Россия может взять под свою защиту Иран /Экспертная оценка военно-технического сотрудничества Ирана с Россией/

25 марта 2009
Взаимные визиты военно-политических деятелей России и Ирана всегда вызывали пристальный интерес как противников, так и сторонников всестороннего сотрудничества наших стран. Совершенно естественно, что результаты переговоров о поставках каких-либо вооружений и военной техники нашим партнерам долго остаются закрытыми для средств массовой информации. Именно этот фактор дает пищу для совершенно разнополярных оценок, предположений и даже домыслов по поводу дальнейшего развития российско-иранских отношений в военной области.

Не стала исключением состоявшаяся в феврале этого года поездка в Москву военной делегации Исламской Республики Иран, которую возглавил министр обороны и поддержки вооруженных сил Ирана бригадный генерал Мостафа Мохаммад Наджар. Содержание его встреч со своим российским коллегой, главой Минобороны РФ, Анатолием Сердюковым осталось, как говорится, за кадром. Различные информационные источники озвучили лишь официальную цель визита: «расширение двусторонних отношений и реализация ранее достигнутых договоренностей между странами в военно-технической области».

В связи с этим визитом в российской и западной прессе появилось немало откликов и аналитических статей, отражающих в принципе непреложный кризис, сложившийся в треугольнике взаимоотношений – Россия, Иран, Соединенные Штаты – это кризис доверия. Одни аналитики обосновывают необходимость произвести «перезагрузку» политического доверия между этими странами, другие, главным образом антииранские и проамериканские, наоборот¸ усматривают в налаживании добрососедских отношений Ирана с Россией, в том числе в военной области, прямую угрозу геостратегическим интересам США и других стран Запада. Именно последние и призывают к методам военного и политического давления на Москву и Тегеран.

Иранская сторона предупредила весь мир о том, что в связи с оживлением российско-иранских военных контактов противники Ирана начнут широкомасштабное давление на Россию, выдавая, как всегда, желаемое за действительное и пытаясь склонить Москву к противодействию «непокорному Тегерану». Министр иностранных дел Ирана Манучехр Моттаки заявил, что западные страны уже начали массированную кампанию дезинформации, направленную на прекращение сотрудничества России с ИРИ в ядерной области, срыв мирной ядерной программы Ирана и продолжения ему российских военных поставок, в частности, средств противовоздушной обороны.

Западным СМИ очень хотелось бы представить прошедшие на уровне министров обороны переговоры так, чтобы российская сторона в качестве рычага воздействия на иранцев использовала вопросы, касающиеся выполнения ядерной программы Ирана и реализации контракта на поставку зенитных систем большой дальности С-300ПМУ-1. При этом использовался тот факт, что статус этого контракта для «неправительственных наблюдателей» оставался совершенно неясным. Делалась ссылка на «некоторые» иранские источники, которые говорили о том, что поставки ракет С-300 якобы уже начались, а российские официальные лица, в том числе заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков, публично опровергли, что передача комплексов уже произошла. Такая неоднозначность оценок была естественна из-за отсутствия полной информации.

Чтобы прекратить различные измышления по вопросу контракта на поставку зенитных ракетных комплексов (ЗРК) С-300ПМУ-1, Российская Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) была вынуждена выступить на этой неделе с официальным заявлением. Как сообщило агентство ИТАР-ТАСС 18 марта с.г., высокопоставленный представитель ФСВТС сообщил, что данные ЗРК в рамках заключенного в 2007 году контракта в Иран пока еще не поставлялись. Было подчеркнуто, что Россия не намерена отказываться от выполнения этого выгодного контракта.

Не вторгаясь в коммерческую и военную тайну этой поистине исторической сделки, заметим, что первоначально два года назад речь шла о поставке Тегерану пяти дивизионов С-300ПМУ-1 на сумму более $800 млн. Спустя пять лет объем и стоимость планирующейся поставки могут быть изменены. Для сравнения, - в прошлом году Россия выполнила контракт на поставку в Китай восьми дивизионов С-300 стоимостью в $1 млрд.

