От холодной войны к прохладному миру

01 июня 2007
Главная новость последнего времени из области международной политики – это неудачный саммит Россия – Евросоюз в Самаре. Пессимисты по его итогам сочли, что мы возвращаемся в эпоху холодной войны, оптимисты вынесли осторожное суждение, что все как раз не плохо, потому что могло быть еще хуже.

Следом за политиками перспективы российско-европейских отношений принялась обсуждать общественность России и Германии, председательствующей сейчас ЕС. В рамках форума молодых политологов «Мастерская будущего» в последних числах мая в Гамбурге был презентован доклад Совета по внешней и оборонной политике «Мир вокруг России: 2017 год».

Россияне приехали с провокационным документом, лейтмотивом которого была перспектива утраты управляемости процессом мирового развития в результате неудачных попыток США выстроить монополярную модель мира. Обуздать всемирный политический хаос предполагалось с помощью особого надгосударственного органа, в который помимо представителей США и ЕС должна была войти Россия, Иран, Индия, Китай и отдельные арабские страны.

Строго говоря, идея не нова и является отголоском проектов реформирования Совета Безопасности ООН за счет его расширения.

Однако дискуссия столкнулась с мнением германской стороны, что полноценное взаимодействие с Россией невозможно. Главным препятствием является отсутствие общих ценностей, под которыми понимается однозначная приверженность либерально-демократическим идеалам и правам человека. И, поскольку российские декларации о том, что общечеловеческие ценности являются и российскими, опровергаются с точки зрения германской стороны, целым рядом фактов (например, крайне жесткая критика Эстонии в связи со скандалом вокруг памятника солдатам Великой Отечественной войны, запрет антиправительственных демонстраций и шествий, рост национализма), Европа просто обязана снижать уровень взаимодействия с Россией.

Но с российской точки зрения для широкого взаимодействия вовсе не требуется единой идеологической базы, достаточно общих интересов и задач. Например, потребность Европы в российских энергетических поставках и способность России поставлять в Европу углеводородное сырье является основанием для расширения экономической интеграции и в иных областях, а также укрепления политического партнерства.

В общем, такие позиции сторон отражают фундаментальную разницу в подходах к партнерству и союзничеству. Россия допускает инакомыслие, по крайней мере, на международном уровне, Запад же в этом смысле тоталитарен, и граница свой-чужой проходит исключительно на идеологическом уровне.

Обозначив эту принципиальную разницу, участники «Мастерской будущего» попытались еще раз обсудить повестку дня, озвученную на саммите Россия – ЕС, понять, какие компромиссы были возможны, и оценить препятствия для российско-европейской интеграции. В итоге все участники пришли к выводу, что основной проблемой является позиция новых членов ЕС (Польша, Эстония), которые блокируют и без того слабые интеграционные порывы Старой Европы. Принцип «Европа выступает единым фронтом» в итоге приводит к тому, что на практике российско-европейские отношения приравнены к российско-польским.

Но дальше возник тупик. Немецкие участники считали, что Россия должна выстроить отношения с этими странами в двухстороннем порядке и это откроет ей дорогу для дальнейшей интеграции Европу. Россияне считали, что Евросоюз сам должен разобраться со своими радикалами.

Пожалуй, единственным, но довольно значимым позитивом, вынесенным из гамбурских дебатов, стало общее согласие, что постсоветская Россия уже доросла до того уровня, когда вправе требовать учета своих интересов, и дальнейший менторский тон, усвоенный Западом в диалогах с Россией, уже неконструктивен.

Источник:"rosbalt"
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03638 sec