Тегеранский пасьянс для Центральной Азии

27 августа 2007
Пока страны Центральной Азии размышляют над тем, с кем им больше по пути — с Америкой, Россией или Китаем, свои варианты сотрудничества им предлагает другой крупный политический и экономический игрок этого региона Иран. И если еще три-четыре года назад Тегеран довольствовался лишь отдельными проектами на территории Центральной Азии да краткими встречами-визитами первых лиц, то теперь речь идет о полномасштабном вовлечении этого региона в экономические и политические планы Исламской Республики Иран.
О том, что Иран уже не просто «ближний сосед», а серьезный конкурент и России, и КНР, и Соединенным Штатам особенно четко стало ясно во время недавно состоявшегося в Бишкеке саммита Шанхайской организации сотрудничества. И хотя Иран пока так и не повысил свой статус с наблюдательского до полномасштабного членства, тем не менее именно Тегеран в самое ближайшее время может играть все более возрастающую роль в Центральной Азии.

«Зачем вам Россия и Америка?
Давайте дружить с нами!»

После того, как стало известно о проведении очередного саммита ШОС именно в столице Кыргызстана Бишкеке, сразу несколько лидеров, приглашенных на этот саммит, решили не только ограничиться мероприятиями Шанхайской организации сотрудничества, но и капитально «окучить» весь регион, благо все страны Центральной Азии в Бишкеке были представлены на высшем уровне.
В результате и китайский лидер Ху Цзиньтао, и российский президент Владимир Путин, и президент Афганистана Хамид Карзай помимо Бишкека провели несколько важных встреч и визитов для закрепления своих позиций в регионе.
Не отстал от них и президент Ирана Махмуд Ахмадинежад. Не секрет, что задолго до саммита в Бишкеке иранский руководитель всеми силами стремился протолкнуть (главным образом — с помощью России) — членство своей страны в ШОС. Однако когда стало ясно, что пока мораторий на расширение организации нарушать не планируется, Ахмадинежад решил пойти «своим», индивидуальным путем, и поработать со странами Центральной Азии на двусторонней основе.
Находясь в Бишкеке, иранский лидер встретился в двустороннем формате со всеми ключевыми игроками этого региона — президентами России, Китая, Пакистана, Таджикистана, Казахстана и Узбекистана. И хотя статус Ахмадинеджада на встрече был всего лишь наблюдательный, «наблюдал» за своими коллегами иранский президент так, как будто это они должны были радоваться общению и вниманию со стороны столь высокого гостя, а не наоборот.
Не случайно, что во время встречи с председателем парламента Кыргызстана иранский президент наотрез отказался сидеть с кыргызским политиком через стол -дескать, первое лицо в парламенте — это не уровень президента, поэтому попрошу ко мне относиться со всеми почестями и соответствующим уважением!
А еще до посещения саммита ШОС в Бишкеке Махмуд Ахмадинежад посетил столицу Афганистана Кабул и нанес визит в Туркменистан, где встречался уже второй раз за этот год с президентом республики Гурбангули Бердымухамедовым.
При этом иранский лидер не скрывал важности личного контакта со своими коллегами и намекал, что Иран вполне может оказать и тому же Афганистану, и Туркменистану существенную помощь в осуществлении целого ряда экономических проектов. В своих речах в Ашхабаде и Кабуле президент Ахмадинежад словно намекал принимавшим его хозяевам: «Зачем вам зависеть от Америки или России? Иран вам может предоставить гораздо более выгодные условия и по кредитам, и выступать как надежный и верный друг».

