Иран движется по своему пути

02 декабря 2008
По всей видимости, к развитию ситуации вокруг Ирана уже можно подходить с точки зрения намеченных на июнь 2009 г. президентских выборов. Именно в данном ключе целесообразно анализировать, как политические заявления, так и экономические ходы властей страны.

Политический ракурс

Так, принявший в конце октября участие в Седьмом заседании Совета глав правительств государств-членов ШОС в Астане вице-президент Ирана Парвиз Давуди (как представитель государства-наблюдателя) во время встречи с российским премьером Владимиром Путиным заявил, что «сильная Россия не только отвечает интересам, но и чаяниям всего мира»(1).
В свою очередь, В.Путин, подчеркнувший планы Москвы по наращиванию сотрудничества с Тегераном, не только в одностороннем, но и многостороннем формате, заявил о возможном участии в сфере развития транспортной инфраструктуры Азербайджана, а в энергетических проектах - Катара. Данное высказывание В.Путина находится в русле объявленных внешнеполитических ориентиров РФ, как в отношении Южного Кавказа, так и в плане создания «газовой ОПЕК» (21 октября с.г. согласование условий в этом направлении было достигнуто между Ираном, Россией и Катаром).
А по итогам ноябрьского заседания политдиректоров «шестерки» по урегулированию иранской проблемы заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков заявил следующее: «Мы не согласовали вопрос о санкциях. Россия против тех санкций, за которые выступают ряд членов «шестерки... За введение санкций выступили страны Запада. Китай, как и Россия, не поддержал этого»(2).
Весьма симптоматично, что данная позиция Москвы и Пекина была озвучена через два дня после подписания президентом США Джорджем Бушем документа, где говорилось о его решении оставить «в силе исполнительный указ номер 12170 от 14 ноября 1979 г., в котором объявлялось чрезвычайное положение в связи с исключительной угрозой для национальной безопасности, внешней политики и экономики США, созданной ситуацией в Иране»(3). Речь идет о продлении на год объявленного Джимми Картером после захвата в Тегеране американских заложников действия ЧП в отношениях Вашингтона с Ираном.
В аспекте развития ирано-американских отношений можно отметить, что незадолго до президентских выборов в США прошла информация об опубликовании газетой «Вашингтон Пост» статьи, утверждавшей о планах открытия к концу осени секции интересов США в Тегеране. Осень еще не закончена, так что подождем с оценкой прогноза газеты. Но обратим внимание на факт поздравления иранского президента Махмуда Ахмадинежада Барака Обамы, озвучившего возможность начала переговоров с Ираном без каких-либо предварительных условий. Глава Ирана, в частности, призвал Б.Обаму дистанцироваться от «милитаристской политики», основанной «на оккупации, силе и навязывании своей позиции» и сделать «выбор в пользу справедливости, дружбы и невмешательства во внутренние дела государств», в т.ч. изменив «отношение к правам палестинцев, иракцев и афганцев»(4).

