Иракский кризис привел к росту радикализма в исламском мире

18 мая 2007
Багдад, Май 17 (Новый Регион, Всеволод Ягужинский) – Весной 2007 года ситуация на Ближнем Востоке характеризовалась двумя наиболее значимыми аспектами – усилением радикального исламизма в ряде арабских стран и повышенной активностью США в попытках развязать выгодным для себя образом иракский узел.

Как сообщает корреспондент «Нового Региона», об этом пишет политический обозреватель Фонда стратегической культуры Борис Долгов.

Рост угрозы терроризма под флагом ислама не сводится к изолированным проявлениям экстремизма. Это своеобразная кульминация процесса усиления в последние несколько лет радикального салафитского (от арабского «салаф» – праведный предок) ислама в арабо-мусульманском мире.

Причины этого явления коренятся, с одной стороны, в социально-экономическом кризисе, который переживают практически все арабские страны, в том числе Саудовская Аравия, когда современное мировое разделение труда отводит им роль сырьевых придатков Запада.

В результате жизненный уровень ощутимо повышается только у правящей элиты и узкого слоя, причастного к экспорту природных ресурсов, в то время как значительная часть населения, в том числе молодежи, остаются неимущими.

С другой стороны, политика США, поддерживающих Израиль – американского стратегического союзника, и оказывающих военно-политическое давление на те арабо-мусульманские страны, которые не следуют в русле американской политики, воспринимается большой частью мусульман, так называемой «арабской улицей», как война против ислама.

Это используют лидеры экстремистских салафитских группировок, провозглашающих своей целью создание на основах Корана исламского государства, в котором восторжествует «исламская социальная справедливость».

Единственным способом создания исламского государства эти лидеры провозглашают джихад (священную войну) против «ближнего врага», то есть тех арабских режимов, которые, по их мнению, отступили от Корана и стали сателлитами Запада, и «дальнего врага» – Запада в целом, США и Израиля, в частности, которых они называют «новыми крестоносцами».

Что касается Саудовской Аравии, то исламистское движение, оппозиционное правящей династии, возникло здесь в начале 90-х годов.

Его участники выступали против пребывания на территории страны американских войск, прибывших сюда по просьбе короля Фахда во время агрессии Ирака против Кувейта в 1990 году, и обвиняли правящую династию в забвении «подлинного ислама» и использовании нефтедолларов на содержание многочисленных членов королевской семьи.

Боевики из наиболее известных саудовских экстремистских группировок «Муджахидины Аравийского полуострова» и «Исповедующие истинную веру Аллаха», предположительно связанные с Аль-Каидой, осуществили с начала 2000-х годов большое количество террористических актов.

Наиболее громкими из них были взрывы в мае и ноябре 2003 года в саудовской столице Эр-Рияде в кварталах, где преимущественно проживали американские граждане, а также в 2005 году взрывы в районе комплекса зданий министерства внутренних дел.

В Марокко террористические акты на протяжении последних нескольких лет осуществляли несколько исламистских группировок, наиболее известными из которых являются «Салафитский джихад» и «Боевая марокканская исламская группа».

Марокканские боевики имеют тесные связи со своими алжирскими собратьями, в частности, те из марокканцев, которые недавно вступили на путь джихада, проходят в Алжире своеобразную «стажировку» в рядах наиболее известной алжирской радикальной группировки «Салафитская группа для проповеди и борьбы» (СГПБ).

Эта организация взяла на себя ответственность за взрывы в Алжире 11 апреля 2007 года. С сентября 2006 года СГПБ официально вступила в Аль-Каиду и сейчас называется «Аль-Каида исламского государства Магриб».

Можно напомнить, что СГПБ, выделившаяся в 1997 году из другой алжирской экстремистской группировки «Вооруженные исламские группы» (ВИГ), вступила в 1998 году в созданный в том же году Бен Ладеном «Всемирый исламский фронт».

Основатель СГПБ и ее первый эмир Хасан Хаттаб, так же, как нынешний ее руководитель Абу Мусаб Абд аль-Вадуд, имели постоянные контакты с руководством Аль-Каиды, в том числе с Айманом Аз-Завахири – правой рукой Бен Ладена.

Айман Аз-Завахири приветствовал и благословил вступление СГПБ в Аль-Каиду и в одном из своих заявлений осенью 2006 года угрожал использовать боевиков СГПБ – Аль-Каиду исламского государства Магриб – для нанесения удара по «алжирскому режиму, который вошел в антиисламский сговор с Францией и США».

СГПБ совершила ряд террористических актов в Алжире в 2006-2007 годах, в том числе подрыв автобуса с российскими специалистами-нефтяниками 3 марта 2007 года

Необходимо отметить, что выбор исламистскими террористами для осуществления террористических актов именно этих трех стран (Алжира, Марокко и Саудовской Аравии) не случаен: они рассматриваются исламистскими лидерами как «марионеточные тиранические режимы, выполняющие волю новых крестоносцев».

Мощный импульс новому подъему радикального исламизма дало американское вторжение в Ирак. Эта страна, после свержения режима Саддама Хусейна и разрушения старых государственных структур, превратилась в полигон для радикальных исламистских группировок, ведущих джихад против США и их союзников, и плацдарм для распространения политического влияния Ирана.

