Война с Ираном угрожает существованию ЕС

05 марта 2007
Американская столица опять гудит от разговоров о войне, и не только о последней "стратегии для победы" в Ираке, но и о военных действиях против Ирана. Чем труднее становится усмотреть присутствие здравого смысла в действиях администрации Буша, тем сильнее работает "мельница слухов".

Прикажет ли Буш военно-воздушным силам и спецназу нанести удар по Ирану?

После доклада президента конгрессу о положении в США в конце января дня не проходит без какого-либо события, связанного с Ираном, или без того, чтобы администрация Буша не усилила свою риторику. Явно и то, что США продолжают подготовку к воздушному удару. (Более крупное военное вмешательство едва ли возможно, принимая во внимание насколько уже перенапряжены сухопутные силы США).

Действительно, конфронтация с иранцами в Ираке заметно усиливается и, возможно, набирает силу и в других местах. Бомба, предназначенная для Революционной гвардии Ирана, взорвалась недавно на иранской границе с Афганистаном. И, конечно же, налицо новые попытки Соединенных Штатов собрать "доказательства" иранской угрозы, которые могут оправдать военный удар.

Блеф ли это? Наверное, мир мог бы спокойно подождать ответа на это вопрос, если бы не прогресс ядерной программы Ирана и приближающийся конец президентского срока Буша - факторов, способных создать собственную непредсказуемую динамику.

Как и в случае с Ираком, у Америки может хватить сил начать войну, но не одержать победу. Однако последствия военной авантюры в Иране будут гораздо серьезнее последствий войны в Ираке. Очередное незаконченное дело на Ближнем Востоке является наихудшей из возможных альтернатив, как для самого региона, так и для его соседей. И первым среди соседей, пострадавших от этого, будет Европа.

Так как же Европа, чьи интересы безопасности в данном случае поставлены на карту, отреагировала на эти события? Британский премьер-министр Тони Блэр уже применяет новую конфронтационную риторику администрации Буша. Президент Франции Жак Ширак неосмотрительно предположил, что Иран с одной или двумя ядерными бомбами не представляет серьезной угрозы, принимая во внимание возможность ответного ядерного удара. Эти его рассуждения настолько поразили французских чиновников, что они бросились поправлять комментарии президента. Выступления канцлера Германии Ангелы Меркель на конференциях по вопросам безопасности находят одобрение в Америке, но в остальном Германия предпочитает держаться на заднем плане.

В Европе избежание риска, похоже, находится на повестке дня, даже за счет общих интересов и солидарности НАТО. Немецкий флот защищает побережье Ливана от "Хизбаллы", в то время как другие европейские страны несут бремя установления порядка на суше. В Афганистане Германия, сохраняющая сильные позиции на севере страны, остается глуха к просьбам о помощи со стороны канадских союзников, воюющих с талибами на юге. Германия сегодня хочет послать несколько самолетов "Торнадо" в разведывательных целях - лучше, чем ничего, но не намного.

С точки зрения политики в области безопасности, Европа находится в состоянии застоя, если не движется в обратном направлении, именно тогда, когда единство необходимо больше, чем когда-либо. "Большая Тройка" Европы и в особенности Германия как нынешний президент ЕС должны найти способ действовать сообща в стратегических вопросах безопасности. Если этого не произойдет, Европа потеряет свое влияние, когда положение усложнится еще больше. А оно с каждым днем становится все серьезнее, как в Иране, так и в Персидском заливе.

Если удар по Ирану будет нанесен в этом году, его последствия, прежде всего, отразятся на регионе, а также на Европе как непосредственном западном соседе Ближнего Востока, и будут ощутимы в течение долгого времени. Действительно, Европе придется платить часть цены, если Иран одержит верх и станет ядерной державой. Так что, здесь многое поставлено на карту для старого континента.

Конкретно, на карту поставлены два важнейших интереса безопасности ЕС: избежание войны с Ираном и предотвращение превращения Ирана в ядерную державу. Эти два, как кажется, противоречивых интереса можно совместить и преобразовать в общую стратегию путем принятия тройного подхода, основанного на эффективной изоляции, эффективном сдерживании и прямых переговорах.

Европейцы во главе с Меркель, Блэром и Шираком должны убедить США, что Европа готова платить высокую, возможно, очень высокую экономическую цену, предприняв решительные действия по усилению санкций против Ирана. Но они должны предложить это исключительно на двух жестких условиях: отказа от военной альтернативы и вступления всех сторон, включая США, в прямые переговоры с Ираном.

Политика изоляции в сочетании с прямыми переговорами должны быть усилена общей стратегией в отношении Сирии, направленной не на "смену режима", а на "смену коалиции", а именно на увод Сирии от тесного союза с Ираном.

Соглашение Совета министров иностранных дел ЕС относительно санкций против Ирана было правильным и важным. Перед лицом угрозы финансовых санкций политическая элита Ирана все больше осознает цену своего конфронтационного курса. Поэтому необходимо решительно продолжать этот процесс, одновременно отказавшись от военного авантюризма.

Европа должна предотвратить два наихудших пути развития событий в Иране - войну и ядерное вооружение - действуя решительно и сообща. На карту поставлены жизненно важные европейские и трансатлантические интересы. Таким образом, Европа - и в особенности Германия как нынешний президент ЕС - должна действовать прямо сейчас.


Йошка Фишер - министр иностранных дел и вице-канцлер Германии с 1998 по 2005 г, лидер Партии зеленых на протяжении почти 20 лет, в настоящее время является приглашенным профессором в Школе им. Вудро Вильсона Принстонского университета.

