (шиитская ветвь ислама.– Ъ), а также должен иметь хорошую репутацию". Предстоящие выборы президента Ирана станут девятыми после исламской революции 1979 года. На сегодняшний день уже более 20 человек решили, что они отвечают всем предъявляемым требованиям, и подали заявки на участие в выборах. Среди них есть даже женщины, хотя они, согласно местным законам, не могут претендовать на президентский пост. Впрочем, шансов побороться за пост президента крайне мало и у большинства кандидатов-мужчин. Согласно правилам, претендентам еще предстоит пройти утверждение наблюдательным советом Ирана. В состав этого органа власти входят 12 наиболее видных представителей шиитского духовенства, которых назначает непосредственно духовный лидер страны аятолла Али Хаменеи. Наблюдательный совет считается одним из оплотов клерикалов, и этот барьер преодолеют немногие. Так, в ходе предыдущей предвыборной кампании 2001 года в Иране было зарегистрировано 814 кандидатов в президенты, но наблюдательный совет утвердил лишь 10 из них. Тогда в число счастливчиков попал и президент Мохаммад Хатами, который считается лидером иранских реформаторов. На сей раз сторонникам реформ придется гораздо сложнее. Закон запрещает занимать пост главы государства более двух сроков подряд, а именно столько отсидел в президентском кресле господин Хатами. Когда в 1997 году он пришел к власти, его поддержало подавляющее большинство избирателей. Президент-реформатор обещал людям либерализацию экономики и ослабление религиозного контроля над обществом. Однако за восемь лет его президентства успехи на этом поприще оказались крайне незначительными. Реформировать политическую систему Ирана господину Хатами не позволило консервативное духовенство во главе с аятоллой Али Хаменеи. Либерализовать экономику также не вышло: безработица и инфляция растут, иностранные инвестиции в Иран так и не пришли – из-за фактической международной изоляции страны. В результате за месяц до выборов реформаторы стоят перед трудной задачей – найти кандидата, способного достойно противостоять консерваторам. По мнению экспертов, лагерь реформаторов вполне мог бы возглавить бывший премьер Ирана Мирхоссейн Мусави. Он пользуется авторитетом в обществе за солидный вклад в развитие экономики страны. Как утверждают местные СМИ, президент Хатами еще в прошлом году предложил господину Мусави баллотироваться на выборах. Однако тот отказался от предложенной ему чести. Неделю назад Мохаммад Хатами повторил попытку. На этот раз экс-премьер был менее категоричен. Правда, обставил свое согласие невыполнимыми условиями. В частности, он потребовал переподчинить президенту силы охраны правопорядка Ирана. Между тем все правоохранительные органы и вооруженные силы Ирана подотчетны только духовному лидеру, и аятолла Али Хаменеи не собирается делиться своими привилегиями. Срок регистрации кандидатов в президенты истекает в субботу, так что время у реформаторов пока есть. Сейчас они рассматривают в качестве кандидатов на президентский пост экс-спикера парламента Мехди Каруби и бывшего министра высшего образования Мустафу Моина. Консервативное духовенство, главный противник реформаторов, пока также не определилось с единым кандидатом. Реальные шансы возглавить консервативный лагерь имеют по меньшей мере три человека. В первую очередь речь идет о двух советниках духовного лидера: бывшем главе МИД Али Акбаре Велаяти и экс-председателе государственного телеканала "Седа ва сима" Али Лариджани. Кроме того, о своих политических амбициях заявил и бывший шеф сил охраны правопорядка Мохаммад Бакр Калибаф. Третья сила Впрочем, не исключено, что старания как реформаторов, так и консерваторов завоевать доверие избирателей окажутся тщетны. Во вторник вечером о решении выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах объявил председатель влиятельного совета по определению целесообразности принимаемых решений 71-летний Али Акбар Хашеми-Рафсанджани. Он уже занимал президентский пост два срока подряд с 1989 по 1997 год. После паузы закон не возбраняет ему еще раз побороться за это кресло. "Выдвинуть кандидатуру на выборы 17 июня было самым трудным решением в моей жизни",– заявил господин Хашеми-Рафсанджани после регистрации. Этот нелегкий выбор он объяснил желанием противостоять "усиливающимся