Иран и Россия нуждаются друг в друге

Д-р Мехди Сафари

12 февраля 2008
Д-р Мехди Сафари: «Наше взаимодействие с Россией в различных областях развивается хорошими темпами, и отношения между двумя странами, которые строятся на основе политической воли и взаимного доверия, представляют собой наглядный образец добрососедства».

В ходе обстоятельного интервью агентству ИСНА д-р Мехди Сафари подробно рассказал о положении дел в области, которой он занимается на протяжении многих лет в силу своих служебных обязанностей (проблема Каспийского моря), а также изложил свою точку зрения по целому ряду других вопросов, в том числе о «возобновлении холодной войны между Москвой и Вашингтоном». В этой связи д-р Мехди Сафари заявил, что, по его мнению, холодная война между двумя державами никогда не заканчивалась.

Д-р Мехди Сафари, принимавший в свое время участие в подписании соглашения о топливе для Бушерской АЭС, по поводу названной станции и причин, по которым Россия затягивала ее строительство, заявил, что как он считает, «станцию с самого начала должны были бы строить русские».

По вопросам, касающимся Каспийского моря, д-р Мехди Сафари заявил, что по убеждению Исламской Республики Иран, поверхность моря должна оставаться в совместном пользовании пяти прикаспийских государств (после безусловного признания Каспия внутриконтинентальным водоемом и регионом, в котором ведется исключительно рыболовецкая и экономическая деятельность) и, к счастью, с такой точкой зрения согласна каждая из пяти стран. Единственная проблема, по которой остаются разногласия, связана с определением размеров прибрежных зон.

Д-р Мехди Сафари подчеркнул, что политика Ирана по проблемам, касающимся Каспийского моря, определяется решениями высших органов власти страны, в частности Высшего совета национальной безопасности. Одно из наиболее важных решений было принято в 1998 году. Согласно этому решению, до окончательного определения правового статуса Каспия ни одна из стран не должна использовать ресурсы и даже вести геологоразведочные работы на дне и под дном Каспийского моря в 20-процентном секторе, на который претендует Иран, и министерство иностранных дел до сих пор действует на основе этого принципа.

В соответствии с упомянутым решением, в Иране создан специальный комитет, который под руководством специального представителя по проблемам Каспийского моря координирует всю деятельность в стране вокруг этого уникального водоема. В составе комитета сформированы подкомитеты: по правовым, политическим, военным вопросам, по вопросам безопасности, борьбы с противоправными действиями, защиты окружающей среды, рыболовства и др.

Д-р Мехди Сафари подчеркнул, что договоры, которые были подписаны между Ираном и бывшим Советским Союзом в 1921 и 1940 годах, должны выполняться и в настоящее время. Их никто не отменял. Однако в этих договорах некоторые проблемы не получили отражения. В них ничего не говорится о вновь возникших обстоятельствах. Это только подтверждает необходимость завершения работы над правовым статусом, потребность в котором уже давно ощущается.

Д-р Мехди Сафари, который отстаивает права Ирана в Каспийском море, по поводу определения способов использования ресурсов под дном моря сказал, что по убеждению Ирана, вводимые ограничения на использование ресурсов на дне и под дном моря касаются только энергоносителей. На национальные сектора не будет распространяться государственный суверенитет. После того, как ресурсы закончатся, ни одна из стран не будет обладать правом суверенитета в этих секторах.

По поводу методов раздела дна моря д-р Мехди Сафари сказал, что, по мнению Ирана, в международном праве не предусмотрены какие-то специальные методы, обязательные к применению. Можно использовать несколько отдельных или совокупность разных методов. Однако один принцип остается обязательным: результаты раздела должны быть справедливыми. Принцип справедливости имеет свои особые критерии и условия, которые определяются разными факторами. В международном и морском праве все это подробно описано. Один момент остается неоспоримым: принцип справедливости не означает, что доли всех стран должны быть обязательно равными.