Источник:"Американская столица опять гудит от разговоров о войне, и не только о последней "стратегии для победы" в Ираке, но и о военных действиях против Ирана. Чем труднее становится усмотреть присутствие здравого смысла в действиях администрации Буша, тем сильнее работает "мельница слухов".

Прикажет ли Буш военно-воздушным силам и спецназу нанести удар по Ирану?

После доклада президента конгрессу о положении в США в конце января дня не проходит без какого-либо события, связанного с Ираном, или без того, чтобы администрация Буша не усилила свою риторику. Явно и то, что США продолжают подготовку к воздушному удару. (Более крупное военное вмешательство едва ли возможно, принимая во внимание насколько уже перенапряжены сухопутные силы США).

Действительно, конфронтация с иранцами в Ираке заметно усиливается и, возможно, набирает силу и в других местах. Бомба, предназначенная для Революционной гвардии Ирана, взорвалась недавно на иранской границе с Афганистаном. И, конечно же, налицо новые попытки Соединенных Штатов собрать "доказательства" иранской угрозы, которые могут оправдать военный удар.

Блеф ли это? Наверное, мир мог бы спокойно подождать ответа на это вопрос, если бы не прогресс ядерной программы Ирана и приближающийся конец президентского срока Буша - факторов, способных создать собственную непредсказуемую динамику.

Как и в случае с Ираком, у Америки может хватить сил начать войну, но не одержать победу. Однако последствия военной авантюры в Иране будут гораздо серьезнее последствий войны в Ираке. Очередное незаконченное дело на Ближнем Востоке является наихудшей из возможных альтернатив, как для самого региона, так и для его соседей. И первым среди соседей, пострадавших от этого, будет Европа.

Так как же Европа, чьи интересы безопасности в данном случае поставлены на карту, отреагировала на эти события? Британский премьер-министр Тони Блэр уже применяет новую конфронтационную риторику администрации Буша. Президент Франции Жак Ширак неосмотрительно предположил, что Иран с одной или двумя ядерными бомбами не представляет серьезной угрозы, принимая во внимание возможность ответного ядерного удара. Эти его рассуждения настолько поразили французских чиновников, что они бросились поправлять комментарии президента. Выступления канцлера Германии Ангелы Меркель на конференциях по вопросам безопасности находят одобрение в Америке, но в остальном Германия предпочитает держаться на заднем плане.

В Европе избежание риска, похоже, находится на повестке дня, даже за счет общих интересов и солидарности НАТО. Немецкий флот защищает побережье Ливана от "Хизбаллы", в то время как другие европейские страны несут бремя установления порядка на суше. В Афганистане Германия, сохраняющая сильные позиции на севере страны, остается глуха к просьбам о помощи со стороны канадских союзников, воюющих с талибами на юге. Германия сегодня хочет послать несколько самолетов "Торнадо" в разведывательных целях - лучше, чем ничего, но не намного.

С точки зрения политики в области безопасности, Европа находится в состоянии застоя, если не движется в обратном направлении, именно тогда, когда единство необходимо больше, чем когда-либо. "Большая Тройка" Европы и в особенности Германия как нынешний президент ЕС должны найти способ действовать сообща в стратегических вопросах безопасности. Если этого не произойдет, Европа потеряет свое влияние, когда положение усложнится еще больше. А оно с каждым днем становится все серьезнее, как в Иране, так и в Персидском заливе.

Если удар по Ирану будет нанесен в этом году, его последствия, прежде всего, отразятся на регионе, а также на Европе как непосредственном западном соседе Ближнего Востока, и будут ощутимы в течение долгого времени. Действительно, Европе придется платить часть цены, если Иран одержит верх и станет ядерной державой. Так что, здесь многое поставлено на карту для старого континента.

Конкретно, на карту поставлены два важнейших интереса безопасности ЕС: избежание войны с Ираном и предотвращение превращения Ирана в ядерную державу. Эти два, как кажется, противоречивых интереса можно совместить и преобразовать в общую стратегию путем принятия тройного подхода, основанного на эффективной изоляции, эффективном сдерживании и прямых переговорах.

Европейцы во главе с Меркель, Блэром и Шираком должны убедить США, что Европа готова платить высокую, возможно, очень высокую экономическую цену, предприняв решительные действия по усилению санкций против Ирана. Но они должны предложить это исключительно на двух жестких условиях: отказа от военной альтернативы и вступления всех сторон, включая США, в прямые переговоры с Ираном.

Политика изоляции в сочетании с прямыми переговорами должны быть усилена общей стратегией в отношении Сирии, направленной не на "смену режима", а на "смену коалиции", а именно на увод Сирии от тесного союза с Ираном.

Соглашение Совета министров иностранных дел ЕС относительно санкций против Ирана было правильным и важным. Перед лицом угрозы финансовых санкций политическая элита Ирана все больше осознает цену своего конфронтационного курса. Поэтому необходимо решительно продолжать этот процесс, одновременно отказавшись от военного авантюризма.

Европа должна предотвратить два наихудших пути развития событий в Иране - войну и ядерное вооружение - действуя решительно и сообща. На карту поставлены жизненно важные европейские и трансатлантические интересы. Таким образом, Европа - и в особенности Германия как нынешний президент ЕС - должна действовать прямо сейчас.


Йошка Фишер - министр иностранных дел и вице-канцлер Германии с 1998 по 2005 г, лидер Партии зеленых на протяжении почти 20 лет, в настоящее время является приглашенным профессором в Школе им. Вудро Вильсона Принстонского университета.

Источник:"cursorinfo"
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0399 sec