«В Иране перемен хотят все»

19 июня 2009
Происходящие после выборов светского главы государства народные волнения в Иране обнадежили противников Махмуда Ахмадинежада и его консервативного курса. Напомним, что по итогам состоявшегося 12 июня голосования победителем президентских выборов объявлен Махмуд Ахмадинежад, которого поддержали 62,63% избирателей. Сторонники «либерального» кандидата Мир Хоссейна Муссави не согласились с итогами выборов, считая их подтасованными, и устроили массовые акции протеста, вылившиеся в столкновения с силами правопорядка. Вместе с тем, как заявил в интервью директор Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров, признаков «цветной революции» в этом исламском государстве не наблюдается.

- Можно ли считать Махмуда Ахмадинежада легитимно избранным президентом, насколько возможна фальсификация итогов выборов?

- Окончательные данные таковы, что Махмуд Ахмадинежад набрал 63% голосов, Мир Хоссейн Муссави – около 34% голосов (сотые доли процентов уже не так важны). Выборы проходили в обстановке беспрецедентной открытости и свободы волеизъявления. Если учесть, что к выборам было приковано внимание 40 тысяч наблюдателей со всего мира, иранская электоральная машина была настроена на то, чтобы все происходило в условиях абсолютной прозрачности.

- Швейцарская Le Temps публикует интервью с экспертом вашингтонского Института ближневосточной политики Мехди Халаджи, который, комментируя итоги голосования, заявил о серьезных нарушениях в процессе подсчета голосов. Якобы избирательные бюллетени вообще не пересчитывали, а предварительные результаты были объявлены через полчаса после завершения голосования…

- Очевидно, это заказная статья. Этот человек далек от происходящего в Иране. Урны для голосования открывались в присутствии даже не двух-трех, а десятков наблюдателей. Может быть, могли бы быть зафиксированы подтасовки где-то в глубинке, но, поймите, в рамках разумного. Можно подтасовать 3, 5, ну, 10% результатов. Но я не представляю себе, чтобы при участии наблюдателей со всего мира можно было подтасовать 30%!

- Почему же мы наблюдаем народные выступления

- Не стоит забывать о таком важном факторе как иранская ментальность. На ранних этапах предвыборной гонки очень многие восторженно приветствовали Муссави. Он ассоциировался с лагерем реформаторов. Экс-спикер парламента Мехди Каруби – уважаемый человек, но уже преклонных лет. Отставной командующий Корпусом стражей исламской революции Мохсен Резаи, понятно, воспринимался как человек военный. Альтернативой Ахмадинежаду остался Муссави.

На ранних этапах президентской гонки многие готовы были проголосовать за него. Что же произошло? А вот вступил в действие фактор иранской ментальности, имеющий глубокие корни в укладе жизни и культуре. Общество с восторгом слушало выступления Муссави, люди приходили на митинги. «Всем миром» поддерживали его просто из-за солидарности со своим ближним. Когда же иранский избиратель входит в кабину для голосования, он предоставлен самому себе. Он начинает думать сам, решает на месте и в итоге может сделать выбор в пользу совершенно другого кандидата.

Муссави, со своей стороны, поверил в восторг народных масс, да и окружение его поддерживало в этой вере. Именно поэтому он, даже не дождавшись окончательного подсчета голосов, посчитал себя победителем выборов. Он глубоко был уверен в своей победе.

- «Иран города» с его светской направленностью, интеллигенцией, молодежью, университетами весьма существенно отличается от «Ирана деревни» — разнорабочих, крестьян. Эти два Ирана друг с другом почти не знакомы. Сможет ли «Иран города» убедить «Иран деревни» в необходимости перемен?

- На самом деле, перемен хотят все. Но не в той форме и в тех масштабах, как об этом думают на Западе. Конечно, международная изоляция дает о себе знать. Ежегодный рост ВВП в 8% съедает 17-18-процентная инфляция. Поэтому, естественно, общество хочет перемен.

Ахмадинежад по ментальности – человек консервативных взглядов, и те небольшие шаги к «светскости» общества, которые были сделаны в период президентского правления Хатами, были подвергнуты если не ревизии, то коррекции. Но люди в глубинке не понимают мотивов антипрезидентских выступлений в больших городах. Если уж выбрали Ахмадинежада, считает большинство населения, нужно считаться с тем, что он президент. Кстати, замечу, на фоне массовой поддержки Ахмадинежада у протестной толпы в Иране нет конкретных лозунгов. А все протестные выступления и митинги перед иранскими посольствами в других странах хорошо оплачиваются из известных источников. Я считаю, что в регионах не поддержат большие города. Нет признаков «цветной революции». И у некоторых государств мало шансов изменить политический строй в Иране.

- Некоторые эксперты утверждают, что в Иране идет борьба за власть между духовным лидером Али Хаменеи и ветеранами-реформаторами его поколения — Рафсанджани, Хатами. Президент Махмуд Ахмадинежад, якобы, всего лишь посредник аятоллы Хаменеи...

- Иранское политическое руководство не так монолитно, как многие думают. Но, опять же, принимая во внимание восточный менталитет: говорится все полунамеками, которые не поймет несведущий человек, хотя тот, кому предназначены эти полунамеки, все понимает.

Ахмадинежад – консерватор. Это сближает его с духовенством. Поэтому многие думают, что Рафсанджани оказывает поддержку противникам нынешнего президента. Ахмадинежад нравится людям: простой, в одной сорочке, он приезжает в деревни и решает проблемы местного населения. На самом же деле интересы консерваторов, реформаторов, духовенства переплетаются настолько причудливо, что зачастую они и сами могут с трудом разобраться во всем этом.

- Израильский премьер заявил, что его страна готова признать независимость Палестины. Может ли в обозримой перспективе измениться политика Ирана в отношении Израиля и, соответственно, сложиться новый расклад политической ситуации на Ближнем Востоке?

- Победа Ахмадинежада на выборах обеспечивает ему вотум доверия населения на следующий его президентский срок, и, соответственно, вряд ли можно ожидать изменения жесткого курса по отношению к Западу и ближневосточной проблеме.

Что же касается России, то я полагаю, что Ахмадинежад — довольно выгодная политическая фигура для Москвы. Конечно, Россия заинтересована в том, чтобы Иран и США имели нормальные отношения. Но с приходом иного человека к политической власти в Иране появляется опасность проамериканского крена в иранской политике, что не выгодно России.

РОСБАЛТ

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04212 sec