Основываясь на мнениях отечественных и зарубежных специалистов, прежде всего на мнениях юристов и географов, а также на результатах исследований в таких областях науки, как право, география, математика, геометрия и др., Иран пришел к выводу о том, что при справедливом разделе дна Каспийского моря его доля составит около 20%. Это не означает, что доли других прикаспийских стран будут такими же. У каждой из них будет своя собственная доля в соответствии с выработанными критериями.

Отвечая на вопрос о многосторонних и двусторонних переговорах по проблемам Каспийского моря и об уровне дипломатической активности Ирана в этой связи, д-р Мехди Сафари сказал, что помимо пятисторонних переговоров Иран провел многочисленные двусторонние переговоры со всеми прикаспийскими странами, в том числе с Азербайджаном и Туркменистаном, которые имели весьма положительные результаты с точки зрения сближения позиций сторон и решения некоторых важных проблем.

Среди принципов, на которых базируются позиции Ирана, д-р Мехди Сафари назвал необходимость общего согласия всех пяти прикаспийских государств при определении правового статуса Каспия, соблюдение принципа справедливости при разделе дна моря без распространения суверенитета на национальные секторы, свободное судоходство, плавание судов исключительно под флагами прикаспийских стран, приоритетность совместности действий во всех видах сотрудничества и взаимопомощи, а также при определении национальных секторов.

Подтвердив успешность последнего саммита глав прикаспийских государств в Тегеране, д-р Мехди Сафари затронул вопрос о мероприятиях, которые стоят в повестке дня министерства иностранных дел после названного саммита. Во-первых, предпринимаются шаги по созыву конференции, посвященной экономическому сотрудничеству стран прикаспийского региона. Она должна состояться в России. Цель конференции состоит в тщательном рассмотрении технических сторон вопроса и определении направлений практической работы для подготовки создания организации по экономическому сотрудничеству прикаспийских государств. Во-вторых, ведутся консультации с Баку по вопросам мира, стабильности и безопасности в зоне Каспийского моря. Азербайджанская сторона должна представить свой проект документа по данным проблемам, согласованный с уже представленными проектами (Ирана, России и Казахстана), для его обсуждения в ходе дальнейших переговоров. Кроме того, в Тегеране состоится совещание на уровне заместителей министров иностранных дел с целью продолжения консультаций по поводу правового статуса Каспийского моря.

Что касается вопросов защиты окружающей среды, рыболовства, транспорта и судоходства, то сотрудничество в этих областях продолжается. Так, например, несколько дней назад в Женеве состоялось совещание по проблемам защиты окружающей среды. В Туркменистане проводится совещание по вопросам рыболовства.

В ответ на просьбу корреспондента агентства ИСНА прояснить вопрос о доле Ирана в Каспийском море д-р Мехди Сафари сказал, что вопреки неправильным представлениям некоторых некомпетентных людей, которые думают, что во времена бывшего СССР Каспийское море было поделено между Ираном и Советским Союзом, такого не было. Подобные крайне несерьезные, ничем не обоснованные взгляды не могут быть приемлемыми для иранской стороны. В соглашениях между Ираном и Советским Союзом, а затем Россией нет никаких упоминаний о разделе моря и об определении межгосударственных границ. В подписанных сторонами документах об этом ничего не говорится. Упомянутые ничем не обоснованные суждения постоянно создавали и создают дополнительные трудности. Иранская сторона со всей категоричностью заявляет, что согласно оценкам специалистов, сделанным на основе международного права, доля Ирана при разделе дна Каспийского моря должна быть «в пределах 20%» и Иран никогда не откажется от своих прав.

Д-р Мехди Сафари подчеркнул: «Мы не претендуем на права других. Каждая страна должна по справедливости получить свою долю на основе международного права и согласованных принципов. Исламская Республика Иран по проблемам Каспия будет твердо стоять на своих принципиальных и подтвержденных на всех уровнях государственной власти позициях. Мы не отступимся от своих национальных интересов, и так будет до тех пор, пока окончательно не решится вопрос о правовом статусе Каспийского моря».

Все действия в отношении Каспийского моря предпринимаются на основе решений Высшего совета национальной безопасности.