деструктивным тенденциям, препятствующим позитивному развитию страны". Можно только догадываться, что экс-президент подразумевает под "деструктивными тенденциями". Карьера Али Акбара Хашеми-Рафсанджани показывает, что он является крайне неоднозначной фигурой. Так, в начале 80-х годов он был самым ярым в Иране сторонником войны с Ираком до победного конца. А в 1988 году именно он убедил тогдашнего духовного лидера страны аятоллу Хомейни подписать с Багдадом соглашение о прекращении огня. Долгое время господин Хашеми-Рафсанджани выступал за твердое следование заветам своего учителя – аятоллы Хомейни. Однако, заняв пост президента в 1989 году, всего через месяц после смерти наставника стал проводить курс на постепенную либерализацию экономики и даже сближение с США, которые покойный аятолла называл не иначе как "всемирным сатаной". "Он гибкий, как бамбук, и изворотливый, как кошка",– еще четверть века назад говорили о нем в Тегеране. Несколько лет назад вокруг Али Акбара Хашеми-Рафсанджани стали группироваться так называемые прагматики. Представители этого лагеря были недовольны закостенелостью иранского общества, которое поддерживают клерикалы. В первую очередь их беспокоила экономическая стагнация страны. Вместе с тем прагматики не разделяют устремлений реформаторов, которые помимо либерализации экономики предпринимали попытки (правда, безуспешные) изменить политическую систему Ирана. По убеждению сторонников господина Хашеми-Рафсанджани, созданная отцом исламской революции аятоллой Хомейни государственная структура не мешает экономике нормально функционировать. Надо лишь чуть-чуть помочь ей в этом, ни в коем случае не реформируя политическую систему. Надежда Ирана Тем временем международная ситуация требует от иранцев нестандартных решений. После того как США включили Тегеран вместе с Багдадом в "ось зла", а затем и оккупировали Ирак, над Ираном нависла реальная угроза американского вторжения. В последнее время главной проблемой стала иранская ядерная программа. Евросоюз уже второй год безуспешно пытается убедить Тегеран открыть ее для международных инспекций и отказаться от намерения разработать полный цикл обогащения урана. Иран считает это ущемлением своих суверенных прав и отказывается принять условия европейцев. Все это играет на руку США, которые обвиняют иранцев в попытке создать ядерное оружие. Вашингтон настаивает на скорейшей передаче дела в Совет Безопасности ООН, который, по сценарию США, должен ввести против Тегерана международные санкции. История с Ираком Саддама Хусейна в свое время начиналась аналогичным образом. Возможно, реформаторы могли бы повести себя более гибко и спасти ситуацию. Однако за восемь лет президентства Мохаммада Хатами они так и не получили реальную полноту власти. Аятолла Али Хаменеи и его ближайшие сторонники пресекали все их начинания, призванные успокоить Запад. В этой ситуации Ирану как воздух нужен сильный и гибкий лидер, который был бы в состоянии договориться, с одной стороны, с американцами, а с другой – с клерикалами. Именно Али Акбар Хашеми-Рафсанджани идеально подходит на эту роль. Для Вашингтона важно, что он пользуется авторитетом в Иране и выступает за интеграцию страны в мировое сообщество, а главное – имеет действенные рычаги влияния на политику государства. Аятолла Али Хаменеи также будет доволен. Ведь реформаторские идеи господина Хашеми-Рафсанджани не затрагивают политическую систему страны. Вместе с тем есть надежда, что этот лидер сможет отвести от Ирана угрозу американской оккупации по иракскому сценарию. В связи с этим некоторые эксперты полагают, что идея выдвижения в президенты Ирана была предложена господину Хашеми-Рафсанджани его давним противником, духовным лидером страны. "Отношения между Али Хаменеи и господином Хашеми-Рафсанджани напоминают супружеский брак или отношения, замешанные на любви и ненависти. Если страна окажется перед угрозой кризиса, лидер непременно поддержит господина Хашеми-Рафсанджани",– заявил британской газете Financial Times один из представителей иранской верхушки. Похоже, теперь такой момент настал. Источник:"kommersant"

Ещё новости

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарий

Подписка

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал для оперативного получения новостей.