На Западе не скрывают, что хотели бы увидеть в позиции России «реальные сдвиги» в отношении Ирана с тем, чтобы вопрос о российских поставках вооружения в Иран был более «политизирован», то есть был бы тесно увязан с давлением на иранское руководство. Именно в этом случае Соединенные Штаты якобы будут готовы пересмотреть свою политику в отношении размещения ракет ПРО в третьем позиционном районе Европы.

Пыл поднятой западной прессой шумихи охладил сам министр обороны Ирана бригадный генерал М.Наджар, заявив после переговоров в Москве, что речь о мирной ядерной программе вообще не шла. Он подчеркнул в интервью журналистам, что укрепление военного потенциала Ирана носит строго оборонительный характер. Возможные ракетные удары Ирана по странам Европы и, тем более, по России, - полная выдумка и провокация США, оправдывающая размещение натовских ракет ПРО в восточно-европейских странах. Иранские власти будут говорить о закупке в России зенитно-ракетных систем С-300 лишь тогда, «когда это станет необходимо». Иран при этом оставляет за собой право «осуществлять все возможные меры для укрепления своего оборонного потенциала, в том числе шаги, направленные на приобретение и создание вооружений оборонительного характера», - отметил иранский министр.

Твердую точку под всяческими домыслами в отношении «иранской карты» Москвы поставил президент Дмитрий Медведев спустя месяц после визита М.Наджара в ответе на письмо президента США Б.Обамы, о содержании которого американская «Нью-Йорк Таймс» узнала из сенсационной и явно организованной «утечки информации» из Белого дома. В своем послании Обама говорил о якобы возможном изменении позиции Вашингтона в ответ на некие «конструктивные шаги» России по так называемой иранской проблеме. Понятно, что очередной пропагандистский ход американское руководство сделало в преддверии личной встречи президентов США и России 1 апреля этого года. Дмитрий Медведев ответил Бараку Обаме во время своего визита в Испанию хоть и косвенно, но недвусмысленно и твердо. Он сказал: «Никто не обусловливает вопросы ПРО какими-то разменами, тем более по иранской проблематике». В своих последующих интервью Д.Медведев, а затем и другие представители российского руководства официально подтвердили, что развитие иранской «программы мирного атома» ни в коем случае не может быть предметом торга в отношениях России и США и, тем более, служить каким-то тормозом в развитии всестороннего сотрудничества Москвы с Тегераном.

По оценке ряда российских аналитиков, стремление Запада убедить Россию в необходимости проявления Россией сдержанности в отношениях с Ираном в связи с реализацией этой страной ядерной программы не выдерживает никакой критики. Например, директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов, комментируя ситуацию вокруг военного сотрудничества России с Ираном, задает справедливый и совершенно убойный для западной пропаганды вопрос: «Почему российские поставки обычных вооружений в принципе должны связываться с ядерной программой Ирана, которая, кстати, носит мирный, а не военный характер?».

Аргумент Р.Пухова в пользу Тегерана очевиден и с этим нельзя не согласиться. Если даже чисто теоретически предположить, что Иран будет стремиться к созданию ядерного оружия, то он это будет делать уж не с целью «уничтожения Израиля», а для обеспечения собственной безопасности. «Ведь США своим поведением за последние десять лет показали всему миру, что никто не может чувствовать себя в безопасности, - подчеркивает аналитик, - если не обладает потенциалом ядерного сдерживания». Действительно, чем в этом плане Иран хуже Пакистана, Израиля, Индии и других стран, уже обладающих ядерным оружием? Тем более, что Иран - активный сторонник нераспространения ядерного оружия и подписал соответствующий международный Договор.

Для здравомыслящих политиков и экспертов как на Западе, так и на Востоке, совершенно ясны цели раздуваемой в США, других странах НАТО и в Израиле кампании вокруг так называемой военной, особенно, «ядерной угрозы» Ирана: заставить его идти в русле проамериканской политики и сломить «строптивое стремление» Тегерана к независимости и лидерству в мусульманском мире.

Как подчеркивает другой видный российский эксперт, директор Центра изучения современного Ирана, д-р Раджаб Сафаров, мы имеем налицо неоспоримый факт: «за всю, вот уже почти десятилетнюю историю западного противодействия Ирану, включая попытки его изоляции на международной арене, санкции Совета безопасности ООН и открытые военные угрозы, мир не получил никаких доказательств, что эта страна ведет разработки ядерного оружия. Все иранские объекты атомной энергетики находятся под полным контролем МАГАТЭ».

