Раджаб Сафаров: Выйдя на «промышленный уровень» обогащения урана, Иран не нарушил норм МАГАТЭ

Раджаб Сафаров

11 апреля 2007
Одним из последних шагов иранского руководства навстречу требованиям международного сообщества стал визит двух экспертов Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) в Иран, в ходе которого они прибыли во вторник для инспекции атомного центра в Натанце. Эксперты должны представить в течение 20 дней доклад, в котором бы, в частности, уточнялось число центрифуг, используемых иранцами на этом объекте.

Секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Лариджани подтвердил информацию о том, что число центрифуг для обогащения урана, которые находятся в распоряжении иранских властей, достигло 3 тысяч. Фактически он уточнил заявление президента Махмуда Ахмадинежада о том, что Иран вышел на «промышленный уровень» обогащения урана. Впрочем, по мнению специалистов, для промышленного производства ядерного топлива необходимо запустить от 50 до 60 тысяч центрифуг.


Последние заявления иранского руководства в эксклюзивном интервью KM.RU прокомментировал директор Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров:

- Еще 9 апреля прошлого года Иран впервые объявил о том, что он овладел технологией получения урана. И в течение года страна сумела значительно развить свой успех. Причем до сих пор ни одно государство мира не смогло за столь короткое время и исключительно собственными силами достичь такого прогресса в столь чувствительной сфере, как ядерные технологии. Вот почему, когда Ахмадинежад говорит о том, что Иран вошел в клуб ядерных держав, это означает, что в распоряжении страны есть не менее 3000 центрифуг P2, которые в четыре раза более эффективны, чем центрифуги P1 северокорейского производства.

В настоящий момент в ядерном центре в Натанце имеется достаточное количество производственных мощностей, чтобы стать основой для получения обогащенного урана и осуществления полного ядерного топливного цикла. В целом строящийся комплекс рассчитан на 60 тысяч центрифуг. Если они будут смонтированы, Иран сможет производить не килограммы, а сотни тонн достаточно высокообогащенного урана не только для своих собственных нужд, но и для экспорта. Полагаю, что Иран не блефует, когда его руководство говорит о том, что страна достигла этого уровня. Не думаю, что подобные заявления мотивированы желанием занять новую позицию в переговорном процессе с Западом.

Иран продолжает добиваться своих целей, несмотря на чудовищное давление, оказываемое на страну: экономическую изоляцию и угрозу применения военной силы. Достаточно вспомнить, какая армада авианосцев США сейчас находится в Персидском заливе, а также армейские учения США недалеко от иранской границы. Размещение системы ПРО в Ираке, форсирование строительства военных баз в Азербайджане, переговоры по этому поводу с Грузией – все это демонстрация Америкой своих мускулов. Однако, несмотря на все усилия Запада, Иран все-таки последовательно добивается своих целей. Можно сказать, что страна поставила мировое сообщество перед фактом: у нее уже есть технологии обогащения урана. А ведь если вы имеете низкообогащенный уран, то получение высокообогащенного - это, как говорится, дело времени. Страна, имеющая возможность обогащать уран вообще, может делать это на разных уровнях. Просто для этого необходимо увеличить количество элементов в каскаде центрифуг. Чем, собственно говоря, Иран сейчас и занимается.

В то же время его руководство заявляет о том, что не стремится к обогащению урана до показателя, превышающего 5% (это необходимый уровень для работы ядерных реакторов). Что полностью соответствует мирным намерениям этого государства. И, кстати говоря, такой уровень обогащения находится в рамках правовых норм МАГАТЭ, а также норм, закрепленных в Договоре о нераспространении ядерного оружия. Поэтому все, что делает Иран, находится полностью в рамках существующего правового поля.

Однако на фоне резолюции Совбеза ООН № 1747 действия Ирана воспринимаются как наглый вызов - вместо того, чтобы прекратить обогащение урана, исламская республика заявляет о новых успехах в этом направлении. Вот почему последние неосторожные заявления могут привести к обострению ситуации. Причем я бы не сказал, что это именно Иран идет на обострение. Он просто поставил мировое сообщество перед фактом. И открыто говорит: у меня есть возможность получения военного урана, но если вы готовы выступить с достойными предложениями, я готов приостановить этот процесс.

Во-первых, Запад должен сменить тон общения с Ираном. Во-вторых, отменить все экономические и политические санкции в отношении этой страны. Наконец, он должен признать Иран в качестве не только ведущего государства в зоне Персидского залива, но и на Ближнем Востоке в целом. Кроме того, Иран должен быть допущен до мировых экономических и энергетических проектов. Наконец, эта страна должна получить возможность развивать свою ядерную программу как минимум на научно-исследовательском уровне. Только при соблюдении этих условий Иран мог бы приостановить свои работы по обогащению урана.

К сожалению, Запад занимает в этом вопросе крайне жесткую, конфронтационную позицию. Для него пойти на уступки Ирану означает продемонстрировать свою слабость. С точки зрения западных государств Иран создает совершенно ужасный прецедент для других т.н. «проблемных стран», которые также находятся на пороговом уровне в сфере получения обогащенного урана. Запад просто не может оставить заявления иранского руководства без внимания. Поэтому дальнейшее обострение неизбежно. В то же время я не думаю, что американцы могут решиться на нанесение прямого военного удара по Ирану.

Агентство KM.RU,
10.04.
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03433 sec