Раджаб Сафаров: Почему Россия откладывает «Бушер»?

29 марта 2007
Не является ли нынешнее внешне острое противостояние России и США хорошо законспирированным сговором

В российско-иранских отношениях происходит что-то неладное. Россия всецело поддержала инициативы Запада, который добивается полного запрета на обогащение урана на иранской территории. Поддержала Россия и резолюцию Совбеза ООН 1747, единогласно принятую в этом месяце. Тегеран не на шутку встревожен этими изменениями в российской политике.

Первые признаки трансформации позиции России появились еще в декабре 2006 года при обсуждении проекта резолюции СБ ООН 1737. Тогда Иран, учитывая, что Россия является главным игроком на его энергетическом поле, рассчитывал на поддержку Москвы. Ведь Россия отстаивала бы и свои интересы. Тегеран запланировал построить за 20 лет более десятка атомных электростанций общей мощностью в 25 тыс. МВт. На это будет выделено не менее 65 млрд долл. А Россия, учитывая опыт в строительстве первой иранской АЭС в Бушере, могла бы стать главным претендентом на участие в реализации этих планов.

Когда 23 декабря Россия поддержала в СБ ООН резолюцию 1737, изумлению иранцев не было предела. В стране громче зазвучали голоса технократов, со скепсисом относившихся к российским технологиям. Этот класс иранских государственных топ-менеджеров, получивших образование на Западе, всегда саботировал реализацию совместных проектов Москвы и Тегерана. По их логике, рано или поздно Иран наладит отношения с Западом. А раз так, то зачем связываться с российскими технологиями? Крупные западные компании потратили миллионы долларов на подкуп иранских функционеров в надежде, что в подходящий момент они очернят российские технологии и заодно обвинят Россию в двуличии.

Резолюция 1737 отвела Ирану 60 дней на выполнение требований, то есть на приостановление процесса обогащения урана. Члены Совбеза прекрасно знали, что Тегеран не был согласен с этой резолюцией и не выполнит ее требования. Сейчас иранская элита убеждена, что еще в декабре 2006 года Тегеран стал предметом торга в российско-американском диалоге. Согласно этой версии, США в течение 60 дней, отведенных Ирану для выполнения требований международного сообщества, предприняли несколько демаршей в отношении России: развертывание новой системы противоракетной обороны в Польше и Чехии, активизация своего присутствия в Грузии и на Украине, максимальное давление по косовской проблеме.

В ответ Россия реагировала адекватно жестко. И в этом ключе может рассматриваться и мюнхенская речь президента Владимира Путина 10 февраля, и готовность Кремля обсудить идею создания газового картеля, и обещание в случае предоставления независимости Косово распространить прецедент на Абхазию и Южную Осетию.

Атмосфера была напряженной. Но не было ли это частью сценария, под прикрытием которого США и Россия на самом деле договорились по ключевой проблеме: по Ирану? Ведь американцы в ответ на эту уступку могут заморозить процесс расширения НАТО на восток и спустить на тормозах решение косовской проблемы. Вашингтон готов закрыть глаза на энергетическую экспансию России на европейские рынки, оказать содействие в деле вступления России в ВТО, отменить пресловутую поправку Джексона--Вэника. И наконец, США могут пообещать России адекватную компенсацию за упущенную при уходе с иранского рынка выгоду.

Не случайно Москва принялась под любым предлогом отказываться от поставок Ирану ядерного топлива и завершения строительства АЭС в Бушере, как бы оставляя Иран на съедение США. И не случайно в январе Россия обвинила Иран в прекращении финансирования строительства Бушерской АЭС. Иранцы при этом были готовы в любое время предоставить финансовые документы о переводе средств на счета Альфа-банка -- уполномоченного банка по этому проекту. Для них эта АЭС -- главный стратегический и имиджевый проект и, потратив на этот долгострой (сроки сдачи станции переносились шесть раз, Россия должна была закончить и сдать ее еще семь лет назад) 1 млрд 200 млн долл., просто нелепо не найти какие-то 25 млн долл. в месяц, чтобы поддержать завершающую часть строительства.

Как раз в марте, то есть когда Совбезом ООН была принята новая, более жесткая антииранская резолюция, Россия должна была поставить Ирану ядерное топливо. И на этот раз тоже все предвидели, что реакция Тегерана будет более чем жесткая: иранцы считают, что их публично унизили, поскольку все, что они делают в ядерной сфере, соответствует международному законодательству и сверхдержавы просто не дают Ирану развиваться.

США, видимо, попросили Россию не поставлять в Иран ядерное топливо, так как, по мнению американских специалистов, при желании его можно использовать для изготовления «грязных бомб». И тогда Россия обвинила Иран в неплатежеспособности. Было объявлено, что физический пуск АЭС переносится с сентября на два месяца позже, так же как переносятся с марта на лето поставки ядерного топлива. Иран, снова возмущенный позицией России, заявил о новом этапе в отношениях с ней.

США достигли своего. Им удалось снова сколотить антииранскую коалицию, протащить через Совбез не без помощи Москвы резолюцию 1747 и, самое главное, нанести сокрушительный удар по российско-иранским отношениям. Иран обижен на ведущие страны мира, но больше всего на Россию. В иранском обществе складывается мнение, что Россия -- ненадежный партнер, с которым нельзя строить долгосрочные программы и тем более иметь стратегические отношения.

По моему убеждению, Россия совершила стратегическую ошибку, поддержав резолюцию 1747. Эта резолюция показала, как узкая группа привилегированных государств во главе с США, подмяв под себя международные структуры, такие, как МАГАТЭ, СБ ООН, принимает решения в угоду своим интересам.

В результате Бушерская АЭС может остаться первой и последней иранской АЭС, построенной с помощью России. А если учесть масштабы энергетической программы Ирана, это десятки миллиардов упущенной выгоды и потеря плацдарма для экономического и политического присутствия в этой ключевой стране исламского мира.

Резолюция 1747 ни имеет под собой правовую базу. Она вынуждает Иран рассчитывать исключительно на собственные силы в развитии своей ядерной программы. Это означает, что страна сосредоточит все ресурсы на том, чтобы как можно скорее самостоятельно дойти до полного ядерного топливного цикла (ЯТЦ), включая и промышленное обогащение урана.

Что касается слухов о скорой военной операции в Персидском заливе против Ирана, то до этого пока дело вряд ли дойдет. США нужна не война, а яркая дипломатическая победа, публичное унижение Тегерана. Стратеги Вашингтона хорошо понимают, что военный конфликт с Ираном может стать началом конца американской империи. Да и в самом Иране немало умных голов, которые помешают довести дело до военного конфликта.

Москва, 'Время новостей',
29.03.2007 г.
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03527 sec