Д-р Мехди Сафари подчеркнул, что изложенные позиции одобрены Высшим советом национальной безопасности и никто не имеет права отступать от них. Все, что касается этого уникального водоема, определяется решениями названного совета, и заинтересованные министерства и ведомства действуют в рамках этих решений, координируя свои действия с министерством иностранных дел и специальным представителем по проблемам Каспийского моря. К счастью, между министерством иностранных дел и другими министерствами существует полная согласованность действий, которая приносит и будет приносить в дальнейшем свои исключительно полезные плоды в деле претворения в жизнь принятых решений.

По поводу обеспокоенности в связи тем, что другие прикаспийские страны используют ресурсы моря в своих интересах, д-р Мехди Сафари сказал следующее: «Хотя в последние годы некоторые страны региона ведут в море добычу нефти и газа, это не причиняет никакого ущерба интересам Ирана, поскольку разрабатываемые месторождения не находятся в совместном владении Ирана и этих стран. До сих пор ни одна из прикаспийских стран не использовала ресурсы сектора, на который претендует Иран (20%), и не вела там разведку».

Затем бывшему послу Ирана в России был задан вопрос о степени влияния односторонних интересов России на взаимодействие между Ираном и Россией в будущем. В качестве примера было приведено соглашение о Бушерской АЭС, строительство которой ведется на протяжении последних десяти лет. Напомнив о том, что каждая страна отстаивает прежде всего свои собственные интересы, д-р Мехди Сафари сказал, что Иран и Россия – соседи. Они имеют общие границы на Каспии, на Кавказе и в Центральной Азии. Обе страны строят свои взаимоотношения исходя из своих политических и экономических интересов, интересов обеспечения безопасности. Их взаимоотношения не определяются только политическими соображениями. Иран и Россия нуждаются друг в друге. В настоящее время между ними сложились весьма добрые и плодотворные отношения во всех перечисленных областях.

Д-р Мехди Сафари подчеркнул: «Мы с Россией не конкуренты, а партнеры».

По вопросу о Бушерской АЭС д-р Мехди Сафари сказал, что многие рассматривают данную проблему только с точки зрения политики и безопасности, в то время как здесь имеют значение и вопросы экономического и управленческого характера.

За то время, пока строилась названная электростанция, управление ее строительством в России несколько раз переходило из государственных рук в частные. В этой связи д-р Мехди Сафари подчеркнул: «Я считаю, что в конечном итоге именно неправильное руководство проектом и явилось причиной затягивания строительства Бушерской АЭС и задержки ее пуска».

Исламская Республика планировала продолжить работы по строительству электростанции с минимальными затратами и с использованием оборудования станции, завезенного в страну до исламской революции. Однако потребовалось много времени для составления списков оборудования станции, имевшегося в наличии в Иране. С другой стороны, спустя некоторое время выяснилось, что часть оборудования, попавшего в списки, пришла в негодное состояние. Все это с учетом внутренних проблем в России и неправильного руководства проектом и стало причиной затягивания строительства электростанции.

В ответ на вопрос о том, не связана ли задержка пуска станции с поставками топлива для ее реактора, д-р Мехди Сафари сказал: «Да, некоторые считают, что пуск станции откладывается из-за проблемы с топливом. К счастью, консультации, проведенные в ходе визитов президента и министра иностранных дел России в Иран, в ходе визитов секретаря Высшего совета национальной безопасности и министра иностранных дел Ирана в Москву, а также предварительные переговоры в ходе визита руководителей Организации атомной энергии Ирана в Москву, позволили решить проблему с поставками топлива в Иран».

Далее д-р Мехди Сафари отметил, что, по его мнению, если бы строительство атомной электростанции российские специалисты вели «с нуля», без сохранения европейских технологий, ее ввод в эксплуатацию состоялся бы раньше.