Из Ирака происходит расползание терроризма под флагом ислама в сопредельные арабские страны. Известно, что в рядах различных радикальных группировок, ведущих борьбу в Ираке против оккупационных сил и нынешнего марионеточного иракского режима, участвуют граждане многих арабо-мусульманских стран, в частности, сотни алжирцев и марокканцев.

Вернувшись на родину с полученным «боевым опытом», они вступают в экстремистские группировки и применяют его здесь против «своих» режимов.

Вашингтон, естественно, пытается найти выход из иракского кризиса, который не выглядел бы как поражение. При этом развязывание ближневосточного узла и решение иракской проблемы рассматриваются администрацией Дж. Буша, в первую очередь, с точки зрения их влияния на внутриполитическую ситуацию в США и предстоящие осенью 2008 года президентские выборы.

Дж. Бушу удалось с помощью вето заблокировать резолюцию, принятую демократическим большинством Конгресса и требующую определить график вывода американских войск из Ирака. Тем не менее, противостояние Дж. Буша с американскими законодателями продолжается.

Как откровенный вызов нынешней администрации США можно расценить визит делегации американской Палаты представителей во главе с ее председателем Ненси Белуси в Сирию и ее переговоры с сирийским президентом Башаром Асадом.

Тем важнее для Дж. Буша продемонстрировать американской общественности положительные результаты своей ближневосточной политики и, в первую очередь, стабилизацию ситуации в Ираке. Это необходимо сделать до осени 2007 года, когда возьмет старт президентская кампания.

В противном случае, как об этом предупредили Дж. Буша республиканские сенаторы во время встречи с ним 8 мая 2007 года, Республиканской партии грозит раскол.

Сейчас американский Белый дом, пытаясь изменить в свою пользу развитие ситуации на Ближнем Востоке и, в частности, в Ираке, сделал ставку на выстраивание коалиции из лояльных США арабских режимов, а именно членов Совета сотрудничества государств Персидского залива (Саудовская Аравия, Кувейт, ОАЭ, Бахрейн, Катар, Оман), Египта и Иордании.

По замыслу Вашингтона, эта коалиция должна противостоять усиливающемуся иранскому влиянию в Ираке, оказывать поддержку нынешнему иракскому правительству Нури аль-Малики, а впоследствии, возможно, заменить в той или иной форме американское военное присутствие в Ираке.

Предполагается, что арабо-мусульманское военное присутствие в Ираке, в отличие от американского, не вызовет такого сопротивления у иракского населения и «арабской улицы».

Подобная политическая рокировка (замещение американских войск в Ираке войсками лояльных Соединенным Штатам арабских государств) может позволить Вашингтону, не теряя лица, убрать свои войска и объявить об успешном завершении иракской войны. Американская дипломатия активно работает сейчас в этом направлении.

На саммите руководителей арабских стран – соседей Ирака (в нем принимали участие также Египет, Сирия и Иран), проходившем под эгидой США в египетском городе Шарм аш-Шейхе 4-5 мая 2007 года, была принята резолюция о поддержке усилий нынешнего иракского правительства по восстановлению «национального согласия и стабильности» в Ираке.

С целью убедить руководителей вышеупомянутых арабских стран реально поддержать иракское правительство Ближний Восток посетили министр обороны США Роберт Гейтс, госсекретарь Кондолиза Райс, вице-президент Дик Чейни.

Причем визит последнего в ОАЭ чуть было не совпал с пребыванием здесь президента Ирана Ахмадинежада, который также вел переговоры с арабскими руководителями, но с диаметрально противоположной целью – уменьшить американское влияние в регионе и не допустить изоляции Ирана.

Практически все арабские лидеры, отрицательно относясь к усилению иранского влияния в Ираке, в то же время выступают против применения в отношении Ирана военной силы.

Администрация США начинает сталкиваться с достаточно жесткой критикой ее политики в Ираке даже из лояльных Вашингтону арабо-мусульманских кругов. Так, король Саудовской Аравии Абдалла открыто заявил, что «американская оккупация Ирака незаконна».

В то же время, по сообщениям египетской газеты «Аль-Ахрам», суннитские представители иракского парламента, посетившие США, распространили в американском Конгрессе заявление, в котором требуют вывода американских войск из Ирака.

Они также утверждают, что нынешний премьер-министр Ирака Нури аль-Малики (представитель шиитской общины) имеет негласные связи с иранским руководством и с шиитскими вооруженными исламистскими группировками.

Американский сценарий стабилизации ситуации вокруг Ирака даже при достаточно большой экономической и политической зависимости арабских государств от США натолкнется на существенные трудности.

Что касается радикального исламизма, то глубинные причины его возникновения в обозримом будущем никуда не исчезнут, и, соответственно, экстремистские исламистские группировки будут продолжать действовать.

К сожалению, роль России на Ближнем и Среднем Востоке и в Персидском заливе в настоящее время не просматривается. Те политические преимущества, которые Москва получила после визита в регион президента Владимира Путина, не были закреплены и сейчас сходят на нет.

Источник:"nr2.ru"
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03072 sec