Иран решает внутренние проблемы и стремится к стратегическому союзу с Россией и Китаем

25 апреля 2018
A A A


Было бы неплохо, чтобы все приграничные с Ираном страны считались бы с той новейшей реалией, до наступления которой остается не слишком много времени, и откорректировали бы свою настроенность на внешнеполитической арене, если она не соответствует совместным устремлениям Ирана, России и Китая

В последние дни из Ирана поступает немало сведений. Но эта информация в контексте того, что происходит в Армении, не может не заинтересовать. Дело в том, что, как и в Иране в конце прошлого года, когда какая-то часть населения вышла протестовать, с развитием ситуации в Ереване становится видно, что повылезали все оттенки протестности. Памятуя же о программных заявлениях того же блока «Елк», сомнений нет в политических симпатиях-антипатиях лидеров нынешнего протеста в Армении.

По сообщениям всех государственных иранских СМИ, с 18 апреля иранское правительство запретило всем госорганам использовать иностранные приложения для обмена сообщениями. Главным среди этих приложений, как оказалось, является Telegram, используемый более чем 40 миллионами иранцев как при общении, так и для торговли и политических кампаний. Каналы Telegram, работавшие от имени верховного лидера Исламской революции аятоллы Сейеда Али Хоссейни Хаменеи и вице-президента Эсхага Джахангири, уже были закрыты 18 апреля. Аятолла Хаменеи прекратил использовать приложение для обмена сообщениями Telegram в знак поддержки отечественных версий и в соответствии с национальными интересами страны. Запрет на использование иностранных мессенджеров затрагивает все государственные учреждения Ирана. Конечно, действия Ирана происходят после того, как российский суд несколькими днями ранее приказал заблокировать Telegram после того, как эта компания отказалась делиться своими данными шифрования с властями.

В марте 2018 г. иранские официальные лица заявили, что Иран заблокирует Telegram по соображениям национальной безопасности в ответ на беспорядки, произошедшие в конце прошлого — начале этого года, поскольку Telegram широко использовался деструктивными силами во время протестов. Действия против Telegram предполагают, что Иран может попытаться представить свою собственную версию приложения для обмена сообщениями. Тегеран отметил, что иностранные приложения по обмену сообщениями могут получить лицензии от властей для работы в исламской республике, если они передадут свои базы данных в страну. Как все прекрасно понимают, западные ресурсы типа Facebook или Twitter повторят деструктивную позицию ресурса Telegram. А значит, также будут запрещены. Но — в Иране. Если кто-то спросит, а при чем тут запрет на деятельность Telegram в Иране и нынешние события в Ереване, поясним — в Армении крайне немало пользователей этого мессенджера. Судя по неплохой инсценировке «внезапно вспыхнувших» деяний и инициатив, участники протестов могут пользоваться «на ходу» подобным видом связи. И если уж кто-то использовал иностранные мессенджеры для отдачи команд на синхронизацию антиправительственных акций в Иране, то, думается, вполне уместно предположить, что и в Армении сейчас происходит нечто аналогичное.

Но вернемся к Ирану. Из двух сообщений стало ясно, что сейчас под прицел западных и израильских спецслужб взяты святая святых — иранская армия и Корпус Стражей Исламской революции (КСИР). 19 апреля высшее командование КСИР выступило с особым заявлением, в котором осудило «раскольнические разногласия и заявления отдельных лиц страны», заявив, что сохранение национальной безопасности и институционализация региональной власти Ирана являются «результатом подлинной охраны исламской революции». Историческая память иранской нации свидетельствует о том, что за последние 40 лет КСИР сыграл решающую роль в различных областях: от противодействия контрреволюционным элементам по всей стране в послереволюционную эпоху и борьбы на полях сражений в течение 8-летней войны с Ираком до создания строительства и оказания помощи обездоленным людям в пострадавших районах.

