Ядерный статус – не разменная монета

11 июня 2009
В Иране в среду закончилась предвыборная кампания. Уже 12 июня Исламская республика будет выбирать президента, и, по словам экспертов, эта кампания может стать едва ли не самой состязательной за всю историю страны. Основных претендентов двое: действующий президент Махмуд Ахмадинежад и экс-премьер Мир Хосейн Мусави. Однако на отношения с Ираном России и стран Запада предстоящее голосование вряд ли окажет существенное влияние, уверены аналитики. И это несмотря на то, что один из кандидатов является радикальным консерватором, а другой считается реформатором-технократом.

Право голоса на предстоящих выборах имеют 46,2 млн. иранцев из приблизительно 70-миллионного населения этой достаточно молодой страны. Традиционно ожидается высокая явка избирателей. По последним социологическим данным, практически сравнялись показатели двух основных кандидатов – действующего президента и последнего иранского премьера (после его ухода с этого поста сама должность была ликвидирована его политическими оппонентами). Разумеется, есть и разночтения – принципиальным по-прежнему остается вопрос: кто же первый? По данным более лояльных нынешним властям социологических служб, на первом месте все же Махмуд Ахмадинежад, чей результат колеблется в районе 40%. Мир Хосейн Мусави – второй с 35%. В то же время, по данным другой группы иранских социологических служб, Мусави на первом месте: у него около 38%, в то время как Ахмадинежад отстает на 3-4%.

Между тем, большинство экспертов уверены в конечной победе Махмуда Ахмадинежада. Так, его переизбрание спрогнозировали в среду в ходе «круглого стола» в московском офисе информационного агентства «Росбалт» все собравшиеся специалисты. В частности, президент Института Ближнего Востока РАН Евгений Сатановский предположил, что даже если действующий глава государства не сумеет победить в первом туре, во втором его лидерство наверняка будет обеспечено. По его мнению, это во многом обусловлено административным ресурсом, поскольку за четыре года пребывания у власти действующий президент сумел расставить своих людей на большинство значимых постов в стране. С ним соглашается специалист-эксперт Института стратегических оценок и анализа Сергей Демиденко. Правда, по его мнению, главная слагающая успеха Ахмадинежада – его ориентация на наименее обеспеченные слои населения Ирана.

Наиболее вероятным считает переизбрание действующего главы иранского государства и директор Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров. Он, правда, отмечает, что четыре года назад «ни один эксперт не смог предсказать победу малоизвестного мэра небольшого города», то есть нынешнего президента Махмуда Ахмадинежада. По его словам, проблема в том, что выбор значительной части иранских избирателей предсказать достаточно сложно, «они определяются в последний момент».

Что касается Мусави, то его, по словам экспертов, поддерживает преимущественно городское население и молодежь, недовольные консервативной политикой нынешнего главы государства. На него как внутри Ирана, так и на Западе возлагают надежды сторонники «умиротворения» в отношениях Ирана и США.

В то же время все эксперты согласны с тем, что от победы на выборах того или иного кандидата никоим образом не зависит будущее иранской ядерной программы. Хотя Сафаров, в отличие от Сатановского, и полагает, что иранская ядерная программа носит преимущественно мирный характер. Но эти различия не мешают экспертам быть согласными в одном: не сможет даже выдвинуться в президенты Исламской республики политик, высказавшийся за сворачивание ядерной программы, которая одна может дать Ирану гарантированную защиту от насильственной «демократизации».

Так что Запад вряд ли будет обрадован итогами предстоящих выборов, чем бы они ни закончились. Стратегически политика Ирана останется неизменной и при реформаторе Мусави. Ну а Ахмадинежад в случае своего переизбрания практически наверняка несколько смягчит свою внешнеполитическую риторику.

Нет большой разницы между двумя кандидатами и для России. По словам Евгения Сатановского, Москва объективно заинтересована в достаточно слабом Иране, который продолжает конфликтовать с Западом, не наращивает добычу газа и нефти, превращаясь, тем самым в конкурента России на внешних рынках, и, наконец, не начинает открытого противостояния с нашей страной на Кавказе и на Каспии. А эти факторы слабо зависят от исхода предстоящих выборов. Правда, Раджаб Сафаров уверен, что Иран мог бы стать для России стратегическим союзником в области энергетического, то есть углеводородного, «влияния» на мировую политику. Но и он соглашается с тем, что для России, которая не возлагает особых надежд ни на одного из кандидатов в президенты Ирана, исход этих выборов не принципиален.

«Для России Иран – не более чем попутчик до первого перекрестка, как говорил Владимир Ильич Ленин», — подвел итог дискуссии Сергей Демиденко. Так что пока Москва остается скорее сторонним наблюдателем того, что происходит в Иране, и в ее интересах в этой роли и оставаться, чтобы не вступить в конфликт с будущим лидером этой страны.

Иван Преображенский

РОСБАЛТ

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03144 sec