Тегерану надоело стоять на политической обочине

Во многом символичен был визит иранского лидера в Афганистан. Это было его первым посещением соседней страны, и многие обозреватели отметили, что Тегеран не намерен отдавать Афганистан полностью под контроль политики Соединенных Штатов. Более того, Иран в состоянии сегодня существенно помочь Афганистану в нормализации жизни в западных и северных районах этой страны, в то время как войска США и коалиции стран НАТО , скорее всего, будут продолжать вести и дальше изнурительную борьбу с талибами на юге и юго-востоке Афганистана.
Проявляет большую активность Иран и в отношениях с Туркменистаном. Контакты между Тегераном и Ашхабадом были и при предыдущем туркменском президенте Сапармурате Ниязове, но именно в нынешнем году эти контакты стали постоянными и весьма плодотворными для обеих сторон. При этом тот же Иран очень хотел бы, чтобы Туркменистан как можно скорее был принят в ШОС плюс именно через Туркменистан Тегеран надеется выйти на многие другие рынки стран Центральной Азии, особенно с учетом очень неплохих личных отношений, которые сложились между иранским и туркменским президентами.
Также не забывает Иран и о решении проблемы раздела Каспия, где позиции Ирана и Туркменистана весьма близки в отличие от позиций Казахстана, России и Азербайджана. Иранский президент уже пригласил Бердымухамедова вновь посетить с визитом Тегеран, да к тому же не будем забывать о том, что именно в иранской столице по осени пройдет саммит глав прикаспийских государств, в котором ожидается участие российского президента В. Путина.
Намерен иранский президент добиться от Туркменистана расширения сотрудничества в сфере поставок природного газа в северные районы Ирана. В то же время Иран инвестировал в Туркменистан примерно полмиллиарда долларов, именно иранцы проложили газопровод по маршруту Корпедже- Курт Куи, построили терминалы по хранению сжиженного газа плюс иранцы готовы взять на себя налаживание всей системы связи между Туркменистаном и окружающими его странами.
Буквально ежемесячно Иран наращивает закупки туркменского газа для своих северных областей (кстати, туркменский газ в гораздо больших количествах, чем поставляется сейчас, просит у Ашхабада и Афганистан), и уже предложил Г. Бердымухамедову поработать над сооружением нового магистрального газопровода через территорию Ирана по направлению к ее столице Тегерану.
Учитывают в Тегеране и сильнейшее давление — прежде всего политическое, которое оказывают Соединенные Штаты на все страны Центральной Азии, которые по тем или иным причинам заинтересованы в сотрудничестве с Ираном. Осуществление Тегераном ядерной программы стоит американцам, что называется, поперек горла, а тут еще желание иранцев присутствовать в регионе , где США и так вынуждены бороться с двумя серьезными соперниками — Россией и Китаем.
Не случайно поэтому, что намерение Ахмадинежада активизировать политику Ирана в Центральной Азии и сделать свою страну одним из ключевых и влиятельных игроков в регионе, где пересекаются интересы России, Соединенных Штатов и Китая, вызывает большое беспокойство в Вашингтоне и вполне может стать новым непредсказуемым фактором в ожесточенной борьбе за политический контроль над энергетическими ресурсами всей Центральной Азии.

