Порвет ли Вашингтон с политикой Джорджа Буша в отношении Ирана?

14 апреля 2009
25 февраля 2009 года Исламская республика Иран преодолела в своем научном и технологическом развитии очередную важную веху, объявив, что, благодаря совместным усилиям иранцев и их российских партнеров по проекту, испытания ее первого ядерного реактора в Бушере были 'успешно' завершены. Электростанция должна быть полностью введена в эксплуатацию до конца года. 'Проще говоря, это значит, что электростанция в Бушере полностью завершена и начнет работать в срок, - заявил в интервью государственному телеканалу директор Иранской организации по атомной энергии Голам-Реза Агазаде (Gholamreza Aqazadeh). - Политические опасения относительно бушерской АЭС сегодня были полностью развеяны'.

Ввод в эксплуатацию 1 000-мегаваттного реактора на легкой воде, построенного с российской помощью близь южноиранского портового города Бушер в рамках контракта с Россией на сумму в миллиард долларов, долго откладывался, в первую очередь из-за давления, которое оказывали на Россию Соединенные Штаты, использовавшие своих европейских партнеров, чтобы оттянуть завершение работ.

В ходе испытаний не использовался низкообогащенный уран из партии, поставленной Ирану российской государственной компанией 'Атомстройэкспорт', которая строит электростанцию. Вместо этого, как заявляют официальные лица, в реактор было помещено 'виртуальное топливо'. На официальном открытии, в первый день пробного запуска электростанции глава российской госкорпорации 'Росатом' Сергей Кириенко дал ответ на опасения Запада относительно иранских достижений в ядерной сфере.

'Мы убеждены, что структура электростанции в Бушере полностью соответствует Договору о нераспространении', - заявил российский чиновник, добавив, что участие России в строительстве Бушерской АЭС снимает всякие сомнения насчет намерений Ирана, так как проект прозрачен во всей своей полноте. 'Те, кто думает, что этот проект может быть использован для распространения ядерного оружия могут приехать сюда и посмотреть своими глазами'.

Пока западные СМИ совместно с израильскими спецслужбами шумно возражают против того, что произошло, Иран продолжает настаивать на своем праве, как страны, подписавшей Договор о нераспространении, использовать ядерную энергию в мирных целях, под контролем представителей Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) - наблюдательного органа ООН. Даже самый краткий взгляд на историю ядерных технологий в Иране позволяет оценить лицемерие сетований Соединенных Штатов и 'европейской тройки' - то есть Франции, Германии и Британии.

Интерес Ирана к ядерной энергии, исследованиям и технологиям зародился в середине шестидесятых под прямым влиянием Соединенных Штатов, намеревавшихся превратить Иран по примеру Израиля в региональную ядерную державу, которая должна была служить противовесом ориентирующемуся на Советский Союз движению 'арабского социализма'. С технической помощью США в 1967 году в Тегеранском университете был создан Тегеранский центр ядерных исследований (ТЦЯИ) под управлением Иранской организации по атомной энергии (ИОАЭ). Сразу же после его создания США продали Ирану 5-мегаваттный исследовательский реактор, который был установлен в Амирабадском техническом колледже в Тегеране. Одновременно, США продали Ирану 'горячие' камеры. Возникает вопрос, чем же страна, продавшая все это шаху, недовольна сейчас?

По данным из рассекреченных американских правительственных документов, которые обильно цитирует завкафедрой химической и нефтяной технологии лос-анджелесского Университета Южной Калифорнии профессор Мохаммад Сахими (Mohammad Sahimi) в своей фундаментальной работе 'Ядерная программа Ирана', в середине семидесятых правительство США советовало 'Ирану расширять ненефтяную энергетическую базу', указывая, что ему 'понадобится не один ядерный реактор, а несколько, чтобы достичь мощности', рекомендованной Стэнфордским исследовательским институтом в 1973 году. Более того, оно выразило заинтересованность в участии американских компаний в ядерных проектах Ирана.

Шах, поощряемый Вашингтоном, планировал построить в стране 23 АЭС. Заметим, что никто ни в США, ни во Франции, ни в Израиле, ни в Западной Германии не возражал против масштабных и дорогостоящих проектов шаха на том основании, что у Тегерана и так есть большие запасы нефти и газа. Позднее администрация Буша и противники Ирана будут ссылаться именно на это, доказывая избыточность планов Ирана по строительству атомных электростанций.

Под влиянием США, в 1974 году шахское правительство подписало контракт с западногерманской компанией Kraftwerk Union, дочерним предприятием Siemens, о строительстве двух 1200-мегаваттных ядерных реакторов в Бушере, городе в юго-западной части Ирана. Вскорости, в 1975 году, Иранская организация по атомной энергии подпишет соглашение о подготовке первой группы иранских инженеров-атомщиков с Массачусетским технологическим институтом. В то время в Западной Германии, Франции, Италии и США учились тысячи атомщиков со всего мира. Иранские специалисты проходили подготовку, наряду с Америкой, также и в Италии, Бельгии и Канаде.

К 1979 году, когда Исламская революция свергла проамериканский монархический режим, шах успел подписать соглашения с Францией, Германией и США о строительстве целых шести ядерных реакторов. Два 1200-мегаваттных немецких реактора на легкой воде в Бушере были частично закончены. Реактор номер один был завершен на 90%, причем установлено было уже 60% его оборудования, Реактор номер два был завершен наполовину. Однако в ирано-иракскую войну обоим реакторам был нанесен сильный ущерб.