В ответ на замечание о том, что русским было хорошо известно, в каком состоянии находится электростанция и какими были пожелания иранской стороны на период подписания контракта, а также о том, что сроки строительства и пуска электростанции были четко определены в первоначальном соглашении, д-р Мехди Сафари снова напомнил о препятствиях, связанных с руководством проектом в России, и о технических и проблемах и сказал: «Я считаю, что в целом, проблемы со строительством Бушерской АЭС на 60-65% связаны с неправильным руководством проектом».

По поводу первоначальной стоимости строительства, ввода в эксплуатацию электростанции и топлива для ее реактора д-р Мехди Сафари сказал, что первоначальное соглашение было подписано руководителем Организации атомной энергии того времени и стоимость проекта, насколько ему известно, превышала тогда 1 млрд. долларов.

Говоря о причинах подписания в дальнейшем контракта по строительству электростанции «под ключ» вместо первоначального соглашения, бывший посол Ирана в России сказал, что такой шаг позволил ускорить строительство станции и при этом многие инженеры и монтажники оборудования, занятые на строительстве Бушерской АЭС, были иранцами.

В ответ на замечание о том, что, по мнению некоторых аналитиков, поставки топлива для Бушерской АЭС увязаны с интересами России в ее противостоянии с Америкой, в частности по проблеме размещения элементов системы ПРО в Европе, д-р Мехди Сафари сказал: «Исходя из своего личного опыта, могу сказать, что русские выполняют подписанные ими контракты и никогда не используют их в качестве предмета сделок».

Когда д-ру Мехди Сафари был задан вопрос, представляется ли важным своевременное выполнение контракта, во временных рамках, определенных в первоначальном соглашении, он сказал: «Когда все были обеспокоены тем, что русские вообще не предоставят топливо, я был уверен в том, что поставки будут осуществлены. Необходимо лишь разобраться в причинах задержки пуска станции».

В этой связи д-ру Мехди Сафари были заданы следующие вопросы: «Если бы не стояла проблема размещения американской системы ПРО, оставались ли бы еще какие-нибудь препятствия для поставок топлива в Иран? В таком случае как сложилась бы ситуация с завершением строительства станции? Ведь прошло уже около 10 лет с начала ее строительства». По этому поводу заместитель министра иностранных дел сказал: «К счастью, работы, проводимые Ираном в области производства ядерного топлива на отечественных предприятиях, успешно продвигаются. Однако, в целом я считаю, что наше взаимодействие с Россией в различных областях развивается хорошими темпами и отношения между нашими двумя странами, которые строятся на основе политической воли и взаимного доверия, в том числе и в такой сфере, как строительство Бушерской АЭС, представляют собой наглядный образец добрососедства».

Далее д-р Мехди Сафари отметил, что нет ни одного государства, которое выполнило бы свои обязательства в срок и в полном объеме. Так, Франция, Германия и Англия не выполнили обязательства по завершению строительства Бушерской АЭС. Россия же заключила с Ираном контракт по завершению строительства названной станции в условиях, когда никто не соглашался обсуждать этот вопрос с иранской стороной.

На замечание о том, что, по мнению некоторых аналитиков, Россия не хочет, чтобы иранское ядерное досье было закрыто исходя из своих собственных интересов, д-р Мехди Сафари ответил лишь словами о том, любая страна в международной деятельности преследует свои интересы и принимает решения, основываясь на этих интересах.

Далее заместитель министра иностранных дел отметил, что если Иран должным образом выстроит свои отношения с Россией в нынешних условиях и поднимет их на более высокий уровень, в дальнейшем можно будет многое сделать вместе с этой страной. Иран плодотворно сотрудничает с Россией в Афганистане, на Ближнем и Среднем Востоке, в Персидском заливе, в Средней Азии и на Кавказе.

Затем речь зашла о последствиях размещения элементов системы ПРО в Восточной Европе с точки зрения отношений между Москвой и Вашингтоном. Это заставило обе стороны резко отреагировать на действия друг друга. В этой связи некоторые аналитики считают, что снова возрождается холодная война между двумя великими державами. По этому поводу д-р Мехди Сафари сказал: «Я как специалист считаю, что холодная война между Америкой и Россией никогда не прекращалась. Американцы использовали любой повод для того, чтобы нанести удар по России. Используя события в Чечне, они стремились даже к тому, чтобы расчленить эту страну на части».