Трудно отрицать и другую реальность. Вся иранская нация, полностью солидарна с борьбой других мусульманских стран, в том числе братского палестинского народа, против западной и сионистской экспансии. Но Тегеран нельзя обвинить в прямой военной поддержке этой борьбы, а тем более, в проведении каких-либо акций на стороне группировок «Хезболла» или «Хамас» в Ливане или на палестинских территориях.

Неоспоримо и то, что Иран сегодня довольно далеко ушел от экспансионистских лозунгов «исламской революции» и просто вынужден прибегать к воинственной риторике в отношении США и Израиля, которые угрожают нанести ракетно-бомбовые удары по ядерным и другим важнейшим иранским объектам. Те не менее, Тегеран проявляет стремление договориться с Западом и даже пойти на сближение с Вашингтоном, особенно после прихода новой американской администрации президента Барака Обамы.

По оценке д-ра Сафарова, которую он приводил в политической дискуссии на телевизионной передаче Первого канала «Судите сами» и агентству «Russia.ru», так называемые «новые иранские инициативы» президента Обамы– это отнюдь не добрая воля, а необходимая реальность, когда США вынуждены считаться с ролью Ирана в исламском мире, где без договоренности с Тегераном невозможно преодолеть кризис доверия к американской политике. Здесь трудно ожидать изменений, поскольку гегемонистская машина Белого дома уже необратимо раскручена и никакая смена президентов не способна повлиять на стратегию глобализации и насаждение «демократий» по американскому образцу по всему миру. «Что касается России, - убежденно отмечает Сафаров, - то она никогда не станет заложницей иранской ядерной программы, как этого хотят на Западе».

Именно поэтому в России с истинным уважением воспринимают некий феномен президента Ахмединежада, который заключается в умении заручиться поддержкой иранского народа в проведении жесткой политики по отношению к внешним угрозам, с одной стороны, и в заботе о сохранении национального суверенитета, в том числе путем укрепления обороноспособности государства, с другой.

На переговорах с министром обороны ИРИ М.Наджаром, было отмечено, что поставки вооружений в Иран полностью отвечают как коммерческим, так военно-политическим интересам России. Со своей стороны, представители иранского оборонного ведомства подчеркивают, что российские предложения как по своим ценовым, так и качественным параметрам практически идеально отвечают требованиям иранского рынка.

Наблюдатели и эксперты не обошли вниманием тот факт, что в программу визита иранской делегации российская сторона включила, как было официально заявлено, «посещение министром обороны М.Наджаром ряда оборонных и промышленных предприятий РФ». Это расценивается как существенный шаг вперед в деле двустороннего военно-технического сотрудничества. Дело в том, что Россия готова поддержать программу иранского руководства по активному развитию собственной промышленности высоких технологий и отраслей оборонной индустрии. Это означает не только оживление военно-торговых связей, но и начало так называемого индустриального партнерства, когда стороны могут организовать производство отдельных видов российского вооружения и военной техники на иранских заводах, а в недалекой перспективе - создавать предприятия совместного военного производства.

Активные сторонники военно-политического сближения России и Ирана предупреждают, что промедление в активизации двустороннего военно-технического сотрудничества чревато риском возникновения «вакуума», который довольно быстро займут США и другие страны НАТО. Необходимо учитывать, что в деловых и даже в военно-политических кругах Ирана есть сторонники «быстрого и масштабного ирано-американского примирения». Для России и российского бизнеса это будет не только потеря рынка и существенной экономической выгоды.

В свою очередь, иранской стороне не следует закрывать глаза на то, что рекламируемая Вашингтоном «перезагрузка» доверия к Тегерану - это не только предлог для развития с ним военных и торговых связей Ирана с США и странами Западной Европы. Аналитики опасаются, - как бы это не обернулось военно-политическим кризисом «передоверия». Ведь США откровенно и упрямо преследуют далеко идущие цели не только потеснить Россию во всей зоне «расширенного Ближнего Востока», но и создать мощный кулак военно-политического давления на Иран и другие страны региона.

