Иран возвращается на Каспий

23 апреля 2008
На этой неделе в Тегеране состоится 22-я встреча представителей пяти государств, окружающих Каспийское море - России, Ирана, Азербайджана, Казахстана и Туркменистана - на которой участники постараются принять новую "конвенцию о правовом режиме Каспийского моря".

На этой двухдневной встрече, которой предшествовал состоявшийся в октябре прошлого года саммит глав прикаспийских государств, вряд ли будет заключено какое-либо существенное соглашение, хотя она, конечно, является хорошим "разогревающим" мероприятием перед экономическим саммитом прикаспийских государств, который будет организован этим летом в России.

Представитель Ирана по каспийским вопросам Мехди Сафари (Mehdi Safari) подверг критике недостаточную подготовку к данной встрече, призвав к проведению большего числа предварительных встреч для урегулирования имеющихся между пятью странами разногласий по, несомненно, самой спорной проблеме региона - а именно, по вопросу раздела крупнейшего озера в мире.

В произнесенной на церемонии открытия речи министр иностранных дел Ирана Манучер Моттаки (Manouchehr Mottaki) заявил, что соглашения, заключенные между Советским Союзом и Ираном в 1920 и 1941 годах, в которых Каспийское море называется "общим ирано-советским морем", до сих пор являются основополагающими правовыми документами. Данные слова свидетельствуют о некотором ужесточении позиций Ирана. Однако следует иметь в виду, что некоторые представители иранского парламента (меджлиса) подвергают возглавляемое Моттаки министерство резкой критике, ставя под сомнение дипломатию Ирана в Каспийском регионе.

После распада Советского Союза в 1991 году и появления на берегах Каспийского моря трех новых государств, заявивших свои претензии на Каспий, вопрос правового режима Каспийского моря потерял свою былую ясность. Вместе с тем многие в Иране продолжают утверждать, что Иран имеет право на 50 процентов Каспийского моря, приводя в качестве доводов положения вышеупомянутых соглашений.

Однако иранские официальные лица дистанцируются от подобных заявлений, а сам Моттаки вызвал определенное недовольство иранцев, отметив, что доля Ирана на Каспии никогда не равнялась 50 процентам, что это нелогично, так как береговая линия Ирана составляет всего 17 процентов от общей протяженности береговой линии Каспийского моря, и что ни упомянутые соглашения, ни какие-либо иные официальные документы не закрепляют подобное положение вещей. Более того, Моттаки четко заявил, что площадь Каспийского моря, которой пользовался Иран, никогда не превышала 11,3 процента от общей площади моря.

Не считая рыбной ловли, Иран не проводил на Каспии активной политики, в том числе и в энергетической сфере. Отчасти это объясняется тем, что приоритет отдавался нефтяным и газовым богатствам Персидского залива, добычу которых осуществлять значительно легче, чем в Каспийском море, имеющим у берегов Ирана большую глубину. Другой причиной являются американские санкции, запрещающие иностранным компаниям организовывать совместные предприятия с иранцами.

Однако так как санкции США и ООН оказывают на Иран все возрастающее давление, особенно на Ближнем Востоке и в Персидском заливе, Иран обращает свой взор на Каспий, стремясь развивать там торговлю и привлекать туда инвестиции, обещая потенциальным партнерам выгодные соглашения о разделе продукции. Сообщается, что бразильская компания Petrobras вот-вот заключит соглашение о приобретении у Ирана сжиженного природного газа в обмен на осуществление поиска месторождений энергоресурсов в Каспийском море.

В то же время Иран стремится к заключению новых соглашений о торговле нефтью, например, с Казахстаном, а также к расширению системы своих трубопроводов, например, трубопровода "Нека-Рей", пропускная способность которого сегодня составляет 170000 баррелей в день.

Развиваются энергетические связи между Ираном и Россией. Российские гиганты "Газпром" и ЛУКОЙЛ принимают участие в иранских нефтяных и газовых проектах и, скорее всего, продолжат участие в совместных с иранцами проектах и дальше, несмотря на то, что эти страны являются в определенной степени конкурентами в сфере маршрутов транспортировки энергоресурсов из региона.

И все-таки на нынешнем этапе в ирано-российских взаимоотношениях главное место занимает сотрудничество, особенно в свете прошлогоднего октябрьского саммита, состоявшегося в Тегеране, на котором обсуждался широкий круг вопросов, в том числе региональная безопасность, и по итогам которого было принято совместное коммюнике, запрещающее присутствие любых иностранных кораблей или вооруженных сил в Каспийском море.

Вопрос расширения НАТО на восток никого не оставляет равнодушным, и Россия с Ираном увидели в Каспии общий геостратегический знаменатель. С точки зрения Ирана, этот общий знаменатель настолько объединяет Тегеран и Москву, что Москва может пойти навстречу Ирану в трудном вопросе правового статуса Каспийского моря, возможно даже, пойти на большие уступки, чем в прошлом.

Проблема в данном случае заключается в том, что Россия, Азербайджан и Казахстан уже разделили Каспийское море на соответствующие сектора, в результате чего доля Ирана на Каспии составит гораздо меньше 20 процентов (как и говорил министр иностранных дел).

Так как любое заключенное соглашение будет расценено националистически настроенными иранцами как предательство, иранские власти оказались в центре конфликта внутренних и внешних приоритетов, и поэтому они стремятся, по крайней мере в настоящий период, избегать вопросов о "процентных долях", настаивая на таких подходах, как "общее море" или "совместное владение" каспийскими водами, и не стремятся к разделу находящихся на дне Каспийского моря природных ископаемых.

Одним из главных преимуществ "совместного владения" является то, что данный подход позволяет Ирану и России сохранить некоторую общность интересов. В настоящее время у этих стран нет совместной территориальной границы, однако имеется общая морская граница. Это важный момент, принимая во внимание официальную заявку Ирана на вступление в Шанхайскую организацию сотрудничества (членами которой являются Казахстан, Китай, Кыргызстан, Россия, Таджикистан и Узбекистан). Если ШОС примет в свои ряду Иран, который в настоящее время имеет в Организации статус наблюдателя, то сфера ее влияния значительно расширится, в нее войдет большая часть Каспийского региона, что несомненно повлияет на взаимоотношения между ШОС и НАТО.

Следует отметить, что Иран официально выступает против новой "холодной войны", а некоторые бывшие иранские дипломаты, например, бывший посол Ирана в Германии, призывали к сотрудничеству между Ираном и НАТО по отдельным вопросам. Это может быть реакцией на готовность России к сотрудничеству с НАТО (например, Россия может предоставить транспортный коридор для транспортировки грузов НАТО в Афганистан) и демонстрирует гибкость Ирана, стремящегося ослабить опасения России и Китая, являющихся ведущими членами ШОС, в отношении присоединения Ирана к этой организации. Ведь если действия Ирана не будут соответствовать политике и ориентирам ШОС, то это сможет усложнить деятельность Организации, до сих пор находящейся в стадии формирования.

В заключение можно сказать, что, по иронии судьбы, тот факт, что Иран подчеркивает юридическую силу старых соглашений с бывшим Советским Союзом, может стать катализатором для заключения новых соглашений, которые, возможно, и не будут свидетельствовать о начале новой холодной войны, но, по всем показателям, будут иметь к ней некоторое отношение.

Источник:"inosmi.ru"
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03526 sec