На протяжении последнего десятилетия Россия старалась восстановить утраченную силу. В этой связи она проводила структурные преобразования в политической, экономической, военной и социальной сферах.

Вместе с тем, Европа и Америка в последние годы многое сделали для того, чтобы разжечь в России политические, этнические и религиозные противоречия. Так, европейские страны приложили руку к тому, чтобы обострить конфликт между исламом и христианством в Грузии. Предпринимаются шаги по расширению НАТО на восток Европы.

По словам д-ра Мехди Сафари, острота реакции России на размещение элементов американской системы ПРО и противостояние двух великих держав, хорошо ощущаемое странами региона, связаны с тем, что Россия восстанавливает свои силы, а размещение системы ПРО в непосредственной близости от ее границ как никогда сужает жизненное пространство Москвы.

Заместитель министра иностранных дел подчеркнул, что холодная война никогда не прекращалась. Сегодня понимание этого факта начинает в какой-то мере распространяться среди мировой и региональной общественности.

В ответ на вопрос о том, что нуждается ли Россия для восстановления своей силы в преобразованиях и реформах в социально-политической сфере, д-р Мехди Сафари сказал: «Народ России стремится к восстановлению утраченной силы, и нынешний российский президент Владимир Путин за последние восемь лет многое сделал для того, чтобы вплотную приблизиться к этой цели. В то же время восстановление силы зависит не только от состояния дел в экономической и военной областях. Процесс охватывает также социально-политическую и культурную сферы».

Затем заместителю министра иностранных дел был задан следующий вопрос: «С учетом противостояния с Америкой, с одной стороны, и характером отношений с Россией и Китаем – с другой, какое будущее ожидает Иран? Не окажется ли он в кольце совместных действий названных государств, в одном случае, или их столкновений – в другом?» Д-р Мехди Сафари ответил: «Это определенно не так. Иран не окажется в блокаде. Напротив, большое количество игроков и новые условия на международной арене – все это открывает широкое поле деятельности для нашей страны».

По вопросу опровержения сведений о поставках Ирану зенитных комплексов S-300, появившегося в российских СМИ, заместитель министра иностранных дел заявил, что так называемое опровержение со стороны одного из представителей российских властей касалось лишь того, что переговоры об этих поставках не велись в ходе последнего визита в Иран российской делегации по вопросам военно-технического сотрудничества, однако консультации между сторонами по поводу приобретения Ираном названных зенитных комплексов вне рамок визита названной делегации продолжаются.

Зохра Асгари, корреспондент агентства ИСНА.


Справка:
С 1991 года д-р Мехди Сафари занимал пост временного поверенного в делах Ирана в Германии. С 1992 по 1995 год он был послом в Австрии. В 1995 году д-р Мехди Сафари был назначен послом в России и из Вены переехал в Москву. В России в качестве главы дипломатического представительства он оставался до 2001 года. Через несколько часов после вызвавших шок во всем мире сентябрьских событий в США д-р Мехди Сафари возвратился в Тегеран. Тогда закончилась его самая продолжительная дипломатическая командировка.

Мехди Сафари имеет научную степень доктора в области коммуникаций (электроэнергетика и связь), обладает большим опытом дипломатической работы. В течение четырех лет он изучал политологию в университете Джорджа Вашингтона.

Д-р Мехди Сафари начал свою дипломатическую карьеру при правительстве Хашеми-Рафсанджани. По возвращении из Москвы д-р Мехди Сафари решением президента Мохаммеда Хатами и председателя Высшего совета национальной безопасности был назначен специальным представителем Ирана по проблемам Каспийского моря. При правительстве Махмуда Ахмадинежада д-р Мехди Сафари занял пост заместителя министра иностранных дел по странам Азии, Океании и СНГ, оставаясь при этом специальным представителем по проблемам Каспийского моря.

Iran News

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03918 sec