Запад может потерять статус делового центра

13 августа 2007
Россия переполнена нефтедолларами. По официальным сообщениям Минфина, в конце июля в Стабилизационном фонде скопилось 3,3 млн рублей, что эквивалентно 127 млрд долларов. Впрочем, если уж быть совсем точным, 53 млрд долларов, 41 млрд евро и 6 млрд фунтов стерлингов. Как особо подчеркнул министр финансов Алексей Кудрин, деньги эти работают. Будучи вложенными в ценные бумаги зарубежных стран, они за год дали 9,5% прироста, 85,1 млрд рублей.

Нефтедолларовый поток не иссякнет в ближайшем будущем. К тому же Алексей Кудрин предполагает получать в Стабфонд и сверхприбыль газовиков, а также и доходы от приватизации, как это делает, например, Казахстан.

Естественно, что все это должно быть законодательно закреплено. В Думе далеко не все согласны с предложениями Минфина, так же как и с тем, что в дальнейшем планируется деньги Фонда национального благосостояния, который придет на место Стабилизационного, размещать исключительно в зарубежных ценных бумагах.

Но, судя по всему, главная сложность использования российских нефтедолларов за рубежом будет определяться не в Думе. Против появления российских инвестиций на международных финансовых рынках выступили сразу несколько высокопоставленных чиновников Европы и США. Дело в том, что российские финансисты хотят использовать «норвежскую формулу» - 60% средств планируется инвестировать в акции, а 40% - в облигации. Но на Западе оказались не готовы к такому повороту событий.

Российские деньги, вкладываемые в государственные ценные бумаги, облигации, вроде бы, даже приветствовались. Более того, в июне в Москве побывал заместитель министра финансов США Роберт Киммит, предложивший своим российским коллегам инвестировать средства Стабфонда в свою экономику. Еще раньше произошел визит в Москву заместителя министра финансов Японии Хироси Ватанабе, предлагающего принять участие в облигационном займе своей страны.

Но в то же самое время появились высказывания других высоких чинов США, что создание государственных фондов благосостояния в ряде стран, в которые инвестируются излишки золотовалютных резервов, могут вызвать потенциальные негативные последствия для международной финансовой системы. Под критический обстрел попали Китай с его торговой экспансией, арабские нефтедобывающие государства и, конечно же, Россия. Против Китая кампания перехлестнула не только рамки торговли (какой ужас - государственные флаги США закупаются в Китае) или инвестиций (китайский инвестиционный банк стал крупнейшим в мире). Она коснулась даже очередной Олимпиады. В возведении великой «антикитайской» стены активное участие приняли и европейцы, и австралийцы. После того, как президент Буш подписал так называемый «Акт 2007 года об иностранных инвестициях и национальной безопасности», расширяющий полномочия Комитета по иностранным инвестициям при Минфине с привлечением к проверке важных сделок спецслужбы, даже в самих Штатах заговорили о конце свободной торговли.

Сторонники ужесточения говорят, что накопившиеся в развивающихся странах капиталы, будучи привлеченными в страны свободного мира, чреваты скупкой там важнейших предприятий и банков. А значит, чужие государства получат возможность затем диктовать свои условия. Примерно также мотивируют свою вдруг появившуюся закрытость и в странах ЕС. В частности, немецкая «канцлерин» Меркель и президент Франции Саркози заявили, что государственные инвестфонды могут покупать европейские компании по политическим соображениям.

Но нет в России инвестиционного фонда, рассчитанного на приобретение каких бы то ни было активов за рубежом. Фонд благосостояния предусматривает только портфельные инвестиции, а не стратегические приобретения иностранных компаний. Цель Стабфонда и сменяющего его Фонда национального благосостояния - сохранение имеющихся государственных запасов на «черный день». Подобно Норвежскому нефтяному фонду (Пенсионному) он предназначен для удовлетворения внутренних потребностей, а его размещение в зарубежных ценных бумагах - оптимальный способ убережения от инфляции. Любопытно, что к норвежскому фонду у американских и прочих властей нет претензий. Тем более - к пенсионным фондам в самих США, которые активно инвестируют свои средства за рубежом.
Впрочем, такой двойной стандарт был всегда присущ нашим оппонентам. Но, если отвлечься только от денег Стабфонда, то совершенно не исключено, что российские деньги, в том числе и государственные, могут быть инвестированы в западную экономику, так же как это делает сейчас Китай или Эмираты. Например, Алексей Кудрин сказал на днях, что новый Банк развития России, государственное инвестиционное подразделение правительства, будет покупать пакеты акций зарубежных компаний.

Почему же этому так препятствует Запад? Все дело в том, что ни его экономика, ни геополитическая концепция, ни ментальность, в конце концов, не подготовлены к диалогу на равных с Россией, Китаем и другими разбогатевшими представителями третьего мира. Запад привык работать с бедными партнерами, с должниками, которым можно было навязывать свои планы развития, выделяя при необходимости небольшие ниши в мировой экономике. И не более того. Смотрите, что происходит в самой стратегической отрасли - энергетической: вторжение в Ирак и систематические угрозы Ирану, попытка «запретить» ОПЕК и не допустить создание «газовой ОПЕК», навязывание России Энергетической хартии ЕС с явно колониальным подтекстом. Отсюда же и столь бурные заявления при появлении России-банкира и России-инвестора на финансовых рынках. Конечно, деньги пойдут к деньгам, и совершенно не исключено, что Россия может стать миноритарием, а то и просто совладельцем какой- то известной компании. И что в этом плохого?

Допустим, что России перекроют кислород. Допустим, уйдут с Лондонской биржи российские компании. Они ведь - не просто продавцы-покупатели, они - и организаторы первичных публичных размещений (IPO), которые вдвое увеличили объем торговли. Для русских уход с биржи обернется потерей места общемирового признания, для британцев - потерей выгодного клиента. Но, кстати, именно Лондон сейчас и противостоит всем запретительным инициативам своих коллег и, несмотря на резкие политические заявления, расширяет круг деловых отношений.

И это обнадеживает. К тому же за Россией и другими странами - ряд объективных факторов, позволяющих преодолеть назревающий кризис. В мировой экономике происходит перераспределение баланса сил в пользу развивающихся экономик. Компании из Индии, Китая и России, а также стран Персидского залива скупают промышленные активы по всему миру. И если сейчас европейцы, американцы и японцы к этому не готовы, то завтра центры деловой активности могут переместиться в новые места. В государственных фондах, имеющихся не только в развивающихся странах, сосредоточены порядка 3,5 трлн долларов, а через 15 лет, к 2022 году они вырастут до 28 трлн. И не считаться с этим не может никто.


Источник:РИА"Новости"
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03621 sec