Россияне не боятся войны в Иране

03 апреля 2007
мнению россиян, внешняя политика страны должна обеспечить ее мирное и безопасное существование и восстановить международный авторитет. При этом люди считают ядерные программы Ирана и КНДР существенно менее опасными для россии, чем развертывание систем американской ПРО.

Прошедший март не стал исключением в ряду последних месяцев, ставивших страну перед необходимостью решения острых проблем на всех направлениях внешней политики. Здесь можно назвать и ядерные программы Ирана и КНДР, и размещение американских систем ПРО в странах Восточной Европы, и российско-американские отношения в глобальном контексте, ставшие предметом оживленной дискуссии в связи с выступлением Владимира Путина в Мюнхене, и вопросы энергетической безопасности, и нефтегазовая торговля со странами СНГ, и акции по перезахоронению останков советских военнослужащих в странах Балтии. Эти и другие аспекты внешней политики нашли отражение в мартовском опросе «Левада-центра». В нем приняли участие 1600 россиян в возрасте 18 лет и старше в 128 населенных пунктах 46 регионов страны. Статистическая погрешность подобных исследований не превышает 3%.

Запросы и ожидания

Понятно, что решения, принимаемые в международных делах политической элитой, не обязательно в точности соответствуют массовым настроениям – российский политический класс во главе с президентом в этом смысле значительно более независим от общественного мнения и давления, чем политический класс в западных странах. Но все же и у нас тактические и стратегические направления внешней политики формируются с оглядкой на представления, бытующие в народе. Более того, российский начальник – это тот же русский человек, надевший погоны или загрузивший собой руководящее кресло, и ему присущи многие особенности национального менталитета, определяющие восприятие международных проблем.

Наиболее общие ориентации и ожидания людей в области внешней политики видны в таблице 1, где сведены ответы на вопрос: «Какие приоритеты во внешней политике должны быть у руководства страны?» (можно было дать одновременно несколько ответов).

Итак, первое место в перечне занимает все тот же господствовавший в сознании людей и в советское время принцип «лишь бы не было войны». Поскольку можно было давать несколько ответов, этому ответу в 53% случаев сопутствует ответ о восстановлении авторитета России и в 48% – о защите отечественных производителей. Только в четверти случаев одновременно дается ответ о противостоянии США и расширении границ влияния. Последнюю позицию чаще отмечают жители Дальнего Востока, сторонники «Яблока».

С миролюбивым мнением конкурирует по количеству сторонников мнение о восстановлении авторитета России. Заметим, что в стране достаточно много людей (11%), озабоченных этой проблемой и одновременно не одобряющих деятельность Владимира Путина, то есть не считающих, что он действует успешно в данном направлении. Впрочем, на вопрос: «Насколько успешно на протяжении последних лет Путин справлялся с проблемами укрепления международных позиций России?» – в этой группе было получено соотношение 49 (успешно)/43 (безуспешно) при среднем 64/20. Среди тех, кто делает упор на восстановлении авторитета России, много (27%) не питающих доверия ни к кому из политиков, еще больше не интересующихся политикой (46%) и мало не доверяющих Анатолию Чубайсу. Это люди, не симпатизирующие партии власти и осуждающие запреты митингов и демонстраций оппозиции. При этом они не имеют в виду демократическую оппозицию (за единый список демократических партий голосовать не намерены) и не разделяют большинства либеральных подходов. С выборами в Думу надежд на улучшение жизни они не связывают, не решили, за кого голосовать на президентских выборах, но не склонны поддержать кандидата, предложенного Путиным. В группе отмечается пониженная доля людей, хорошо относящихся к ЕС, к Украине, Грузии, много сторонников вхождения в состав России Абхазии и Южной Осетии. Велика доля тех, кто считает, что США угрожают безопасности других стран мира. Большое число людей в группе отрицательно отвечают на вопрос: «Неизбежен ли был распад социалистического лагеря?» (29/65 и 7% затруднившихся с ответом при среднем 28/50 и 22%). По демографическим характеристикам это чаще пожилые люди, живущие в провинции.

Иерархия угроз

Планы США разместить на территории Польши и Чехии свои базы ПРО вызвали напряженность в отношениях России со странами бывшего соцлагеря. Опасность, связанная с этими американскими намерениями, отчетливо ощущается подавляющим большинством россиян. На вопрос: «Существует ли угроза безопасности России в связи с размещением элементов американской системы противоракетной обороны в странах Восточной Европы?» – были получены следующие ответы: «серьезная угроза» – 32%, «некоторая угроза» – 35%, «небольшая угроза» – 13%, «нет никакой угрозы» – 7%, «затрудняюсь ответить» – 14%. Более всего мнение об угрозе со стороны размещения ПРО распространено на Дальнем Востоке и среди тех, кто на прошедших выборах отдал голоса ЛДПР.

