Хатами: "Наша ядерная программа вызывает страх, но терроризм – это США"

10 мая 2007
"Запад не должен бояться Ирана, потому что это страна, которая хочет расти, и, как подтверждает история ХХ века, не имеет привычки вторгаться в соседние страны", – заявил бывший иранский президент Мохаммад Хатами, который сегодня возглавляет Международный институт по диалогу между культурами и цивилизациями. "Иран в состоянии повлиять на Ирак и Ливан, но не вмешивается напрямую. В начале афганского кризиса мы внести свой вклад. Мы хотим стабильности в регионе и боремся с терроризмом, первыми жертвами которого являемся мы сами".
Что касается обеспокоенности по поводу иранской ядерной программы, Хатами ответил, используя все дипломатические способности, которыми он владеет: "Ядерная технология очень полезна в повседневной жизни, прежде чем стать атомной бомбой. Однако она заставляет людей испытывать страх, и лишь одно это слово может привести к заражению всего вокруг, даже отравить дружественные отношения". По словам Хатами, "разрешение нынешнего кризиса, после того как будут выяснены все недопонимания, заключается в принятии нашей роли международным сообществом".

Мы разговариваем в зале ресторана "Савини" в Милане, в галерее Витторио-Эммануэле, которая напоминает бывшему иранскому президенту "древний базар". Незадолго до нашей беседы Хатами встретился с группой молодых иранцев за круглым столом, организованным Католическим университетом Милана. Неожиданно для всех бывший президент-реформатор попросил публику задать ему пару вопросов. "Я хотел бы, чтобы вопросы задали два иранских студента, молодой человек и девушка". И тогда со своего места поднялась красивая девушка, одетая далеко не по исламским канонам. Она спросила его на персидском и без всяких обиняков, "как мы можем защитить наши ценности, очень часто обесцененные, когда в нашей стране плохая пресса, а нас унижают, потому что мы являемся гражданами государства-изгоя?"

"Определенная критика со стороны западных стран в наш адрес может быть правильной, – ответил Хатами. – Например, когда говорится, что в Иране гомосексуалисты не имеют возможности свободно заявлять о своей сексуальной ориентации. Но наши корни не позволяют нам принимать все (западное), то же самое относится и к христианской культуре. Культуры распространяют свое влияние, и от Запада мы можем научиться уважению к правам человека. Вспомните, во время моего президентства никто не был приговорен к смерти через побивание камнями, была устранена дискриминация в отношении христианских, еврейских и зороастрийских меньшинств".

"В юридических рамках нашей конституции, – продолжил Хатами, – мы должны способствовать повышению роли женщин, позволяя им проявлять свои таланты и принимать на себя социальную ответственность, а также занимать престижные посты, в том числе и в политике. Наша культура должна принять демократию, которую нельзя ввести одним лишь министерским циркуляром. Нам требуется время, ведь и Западу понадобилось несколько столетий, он пережил массовые убийства, прежде чем прийти к собственной демократии".

Чем объясняется запаздывание Ирана? "Иранскому парламенту больше ста лет, но наша политическая система породила самых страшных тиранов. И мы не должны стесняться напоминать западным странам те или иные исторические моменты, когда они вмешивались в наши дела, напоминать, что сегодня терроризм стал порождением превентивной войны, развязанной Соединенными Штатами". Между тем отделение Церкви от Государства не является обязательным шагом, по мнению Хатами. "Нам предстоит пройти долгий путь, и лучше делать акцент на демократии. Религия должна приводить политику в соответствие с нормами морали, потому что политики гоняются за властью. Взывание к Пророкам – это взывание к справедливости, а она, как утверждал учитель Мотаххари, принадлежит к самым высоким ценностям. И поэтому все, что несправедливо, противно религии. Но религия, которая противится свободе, поддерживая бедность и дискриминацию, не настоящая религия".

По словам Хатами, "религия может освободить от гнета", но в Иране проходит культурная революция, которая ранит гражданское общество. В субботу Хосейн Мусавиан был обвинен в шпионаже в пользу Германии. Во время президентства Хатами он был одним из членов иранской делегации на переговорах по ядерной проблеме. Близкий соратник бывшего президента Рафсанджани, Мусавиан стал, таким образом, жертвой внутренних конфликтов в Исламской республике. А два дня назад карикатурист Нуреддин Зарринкелк, профессор изящных искусств, поставил под удар свою карьеру: он попросил студентов, находящихся в аудитории, изобразить ангелов, и один из них нарисовал их лысыми. Когда одна девушка выступила в защиту такого решения, Зарринкелк спросил: может быть, она сама лысая и, чтобы скрыть это, носит хиджаб? Тут профессор дотронулся до нее, чтобы из-под платка выбилась прядь волос. Он был обвинен в оскорблении хиджаба и был уволен.

Каким может быть будущее реформаторского движения, пока у власти находится президент Ахмадинежад? "Несмотря на недавние проблемы, реформы не зависят от конкретного индивидуума. Вот уже целое столетие иранцы пытаются реформировать свою страну, и до тех пор, пока существует Иран, будет существовать и реформаторское движение. Нас ждет лучшее будущее, если мы разоружим жестоких". Хатами улыбается, смотрит мне в глаза и пожимает мне руку, которой я держу микрофон. Спонтанный жест, жест надежды, далекий от строгих протоколов Исламской республики.

Источник:"Inopressa"
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03508 sec