В заявлении говорится: «В настоящее время КСИР превратился в крупного и эффективного игрока в уравнении безопасности в Западной Азии в условиях рискованной и угрожающей ситуации, с которой сталкивается Иран… Поражение ДАИШ (т.е. «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и нейтрализация крупного заговора высокомерных держав и сионистов, направленного на ведение прокси-войн в Сирии и Ираке, и иллюзия распространения его на Иран, являются результатом стратегических мер КСИР. Если бы не сопротивление КСИР, революционная разведка, мудрое командование Сил Аль-Кодса [спецназ КСИР — прим.] и защитников святынь, то сегодня не только регион, но и наша дорогая родина Иран были бы центром концентрации ДАИШ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и пехотинцев США и их западных и арабских союзников, — говорится в заявлении. — Но сегодня ДАИШ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) не только рухнул, но и его региональные и международные спонсоры ищут способ сохранить свое лицо, несмотря на то, что крупный заговор является результатом стратегий их разведслужб. КСИР осуждает расистские меры и замечания некоторых лиц, которые стремятся подорвать эту силу. КСИР всегда соблюдает идеалы Исламской революции, а также руководящие принципы верховного лидера Аятоллы Хаменеи и считает свои успехи за последние десятилетия обязанными его основной стратегии».

Итак, какие-то круги, причем внутри Ирана, попытались бросить тень на приверженность КСИР «идеалам Исламской революции». Причем была и попытка вбросить тему о многонациональности как Ирана, так и личного состава КСИР, коли в заявлении осуждаются «расистские меры и замечания некоторых лиц». Попытки дробить иранское общество по этническому принципу предпринимались и ранее, даже на стадии осуществления самой Исламской революции, и история подобных попыток Запада и Израиля насчитывает не одно десятилетие. То, что командование КСИР резко говорит об этом в апреле 2018 г., свидетельствует о том, что изобличены и арестованы те лица, которые отмечены в заявлении, хотя их имена и не названы. А уже 21 апреля, как сообщает IRNA, выступила и армия. На церемонии, состоявшейся в столице Ирана в память защитников святых мест, командующий иранской армией Абдолрахим Мусави заявил: «Иранская армия продолжает сотрудничество с КСИР до тех пор, пока гегемонистская система в мире не рухнет, а сионистский режим не будет уничтожен. Уничтожение сионистского режима, несомненно, произойдет не более чем через 25 лет». Далее Мусави подчеркнул, что КСИР, исходя из своих обязанностей, должен бороться с различными видами угроз в отношении экономических, культурных и политических средств против страны и что КСИР несет ответственность за защиту Исламской революцию 1979 г. во всех сферах.

Заявление крайне важное, учитывая иранские реалии и то, что в последние годы США и Европа значительную часть своих обвинений по Ирану направляли именно против КСИР. Даже зимой в ряде заявлений высших должностных лиц из США, ЕС и Израиля явно виделось, что потенциальные военные противники Ирана лелеют мечту взрастить недоверие иранского общества к КСИР. И значительная часть надежд Запада была связана с тем, чтобы посеять рознь и вражду между КСИР и регулярной армией Ирана. Что удивительно — даже в Армении прозападно настроенные пользователи ряда социальных сетей в обсуждениях между собой проговаривались о том, что, мол, вот-вот в Иране армейские офицеры свергнут и аятоллу, и КСИР придавят и так далее. Скажем сразу — были случаи, когда в прошлом между армией и КСИР в действительности бывали острые споры. Но не конфликты — в основном речь шла о том, чья заслуга в победе над Саддамом Хусейном была больше и, следовательно, кто более привержен ценностям Исламской революции. Для преодоления споров и недопонимания в свое время аятолла Хаменеи своим решением учредил особый пост — командующего Всеми вооруженными силами страны, т. е. армией-флотом и КСИР. Долгие годы этот пост возглавлял заслуженный участник ирано-иракской войны Сейед Хасан Фирузабади — он устраивал всех, и регулярную армию, и КСИР, и духовенство, и политические круги.

