Ахмадинежаду добавили срок

26 марта 2007
Россия помогла Совбезу ООН сохранить единство

Иранцам, все менее рассчитывающим на поддержку России и Китая и в последние дни попытавшимся прибегнуть к помощи менее влиятельных развивающихся стран, не удалось расколоть Совет Безопасности ООН. Несмотря на острые споры, 15 членов Совбеза в субботу, 24 марта единогласно приняли резолюцию 1747, накладывающую более жесткие санкции на Тегеран за его отказ приостановить обогащение урана до тех пор, пока у Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) остаются сомнения в мирном характере иранской ядерной программы.

Судьба резолюции висела на волоске не столько из-за привычных и преодоленных в итоге разногласий между пятью постоянными членами Совбеза (Россия, США, Китай, Великобритания, Франция), сколько из-за неожиданного предложения председательствующей в этом месяце ЮАР максимально смягчить меры против Ирана. Поддержали иранских братьев еще два государства, входящих сейчас в десятку непостоянных членов СБ ООН: мусульманские Индонезия и Катар потребовали упомянуть в преамбуле резолюции Ближний Восток как регион, который должен быть свободен от ядерного оружия. Это был намек на то, что Совбезу неплохо было бы заняться Израилем, который многие подозревают в тайном обладании атомной бомбой.

Однако пятерка ведущих держав легко убедила остальных не выступать против резолюции, еще раз доказав, кто главный в Организации Объединенных Наций, к реформам в которой все настойчивее призывают страны так называемого третьего мира. Единство Совбеза было сохранено во многом благодаря настойчивости России, продвигавшей свою давнюю идею о том, что санкции против Ирана должны ужесточаться постепенно, чтобы они не были чрезмерными, соответствуя реальному положению дел.

Но Тегеран, раздраженный все большим сближением США и России по проблеме своего ядерного досье, не оценил должным образом усилий Москвы. «Иран крайне недоволен резолюцией, считая ее попранием международного права, и воспринимает это как сговор ведущих государств, в котором Россия сыграла неблаговидную роль», -- рассказал «Времени новостей» гендиректор российского Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров, хорошо осведомленный о настроениях иранских руководителей.

В то же время эксперт российского Института стратегических оценок и анализа Виктор Мизин в интервью «Времени новостей» счел естественным, что Россия поддержала новые антииранские санкции. По его словам, «Иран долгое время использовал в своих целях стремление России иметь хорошие отношения с этой важной державой исламского мира и своим южным соседом», но сейчас для Москвы «на первый план вышли опасения, что у наших границ может появиться новая ядерная держава». Иран упорно не шел на уступки, и в Москве, по словам нашего собеседника, 'закономерно росло раздражение из-за того, что ее усилия провисали в воздухе': «Россия поддержала новые санкции не как наказание Ирана, а как недвусмысленный сигнал его руководству, что ему надо пересмотреть свою позицию».

Присутствовавший на субботнем заседании СБ ООН глава иранского МИДа Манучер Моттаки заявил, что Совбез стал жертвой «злоупотреблений» и «манипуляций» со стороны ряда его членов. «Давление и устрашение не изменят иранскую политику. Приостановка обогащения урана не является решением проблемы», -- подчеркнул министр, таким образом, отвергнув инициативу Москвы приостановить обогащение хотя бы временно. «На карту поставлена главная национальная идея Ирана -- развитие атомной программы. Иранцы и раньше не доверяли России, а теперь окончательно убедились, что в достижении высоких технологий надежных партнеров не бывает. Здесь возникает серьезная конкуренция, и Тегеран захочет еще скорее достичь самостоятельности в этой области», -- объясняет позицию иранцев Раджаб Сафаров.

Иранский президент Махмуд Ахмадинежад, собиравшийся нагрянуть в Нью-Йорк для выступления на заседании, так и не приехал в штаб-квартиру ООН. Его помощники объяснили это опять-таки кознями со стороны американцев, до последнего момента тянувших с выдачей визы. Однако можно предположить, что в Тегеране поняли: выработку ужесточенной резолюции уже не остановить, и на фоне предрешенного результата голосования пылкая речь иранца выглядела бы смешной.

Резолюция за номером 1747 ужесточает, хотя и не столь резко, как этого хотели США, уже введенные в конце прошлого года санкции против Ирана. Напомним, что до этого была резолюция 1737 от 23 декабря 2006 года, дававшая иранцам 60 дней для приостановки работ по обогащению урана.

Поскольку Тегеран не пошел навстречу требованиям международного сообщества, оно усилило санкции, одновременно дав иранцам еще 60 дней. Если и на этот раз иранцы не откликнутся на призывы быть благоразумными, то после соответствующего доклада гендиректора МАГАТЭ Мухаммада аль-Барадеи их ожидают еще более жесткие меры. Зато если Тегеран «проверяемо» приостановит обогатительные работы, то санкции могут быть приостановлены и до истечения двух месяцев.

Пока же будут заморожены финансовые активы 28 организаций и отдельных лиц, занятых в ядерной и ракетной программах Ирана, а также зарубежные счета одного из крупнейших иранских банков -- государственного «Сепах». Совбез ООН ввел также запрет на экспорт оружия из Ирана, и этот пункт особо приветствовал замгоссекретаря США Николас Бернс. По его словам, оружейное эмбарго означает запрет на передачу иранского оружия ливанской группировке «Хизбалла», палестинскому движению ХАМАС, Сирии и «любому государству или террористической организации».

Что касается требования Индонезии и Катара намекнуть в резолюции на Израиль, то пункт о Ближнем Востоке вошел всего лишь как ссылка на прошлогоднюю резолюцию совета управляющих МАГАТЭ. В ней говорится, что решение ядерной проблемы Ирана «должно способствовать превращению Ближнего Востока в регион, свободный от оружия массового уничтожения, включая средства доставки».

Ряд положений резолюции носит рекомендательный характер. Это касается, в частности, поставок оружия в Иран. Документ призывает все страны «проявлять бдительность и сдержанность» в сфере поставок в Иран «любых боевых танков, бронемашин, крупнокалиберных артиллерийских систем, боевых самолетов и вертолетов, военных судов, ракет или ракетных систем». Не менее бдительными надо быть в вопросе поездок высокопоставленных иранцев-ядерщиков и ракетчиков. Наконец, Совбез призвал все государства и международные финансовые организации не предоставлять Ирану займы и другие виды финансовой помощи. Эти ограничения не распространяются на программы гуманитарной помощи Ирану и на ранее заключенные контракты.

Так что решение СБ ООН не мешает России завершить строительство АЭС в Бушере, что Москва считает своей дипломатической победой. Тем не менее Раджаб Сафаров, анализируя иранскую реакцию на совместные действия России, США и других членов Совбеза, в интервью нашей газете предсказывает «спад российско-иранского сотрудничества во всех областях». И это несмотря на то что именно Москва добилась, чтобы положения резолюции были сформулированы так, чтобы, как пообещал постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин, «торгово-экономическое и другое сотрудничество с Ираном не пострадало». Дипломат объяснил, к примеру, что «это Россия настояла на включении положения» о том, что «оплата по ранее заключенным контрактам должна осуществляться без помех», 'даже если те или иные иранские организации или лица оказались в санкционном списке и их счета заморожены'.

Елена СУПОНИНА, Петр ИСКЕНДЕРОВ,
газета 'Время новостей', 26.03.07.
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03692 sec