Россия пока Ирана не боится

Если в Соединенных Штатах крайне негативно относятся к активизации политики Тегерана в странах Центральной Азии, то в Москве на подобную активность Ахмадинежада пока смотрят с некоторым скепсисом. По мнению российских экспертов, влияние Ирана и его экономические возможности в этом регионе крайне ограничены. По существу, лишь в Таджикистане присутствие иранцев как-то мало-мальски приветствуется в силу общего персидского происхождения двух этих народов, а вот в других республиках приходу иранцев вряд ли будут рады, считают в Москве.
Однако подобный подход, основанный на этническом или каком другом балансе, весьма ограничен. Иран уже сегодня чувствует себя во многом скованным и оттесненным от «больших политических игр» в регионе. Из-за своей достаточно открытой конфронтации с Соединенными Штатами Ирану довольно трудно развивать полномасштабное сотрудничество с тем же Казахстаном, Азербайджаном и другими странами Каспия, поскольку у этих государств с США налажены хорошие отношения и они просто не хотят рисковать ими в угоду позиции Тегерана.
Помимо этого, Иран на протяжении всей своей истории позиционировал себя как влиятельное и мощное государство, которое во многом диктовало всем своим соседям правила игры. Ныне в «иранском подбрюшье» заправляют Соединенные Штаты, Россия, Китай, а Ирану остается только координировать свое сотрудничество с теми, кто хотя бы мало-мальски готов проводить сбалансированную и нейтральную политику в регионе (именно поэтому Туркменистан столь выгоден для Ирана в плане развития экономического и политического сотрудничества).
Не будем забывать и о том, что Иран только начинает свою игру в Центральной Азии. У него нет здесь каких-то «старых должков», нет желания, как у той же России, «вернуться туда, откуда сами недавно ушли», как и нет стремления создавать в регионе свои военные базы (возьмите политику в этом вопросе тех же США или стран НАТО).
Ну и, наконец, ситуация с ядерной программой Ирана до сих пор никакого решения так и не нашла. Как известно, принятые Советом Безопасности ООН в декабре 2006 года и в марте 2007 года резолюции с требованием к Тегерану приостановить обогащение урана, естественно, Ираном до сих пор так и не выполнены. Ужесточение санкций, на котором настаивают Соединенные Штаты, может последовать в любой момент — особенно после сессии Генеральной Ассамблеи ООН, намеченной на сентябрь.
Ведущиеся на данном этапе переговоры между Ираном с представителями Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) и Евросоюза пока не привели ни к каким конкретным результатом и, скорее всего, больше походят на элементарное затягивание Тегераном времени.
В то же время Соединенные Штаты в открытую продолжают обвинять Иран в тайных поставках оружия афганским талибам, которые воюют уже несколько лет против американцев и натовцев. Выступая в Кабуле, иранский президент Ахмадинежад отверг эти обвинения, но все равно напряжение в регионе из-за роста иранского влияния будет нарастать, что тем же странам Центральной Азии, имеющим дело с Тегераном, ничего хорошего не сулит.
Правда, своего иранского коллегу поддерживает афганский президент Хамид Карзай, который называет Иран «дружественной страной». Американцы с таким определением абсолютно не согласны и продолжают прессовать Иран (как и за якобы поддержку подрывных элементов в Ираке среди шиитов-радикалов) по всем возможным направлениям.

Поосторожнее на крутых поворотах

Сегодня Иран как никогда ранее вынужден заботиться о своем внешнеполитическом имидже и всеми силами стремится укреплять отношения с теми странами, которые к этому хотя бы элементарно предрасположены. Это касается прежде всего государств Центральной Азии, которые и находятся от Ирана в непосредственной географической близости, и потенциально заинтересованы в экономическом — прежде всего энергетическом — сотрудничестве.
Особое место в плане энергетического сотрудничества Тегеран отводит Туркменистану и Казахстану. При любом раскладе именно с этими двумя странами в регионе Иран будет налаживать самые активные связи, и именно с их помощью будет проталкивать идею реализации проекта «Набукко» по транспортировке иранского газа в Европу. В этой ситуации Тегеран мог бы выйти через страны Центральной Азии на крупные мировые рынки, и тем самым вырваться из навязанной ему американцами политической и экономической изоляции.
Иранцы понимают, что данный проект пользуется поддержкой руководства Евросоюза, однако известно также, что Соединенные Штаты относятся к этой затее весьма прохладно. И если и поддержат ее, то только в том случае, если газ в Европу пойдет из Туркменистана, Казахстана и потенциально Азербайджана, но уж никак не из Ирана.
По-прежнему будут «окучивать» иранцы и Таджикистан, где главным направлением сотрудничества станут иранские инвестиции, льготные кредиты, поставки оборудования, прокладка дорог и тоннелей в горах. Таджикистан, кстати, получает также крупную финансовую помощь и от Китая, и от Соединенных Штатов, и от России. Так что для того, чтобы укрепиться в этой республике, Ирану придется выдержать отчаянное соперничество со стороны своих мощных конкурентов.
В целом же Иран будет и дальше стремиться как можно теснее сотрудничать со странами Центральной Азии вне зависимости от того, нравится это Москве, Вашингтону и Пекину или нет. Другой вопрос, захотят ли портить из-за связей с Ираном свои отношения с Америкой, Россией и Китаем сами государства этого региона. Ведь пока выгоды от кооперации с тремя основными игроками мировой политики для них куда весомее, чем только начинающийся «персидский поход» на Центральную Азию.

Юрий Сигов, Вашингтон

Источник:"iamik"
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03539 sec