Ядерные программы Ирана и КНДР представляются россиянам существенно менее опасными для России, чем развертывание систем американского противоракетного оружия. Из числа респондентов, которым был задан вопрос: «Что представляет сейчас наибольшую угрозу для безопасности России?» – ядерную программу Ирана назвали 9%, наличие ядерного оружия у Северной Кореи – 6%, размещение американских систем ПРО в соседних с Россией странах – 62%.

Соответственно этим взглядам население России отрицательно воспринимает возможность нанесения авиацией США удара по ядерным объектам Ирана. Ответы на вопрос: «Как бы вы отнеслись к бомбардировке Соединенными Штатами ядерных объектов Ирана, если тот откажется свернуть свою ядерную программу?» – распределились следующим образом: «целиком положительно» – 1%, «скорее положительно» – 4%, «скорее отрицательно» – 31%, «резко отрицательно» – 51%, «затрудняюсь ответить» – 12%.

Подавляющее большинство россиян считают США фактором международной опасности. Характер этой опасности описывается по-разному – в основном как стремление США к экономическому и политическому гегемонизму, но также и как прямая военная угроза. На вопрос: «Как вы считаете, существует ли сейчас угроза безопасности других стран мира со стороны Соединенных Штатов?» – 37% ответили «определенно да», 39% – «скорее да», 12% – «скорее нет», 3% – «определенно нет», и 9% затруднились с ответом.

Решительное отрицание опасности со стороны Америки чаще выражают жители Северо-Западного федерального округа с низким уровнем образования, голосовавшие на местных выборах за миноритарные партии.

Какие представления о США и их политике стоят за вышеприведенными суждениями, видно из ответов респондентов на вопрос: «Чем наиболее опасны для других стран Соединенные Штаты Америки?» (см. таблицу 2).

О возможности военного нападения на Россию чаще тревожатся москвичи, сторонники «Яблока».


Братья по соцлагерю

В течение первого срока президентства Путина России удавалось достаточно успешно реализовывать в отношениях со странами Восточной Европы принцип «больше дела, меньше политики и выяснения прошлых противоречий». Однако сегодня принцип «забудем прошлое, уставим общий лад» исповедуют скорее Венгрия и Чехия – в отличие от Польши, где память о прошлых трагедиях прочнее. Выстраиванию нормальных отношений с восточноевропейскими странами мешают и предрассудки и заблуждения массового российского сознания. Так, как видно из приведенного выше вопроса, половина населения России считает распад социалистического лагеря историческим недоразумением или трагической ошибкой, которой можно было избежать.

Суждения о том, почему произошел распад соцлагеря, были получены в результате опроса, проведенного в июле 2004 года. Тогда на вопрос: «15 лет назад в странах Восточной Европы были ликвидированы режимы советского типа. Почему это произошло?» – 30% ответили: «Потому что социалистическая система оказалась неэффективной, население этих стран разочаровалось в ней», 24% – «Под давлением или с подачи стран Запада, международного капитала», 28% – «В результате ошибочной политики тогдашнего руководства СССР (М.Горбачев, Э.Шеварднадзе)», 19% затруднились с ответом. Вряд ли с тех пор картина существенно изменилась.

Неизбежность распада внешнего пояса советской империи лучше понимают люди с высшим образованием, сторонники СПС. Большинство же россиян полагают, что бывшие союзники по Варшавскому договору Россию «кинули», что распад соцлагеря совершился в ущерб всем сторонам, но в большей степени России. На вопрос: «Пошел ли распад социалистического лагеря на пользу или во вред России?» – ответ «на пользу» дали 13% респондентов, «во вред» – 43%, «в чем-то на пользу, в чем-то во вред» – 32%, затруднились ответить 12%. На аналогичный вопрос: «Пошел ли этот распад на пользу или во вред другим странам социалистического лагеря?» – соответственно 15, 31, 34 и 20%. Любопытно, что пользу от распада, полученную другими странами, чаще признают люди, проголосовавшие за ЛДПР, и жители Дальнего Востока.