Экономический ракурс

Ну, а на этом фоне, в условиях мирового финансового кризиса, Тегеран продолжает экономическое движение вперед. Еще в октябре в Тегеране была открыта телекоммуникационная башня «Милад» (высота 435 м, четвертый «результат» в мире).
В свою очередь, власти страны предпринимают шаги, как в направлении создания положительного фона для инвестиций в страну, так и по вкладыванию средств в зарубежные проекты. Так, глава отдела зарубежных выставок Организации развития торговли (ОРТ) Ирана Задбум во время церемонии чествования передовых предпринимателей провинции Мазендеран, добившихся хороших успехов в области экспортных поставок, заявил, что в течение ближайшего года будет создано 13 новых зарубежных торговых представительств (их общее количество достигнет 30). Причем в качестве безвозмездной помощи частным компаниям, приобретающим недвижимость для зарубежных представительств, ОРТ представляет 15% от стоимости зданий(5).
В свою очередь, в Алжире открылась иранская торгово-промышленная выставка, в которой принимают участие компании, специализирующиеся в производстве автомобилей, медикаментов, ковров и тканей. Что касается завершившейся иранской выставки в иракской провинции Сулеймания, глава торговой палаты провинции Керманшах Кейван Кашефи сообщил о ее главной цели - увеличить экспорт иранских не-нефтяных товаров из этого региона в Ирак до 1 млрд. долл.(6).
Кроме того, на 2009 г. запланировано начало производство пяти новых моделей иранских автомобилей «Саманд» в Сирии. Достигнута договоренность между Ираном и Таджикистаном о строительстве в Душанбе автомобильного завода, автотранспортного тоннеля «Чормагзак» на трассе Душанбе-Нурек и разработке проектной документации по строительству ГЭС «Шуроб» на реке Вахш. При этом, президент Таджикистана Эмомали Рахмон, во время визита в Тегеран (завершился в пятницу), назвав Иран «естественным стратегическим партнером», выразил «удовлетворение» уровнем политических контактов между двумя странами(7).
Правда, Э.Рахмон высказал неудовлетворение уровнем экономического сотрудничества в сфере темпов строительства ГЭС «Сангтуда-2». Не случайно, в ракурсе ирано-таджикских отношений член промышленной комиссии парламента Ирана Хамидрза Фуладгер заявил, что «правительство Ахмадинежата должно защищать интересы государства в договорах в сфере торговли и промышленности»(8).
Нельзя также не обратить внимания на прошедшую в начале ноября в иранских СМИ информацию о планах строительства железной дороги между Арменией и Ираном (при активном участии России). Об этом шла речь еще на сентябрьской встрече глав Армении и РФ в Сочи (предполагается прокладка 80 км новых линий на северо-западе Ирана: от реки Аракс до Маранда на ветке Табриз-Джульфа). Не исключено и инвестирование в проект со стороны Азиатского банка развития (АБР), тем более, что в ближайшие два года банк предоставит Армении льготные кредитные ресурсы на сумму в 140 млн долл. (на прошлой неделе в Ереване состоялось открытие офиса АБР, членом которого Армения стала 3 года назад).
К тому же секретарь Совета национальной безопасности Армении Артур Багдасарян охарактеризовал завершившиеся несколько дней назад в Тегеране переговоры с официальными лицами Ирана как “эффективные” (стороны подписали десять соглашений в сфере оборонного, политического и экономического сотрудничества). Высказав согласие со спикером иранского Меджлиса Али Лариджани в том, что «парламенты двух стран играют важную роль в повышении уровня сотрудничества в рамках различных комиссий и парламентских групп дружбы»(9) (не первая ли реакция на создание Парламентской Ассамблеи тюркоязычных стран?).
В этом контексте обращает на себя внимание заявление генерального директора Института политических и международных исследований Ирана Сейеда Расола Мусави: «Стратегия сотрудничества Ирана с Арменией обусловлена не только географической близостью... Зарубежные державы прилагают много усилий, чтобы усилить свои позиции в регионе, но до прихода европейцев и американцев на территорию Южного Кавказа мы вместе решали свои проблемы. Иран протестует против политики тех стран, которые создают и подогревают конфликты в регионе»(10).
И еще один важнейший штрих. Мировые СМИ распространили информацию об инвестировании Турции в разработку трех фаз газового месторождения «Южный Парс» около 21 млрд. долл. Имеются ввиду совместные ирано-турецкие проекты по поставкам газа, как в Турцию, так и Европу (через турецкую территорию). Тут же глава иранской национальной газовой компании Азизолла Рамазани подчеркнул, что доведение суточной добычи природного газа в стране до 485 млн. куб. является новым рекордом, способствующим достижению «баланса между производством и потреблением газа». Правда, вряд ли кто сегодня возьмет на себя смелость однозначного утверждения о положительной реализации проекта доставки в Европу иранского газа. Эксперты наверняка не забыли, что подписанное еще 13 июля главами соответствующих ведомств Ирана и Турции соглашение о ежегодных поставках через территорию последней в страны ЕС 30 млрд куб м иранского и туркменского «голубого топлива» вызвало гневную реакцию Вашингтона.
В турецком же направлении высвечиваются и переговоры между министром энергетики ИРИ Парвизом Фаттахом со своим турецким коллегой Хильми Гюлером, во время которых было обговорено совместное инвестирование в строительство тепловых электростанций общей мощностью 6 тыс. МВт электроэнергии (на территории обеих стран).
Ну а завершить статью представляется целесообразным на «бушеровской» ноте. Несколько дней назад официальный представитель Организации по атомной энергии Ирана Мохсен Дэлавиз, зафиксировав начальный этап в запуске Бушерской АЭС, добавил: «Мы рассчитываем, что, в соответствии с нашей договоренностью с российской стороной, данная станция будет запущена в 2009 г.». На что глава «Росатома» Сергей Кириенко 27 ноября сразу же отреагировал следующим образом: «Работа идет, и определенные сложности, которые возникали, в том числе связанные с обеспечением своевременного финансирования, совместными усилиями иранского заказчика и российского подрядчика, преодолеваются... На следующий год мы должны завершить все работы».

Теймур Атаев, политолог, Азербайджан

Источник:"iamik"
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03946 sec