Те же самые реакторы, которые Запад так расхваливал, и которые продал шаху за большие деньги всего несколькими годами раньше, стали после революции 1979 года по указке США мишенью для поставленных Ираку Францией истребителей. Именно такой модели придерживались империалистические США и Европа в торговых и политических отношениях со странами, некогда находившимися под их господством.

После ирано-иракской войны, при президенте Рафсанджани Исламская республика Иран, возобновив ядерную программу, незамедлительно вышла на контакт с Kraftwerk Union и попросила ее завершить строительство в Бушере или прислать оплаченные Ираном компоненты для реакторов и техническую документацию. Однако под нажимом США германское правительство и Kraftwerk Union отказались как выполнить условия контракта, так и вернуть деньги. Получив подобный ответ, Иран подал в 1996 году иск в Международную торговую палату, требуя в качестве компенсации 5,4 миллиарда долларов. Однако дело так и не было разрешено.

США воспользовались вопросом об обогащении урана, проводить которое вправе любая из подписавших Договор о нераспространении стран, чтобы экономически ослабить Иран и подорвать его политическую систему. Миру прекрасно известно, что все те страны, включая США, Британию и Францию, которые охотно согласились ввести торговые санкции против Ирана, сами вооружены тысячами ядерных боеголовок, причем Соединенные Штаты уже применяли ядерное оружие против японцев в Хиросиме и Нагасаки. Следовательно, они вряд ли вправе судить, кто является угрозой для так называемого международного сообщества.

Следует вспомнить и о том, что Иран, со своей 3000-летней историей, граничащий с Пакистаном, Афганистаном, Туркменистаном, Азербайджаном, Арменией, Турцией, Ираком, Кувейтом и Объединенными арабскими эмиратами, ни на кого не нападал вот уже 200 лет, в то время как США за 233 года своей короткой истории участвовали в десятках войн, и содержат в более чем 100 странах по всему миру 737 военных баз. Одной из вещей, которые больше всего возмущали мусульманский иранский народ в шахе, была его произраильская политика. В итоге ему пришлось дорого заплатить за свои тесные связи с режимом сионистов и вражду к арабским странам, к которым его поощряла, руководствуясь принципом 'разделяй и властвуй', американская администрация.

Годами ведя дело к 'горячей войне', в частности, вооружая и снабжая экстремистские группировки, США также делали упор и на стратегию 'холодной войны', главным оружием которой служили торговые санкции, подкрепленные запретами на финансовые операции и банковские трансакции. Чтобы оправдать свою одностороннюю антииранскую политику в области внешней торговли и инвестиций, США нуждались в поддержке ООН, которую проще всего было получить, представив ядерную программу Ирана в виде опасности для 'мирового сообщества'. Однако Международное агентство по атомной энергии во главе с д-ром Мохаммедом Эль-Барадеи (Mohamed ElBaradei) после многих лет проверок и тщательного исследования, уже неоднократно заявляло, что Иран никогда не использовал оборудование и ядерные материалы для производства атомных бомб. В феврале 2009 года доклады разведки США также подтвердили, что Иран не производит компонентов, необходимых для создания атомной бомбы.

Подтверждает сведения МАГАТЭ и американская 'Национальная разведывательная оценка обстановки в Иране', опубликованная в первую неделю декабря 2007 года, которая установила, что на весну 2003 года у Ирана не было программы по созданию ядерного оружия.

Более того, данные об отсутствии у Ирана такой программы подтверждает и доклад разведки США, опубликованный 13 февраля 2009 года и являющийся результатом расследований и изысканий, проводившихся 16 американскими разведывательными ведомствами.

Комитет ирано-американской дружбы (КИАД), основанный в ноябре 2004 года, в 2008 году поддержал избрание Барака Обамы президентом США. Сегодня, как и раньше КИАД приветствует внешнеполитические заявления Обамы о том, что США должны изменить курс и начать диалог с лидерами стран, которые предыдущая администрация считала 'врагами'. Однако сближение возможно, только если ему не будет сопутствовать никаких предварительных условий, таких как отказ от программы по обогащению урана, и если США изменят свой тон и начнут уважать позицию Ирана в отношении реальной безопасности Ближнего Востока. Настало время для США предложить Ирану гарантии безопасности, подразумевающие, что они не будут использовать силу для достижения внешнеполитических целей. Любое вмешательство во внутренние дела Ирана в будущем будет встречать такой же отпор, как и раньше. 'Экспортировать демократию' невозможно. Такие вещи, как переход к западной модели управления страной или смена дресс-кода, дело иранского народа, а не стран, которые хотят установить с Ираном торговые и дипломатические отношения.

Мы надеемся, что администрация Обамы откажется от бесплодной политики войны и агрессии, которой придерживалась администрация Джорджа Буша в Ираке, Палестине, Афганистане и в последнее время в Пакистане. Ответственность за безопасность региона лежит на народах тех стран, которые в нем расположены, и ни одна держава, находящаяся от него за 10 000 миль, не вправе диктовать народам и правительствам этих стран как им следует разрешать противоречия между собой. По нашему скромному мнению, отношения между Соединенными Штатами и Ираном должны строиться на принципах взаимного уважения и взаимной выгоды, а не на основе инфантильной 'политики кнута и пряника' - ведь Ирану не нужны подачки, и он не ребенок, которому можно читать нотации.

Оригинал публикации: Will Washington break with George Bush's Iran policy? ("Tehran Times", Иран)

ИНОСМИ

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03948 sec