Теперь другой признанный заслуженный иранский генерал-майор — Мусави вслед за заявлением КСИР ясно дал понять, что расчеты на рознь между армией и КСИР тщетны. Как минимум 25 лет — до «уничтожения сионистского режима», — сотрудничество и взаимодействие армии и КСИР не будет нарушено. Вторая цель, указанная Мусави, — «разрушение гегемонистской системы в мире», т. е. подрыв позиций США, сроком, как мы видим, не ограничена. Но мы получили доказательство не только того, что Запад возобновил попытки вбить клин между армией и КСИР Ирана. Мы теперь видим, что благодаря генерал-майору Мусави армия не подвергает сомнению высокий статус КСИР в иранском обществе и признает роль Корпуса в «защите Исламской революцию 1979 г. во всех сферах» более важной и ответственной, чем просто защиту внешних границ Ирана и безопасность его населения и инфраструктуры, чем и заняты регулярные вооруженные силы.

(Как сообщает Tehran Times, командующий Корпуса стражей Исламской революции Мохаммад-Али Джафари встретился в понедельник, 23 апреля, с командующим армией Абдолрахимом Мусави. Во время встречи генералы выразили удовлетворение относительно провала заговора врагов по созданию разногласий среди иранских вооруженных сил. Два главных генерала подчеркнули важность братских отношений между разными структурами вооруженных сил, заявив, что совместное взаимодействие между КСИР и армией может помешать врагу - примечание ред. IRAN.RU).

 Таким образом, иранская армия и КСИР подтвердили единство своих целей и намерений. Это в первую очередь отстаивание курса на невозвращение на западные рельсы развития. И, во-вторых, это усиление противостояния США и Израилю в регионе. Обратим внимание — находившийся в Тегеране с 4-дневным официальным визитом заместитель вице-президента Ирака шиит Нури Аль-Малики заявил, что сегодня мир видит и констатирует единство и солидарность между двумя дружественными и братскими странами, Ираном и Ираком. Фраза «единство Ирана и Ирака» — это крайне не свойственная Ближнему Востоку реалия, несущая в себе существенные угрозы интересам Запада и Израиля. И из нее понятно, на что будут направлены в ближайшем будущем в том числе и усилия регулярной армии и КСИР Ирана, как главных союзников обновленной, в основном шиитской по составу, армии Ирака и иракских шиитских ополчений. Однако мы же не близоруки — отмеченные силы и «крупные и эффективные игроки в уравнении безопасности в Западной Азии» идут в Сирию и Ливан как минимум. На это наталкивает и сообщение последних дней о том, что соответствующие стороны готовятся ввести в эксплуатацию сплошную шоссейную коммуникацию, которая свяжет Иран, Ирак, Сирию и Ливан… Войска перебрасывать станет в разы легче.

Другие сообщения отчетной недели из Ирана не менее интригующие. Так, в Тегеране с визитом находилась представительная китайская делегация. Член Совета по определению целесообразности Ирана, главный советник аятоллы — Али Акбар Велайяти заявил на переговорах, что, «к счастью, связи двух стран наращиваются» и что «отношения между Ираном и Китаем носят стратегический и конструктивный характер». Китайская сторона в ответном слове отметила, что «отношения Ирана и Китая начались тысячи лет назад, и Шелковый путь связывает обе страны». Было выражено удовлетворение тем, что лидер Китая посетил Иран в 2016 г. и выразил надежду на расширение двусторонних связей.

Вслед за этим председатель ядерной комиссии Меджлиса (иранского парламента) Моджтаба Зоннури на совместной конференции по ядерному сотрудничеству между Ираном и Китаем сказал: «Тегеран и Пекин провели переговоры по строительству небольшой атомной электростанции в Иране». Конференция эта была организована Китаем, и в ней приняли участие представители стран группы «Большая шестерка» из переговоров с Ираном по ядерной программе. «Конференция была очень плодотворной, обе стороны представили свои мнения по ядерному сотрудничеству», — добавил он, рассказав о том, что иранская делегация также посетила китайские атомные электростанции и что вопрос о строительстве атомной электростанции в Иране приветствуется Китаем. И если анонсированное строительство АЭС китайцами начнется, то это станет лучшим доказательством того, что ирано-китайские отношения действительно стратегического характера и значения. Это обстоятельство придется иметь в виду не только врагам, но и друзьям и партнерам Ирана — в том числе и в Закавказье. На наших глазах зреет и развивается абсолютно новая реалия — это уже не поставки сырой нефти и природного газа из Ирана в КНР. Это и присутствие Китая в ядерной сфере Ирана. Так что желающие дальнейшего углубления «интеграции» Закавказья с Западом должны будут иметь в виду — говоря Иран и иранские перспективы, отныне придется учитывать, что при слове «Иран» в сознании должны всплывать не только фрагменты из длинного списка ирано-российского сотрудничества (АЭС, поставки вооружений, Сирия и т.д.), но и отчетливая картина ирано-китайского ядерного взаимодействия.