Это не просто аналитический прогноз. Соединенные Штаты предпринимают самые активные меры для укрепления геостратегического плацдарма НАТО, который уже фактически создан командованием Североатлантического союза в «афганском подбрюшье» России и непосредственно у иранских границ. Не секрет, что Барак Обама утвердил инициативу Пентагона перебросить контингент выводимых из Ирака войск в 15 тысяч человек в Афганистан и довести общую численность группировки в этой стране в ближайшие 4 года с 75 до 100 тыс.человек. Над «афганским синдромом» стоит задуматься не только в Тегеране, но и в Москве. Ведь именно Россия сотрудничает с США в борьбе против «подрывных и террористических сил» в Афганистане и открыла свои транспортные коридоры для переброски туда грузов Североатлантического союза.

Владимир Онищенко,
Военный обозреватель Иран.ру


Наша справка:

Военно-техническое сотрудничество Ирана и России имеет традиционный характер, хотя и пережило свою сложную историю.

В первой половине 90-х годов Россия поставляла вооружение Ирану по контрактам, заключенным еще Советским Союзом. В 1995 году в рамках комиссии Гор-Черномырдин была достигнута договоренность о прекращении к 1999 году военных поставок Ирану. Взамен США выделили РФ квоты на запуск американских космических аппаратов (было запущено спутников на сумму около $2,0 млрд).

Продажа вооружения и военной техники в Иран возобновилась спустя пять лет – после того, как в ноябре 2000 г. Россия уведомила США о выходе из договоренности 1995 г. После этого в 2002-2005 гг Тегеран получил 33 вертолета Ми-171, в 2003г. – три штурмовика Су-25, в 2005 г. – три Ми-17В-5.

В декабре 2005 г Россия заключила с Ираном сделку на продажу 29 зенитных комплексов «Тор-М1» (около $700 млн). «Торы» были переданы Ирану в конце 2006 г. Вашингтон сдержанно прореагировал тогда на поставку Тегерану «Тор-М1», поскольку дальность их действия ограничивалась 12 км при высоте поражения 6 км. Так что их целями могли стать крылатые ракеты и корректируемые авиабомбы, но не сами самолеты.

Переговоры о реализации ЗРК C-300ПМУ-1, начатые еще в 2004 году, возобновлены и сроки их поставки будут уточнены в зависимости от конкретной военно-политической ситуации вокруг Ирана. Дальность действия системы C-300ПМУ-1 доходит до 300 км при высоте поражения 27 км. Их целями станут в первую очередь как раз самолеты противника – истребители и бомбардировщики.

Первоначально комплексы C-300ПМУ-1 планировалось использовать для ПВО столицы Ирана, а также для прикрытия четырех районов: промышленный центр страны Исфахан (второй по значению), главная военно-морская база в Бендер-Аббас (Персидский залив), АЭС в Бушере, а также нефтяные терминалы в районах Абадан и Хорезмшехр.

В настоящее время в условиях военно-политического давления на Иран и открытых угроз США и их союзников, в первую очередь со стороны Израиля, нанести ракетные и бомбовые удары по важнейшим иранским объектам укрепление ПВО страны стало острейшей национальной задачей самообороны. За последние 10 лет Иран вложил дополнительные миллиарды долларов в строительство и развитие таких важных объектов своей инфраструктуры, как АЭС в Бушере, мощного газового месторождения Южный Парс, а также в нефтяную и энергетическую индустрию. Выведение их из строя означало бы полный подрыв экономики Ирана с практически необратимыми последствиями.

По нашей оценке, поставка таких средств ПВО Ирану, как C-300ПМУ-1, уже серьезно помешает намерениям США и их союзникам провести любую силовую акцию в этом регионе. На совместных заседаниях российско-иранской межправительственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству неоднократно подчеркивалось, что укрепление обороноспособности Ирана «необходимо для сохранения баланса сил на Ближнем Востоке и в зоне Персидского залива». Это, так называемая, комплексная система безопасности, освоенная Рособоронэкспортом для поставок «под ключ». Этот щит призван существенно повысить возможности по воздушному прикрытию таких стран, как Иран и Сирия.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.02889 sec