Довольно значительное число жителей России соглашаются с тем, что со времени ухода из сферы российского влияния странам Восточной Европы удалось продвинуться по пути построения рыночной экономики и демократического общества дальше и успешнее, чем самой России. На вопрос: «Добились ли эти страны за прошедшие с того времени годы ощутимых успехов в развитии рыночной экономики и в построении демократического общества?» – 35% ответили «да», 32% – «нет», 33% затруднились ответить (чаще затрудняются с ответом представители верхушки среднего слоя, голосовавшие на последних выборах за СПС). Интересно сопоставить эти ответы с ответами на следующий вопрос: «По сравнению с этими странами Россия за те же годы достигла в развитии рыночной экономики и в построении демократического общества больших, меньших или примерно таких же успехов?» – 14% опрошенных полагают, что успехи России больше, 27% – что меньше, 30% находят их примерно такими же, 4% дали ответ: «Россия и не вступала на этот путь, поэтому заметных успехов я не вижу», 5% – «России не следует идти по этому пути, у нее своя дорога», и 19% затруднились ответить.

Многие россияне готовы признать и то, что уровень жизни в бывших соцстранах выше, чем в России. На вопрос: «Жизнь в России лучше или хуже, чем в бывших социалистических странах, таких как Польша, Венгрия, Чехия?» – 18% ответили «лучше», 35% – «хуже», 30% – «ни лучше ни хуже», и 17% затруднились с ответом. О том, что в России жизнь хуже, чаще говорят либо представители социального низа, либо сторонники «Яблока».


Польский вопрос

Для сегодняшних отношений между Россией и Польшей принципиально важны представления и оценки, относящиеся к прошлому, в частности осознание исторической вины друг перед другом. Надо отметить, что в сознании россиян чувство собственной (своей страны) вины существенно слабее, чем память о прошлых неблаговидных деяниях Польши по отношению к России.

Так, на вопрос: «Были ли в истории отношений России и Польши такие события, в связи с которыми Россия должна ощущать свою вину перед Польшей?» – ответ «да» дали 11%, «нет» – 52%, затруднились ответить 37%. В то же время в ответах на вопрос: «Были ли в истории отношений России и Польши события, в связи с которыми Польша должна ощущать свою вину перед Россией?» – мы имеем 31% «да», 28% «нет» и 42% «затрудняюсь ответить».

Далее респондентам было предложено конкретизировать свои суждения, ответив на вопрос: «В связи с какими историческими событиями Россия может иметь претензии к Польше?» (см. таблицу 3).

Поразительно, но, видимо, в сознании россиян не слишком запечатлелись такие события, как убийство цвета польского офицерства в Катыни или нападение на Польшу в союзе с Гитлером в 1939 году, зато на Польшу возлагается вина за проигранную Россией войну 1920 года, которая к тому же была развязана Советами. Об этом вменяемом Польше в вину поражении чаще вспоминают москвичи, сторонники «Яблока» и маргинальных партий типа «Патриотов России». Еще менее обоснованной представляется выдвигаемая каждым шестым россиянином (а на Дальнем Востоке, особенно чувствительном к вопросам транспортировки нефти и газа, двумя жителями из пяти) претензия по поводу желания Польши поставлять центральноазиатскую нефть в Европу через Украину, минуя Россию. Считать Польшу виноватой можно, только забыв о том, что Россия первая стала строить Балтийский трубопровод в обход Польши. Люди, усматривающие польскую вину в этом вопросе, относительно часто голосовали на прошедших выборах за «Справедливую Россию». Именно эти избиратели (45%) и жители Центрального федерального округа (39%) чаще других оценивают нынешние отношения России и Польши как напряженные (но не враждебные). Средние же по всей выборке оценки этих отношений выглядят следующим образом: дружеские – 5%, нормальные, спокойные – 39%, напряженные – 30%, враждебные – 4%, затруднились ответить – 34%.

Таким образом, несмотря ни на что, большинство россиян все же считают отношения с Польшей нормальными. 26% респондентов называют Польшу партнером России, 18% – союзником. В то же время для 20% опрошенных Польша – противник России, для 2% – враг России, и 34% свою точку зрения высказать затруднились.

Тем не менее можно констатировать, что за годы президентства Путина отношение россиян к Польше заметно ухудшилось. Из всех опрошенных 4% ответили, что в целом относятся сейчас к Польше очень хорошо (в сентябре 2002 года – 9%), 50% – в основном хорошо (67%), 21% – в основном плохо (11%), 8% – очень плохо (2%), 18% затруднились ответить (11%).

Об очень хорошем отношении к Польше сегодня можно чаще услышать от высокостатусных граждан, склонных голосовать за миноритарные партии.

Отношение к полякам как к народу практически совпадает с положительной оценкой межгосударственных отношений. На вопрос: «Как вы сейчас относитесь к полякам?» – 25% ответили «дружелюбно», 10% – «с уважением», 54% – «безразлично», 4% – «с иронией», 2% – «враждебно», и 5% затруднились с ответом.

Источник:"ng.ru"
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0306 sec