Хочется также выделить и информацию, касающуюся ирано-российских отношений. На первый взгляд, это не имеет отношения к политике. Но обратим внимание — переговоры носили официальный характер. Министр образования Ирана Сейед Махди Батаи, находившийся в Москве по приглашению своего российского коллеги для участия в международной выставке под названием «Новая образовательная экосистема», в ходе встречи с главой Комитета по образованию и науке Госдумы России Вячеславом Никоновым предложил, чтобы Иран и Россия добавили иранский (фарси) и русский языки в учебную программу своих школ. Батаи сказал, что иранское правительство планирует прервать монополию английского языка: «Политика правительства в области образования заключается в том, чтобы сломать монополию английского языка в качестве второго иностранного и подключить другие иностранные языки, в частности русский язык».

Иранский министр сказал, что он уже сделал это предложение министру образования России Ольге Васильевой и объявил, что, если в русских школах будет преподаваться язык фарси, Иран тоже может добавить русский язык в учебную программу иранских школ в соответствии с Меморандумом о взаимопонимании, подписанным обеими странами. Он сказал, что во время своего визита в российскую школу он с сожалением узнал, что никто из учеников ничего не знает об Иране, добавив, что, реализуя этот план, русские будут лучше знать об Иране. Со своей стороны, Никонов приветствовал предложение иранского министра и сказал, что в настоящее время фарси преподается лишь в некоторых вузах России. При этом парламентарий высказал мнение о необходимости подумать над внедрением обучения фарси в школах по аналогии с китайским языком, который в некоторых общеобразовательных учреждениях изучается в качестве второго иностранного языка. «Нужно подумать, как сделать фарси частью нашего образования», — заключил Никонов.

Не станем объяснять, кто такой в палитре российской политики и экспертного сообщества господин Никонов. Как и не станем фантазировать на тему, почему это в апреле 2018-го министры образования РФ и Ирана говорят о преподавании в качестве второго иностранного языка в России языка фарси, а в Иране — русского языка. Просто напомним, что еще в начале апреля посол Ирана в России Мехди Санаи отметил, Иран и Россия как глава Евразийского экономического союза, достигли соглашения о льготных тарифах, и теперь они готовы к подписанию соглашении в ближайшее время. Он же заявлял, что членство Ирана в ЕАЭС окажет существенное влияние на облегчение региональной торговли, поскольку сокращение таможенных тарифов облегчит торговый обмен между Ираном и странами — членами союза. «Иран, по всей вероятности, присоединится к союзу: Иран и Россия провели экспертные переговоры в ходе 14-го заседания постоянной российско-иранской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, которое состоялось в марте», — добавил иранский посол.

Было бы неплохо, чтобы все приграничные с Ираном страны считались бы с той новейшей реалией для целого ряда регионов, до наступления которой остается не слишком много времени, и откорректировали бы свою настроенность на внешнеполитической арене, если она не соответствует стратегическим и иным совместным устремлениям Ирана, Китая и России. Предупреждение относится и к властям, и к оппозиционерам стран — соседей Ирана. Учитывать можно начать ну хотя бы проверкой того же ресурса Telegram — благо что и повод есть…

 Сергей Шакарянц

Источник: https://regnum.ru/news/polit/2407998.html

Источник: Iran.ru

Ещё новости

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарий

Подписка

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал для оперативного получения новостей.