Московские торги Башара Асада

19 декабря 2006
БОРИС ЮНАНОВ

Дамаск надеется с помощью Москвы избежать международного скандала


Президент Сирии Башар Асад прибыл вчера с двухдневным рабочим визитом в Москву. Скорее всего переговоры сирийского лидера с Владимиром Путиным не ограничатся обсуждением зигзагов буксующего ближневосточного урегулирования и стоимости российских противотанковых ракетных комплексов (ПРК) «Корнет», очередная партия которых, по слухам, готова к отгрузке в Дамаск. Главная цель визита выходит за рамки двусторонних отношений.

Поездка Асада – это отчаянная попытка с помощью Москвы отвести от себя громкий скандал, который неминуемо разразится, если Совбез ООН санкционирует создание международного трибунала по расследованию убийства экс-премьера Ливана Рафика Харири. Иными словами, президент Асад рассчитывает на вето России в ООН.

Самое загадочное в этом сюжете – позиция самой России. Решение о создании трибунала ливанское правительство приняло 13 ноября. Через три дня постпред РФ в ООН Виталий Чуркин заявил об «озабоченности» Москвы, поскольку решение по трибуналу, по его словам, «должно быть проверено на конституции Ливана». А еще через неделю официальный представитель МИД РФ Михаил Камынин дал понять, что Москва против «попыток политизации деятельности трибунала», но отнюдь не против того, чтобы с помощью международного суда наказать виновных в убийстве Харири. Однако очевидно, что Башару Асаду не нужен даже «деполитизированный трибунал».

В том, что следы убийц Харири ведут в Дамаск, уверены не только «вражеские» израильские СМИ, но и куда более влиятельные международные игроки. Например, президент Франции Жак Ширак. Получив через неделю после убийства Харири, с которым он близко дружил, соответствующий отчет спецслужб, Ширак отдал распоряжение свернуть все контакты с Сирией. Судя по жесткому заявлению Ширака в адрес Дамаска, прозвучавшему накануне поездки Асада в Москву, хозяин Елисейского дворца своего мнения не изменил – он назвал Сирию «опасным тоталитарным государством убийц».

Конечно, у России собственная манера раскладывать ближневосточный пасьянс, однако совсем уж игнорировать мнение Франции она тоже не может. Тем более если речь идет о голосовании в Совбезе ООН.

Международный трибунал, независимо от его возможных итогов, на длительное время парализует внешнеполитическую активность Дамаска. В обход администрации Буша сирийский лидер пытается наладить контакты с американскими законодателями. Так, на прошлой неделе в Дамаске уже побывал сенатор-демократ Билл Нельсон. Немало озабочен Асад и сохранением сирийского влияния в Ливане, где попытки его шиитских союзников из «Хезболлы» сместить кабинет Фуада Синиоры пока ни к чему не приводят, зато вызывают все большее раздражение у Саудовской Аравии, Египта и Иордании.

На днях влиятельные газеты этих стран выступили с резкой критикой ливанской политики Асада, обвинив того в попытках «приписать себе чужие заслуги». Это тоже, видимо, не случайный демарш. Надежным союзником Сирии в регионе остается только Иран. Тандем Дамаск–Тегеран рассчитывает на плодотворное сотрудничество не только в Ираке. Если пройдет-таки идея с трибуналом по «делу Харири», то две столицы, как сообщают дипломатические источники, выдвинут встречную инициативу – провести международное расследование по израильской ядерной программе.

Пока же президент Асад надеется на политическую поддержку России и внятные заверения на этот счет со стороны российского коллеги. Интрига раскручивается нешуточная: за несколько дней до Асада в Москве побывал ливанский премьер Фуад Синиора, который отчаянно просил Кремль не идти на поводу у Дамаска.

Однако Москва, как показывает марафонская дискуссия вокруг иранской ядерной программы, научилась отстаивать свои интересы и торговаться по-крупному, используя право вето в ООН как рычаг или приманку. Наш новейший метод, говоря словами Бисмарка, это «маневры и еще раз маневры».

Экс-президента Ирана обвиняют в терроризме

В последние дни Аргентина все настойчивее требует ареста бывшего президента Ирана Али Акбара Хашеми-Рафсанджани (правившего в 1989–1997 годах) и восьмерых его «сообщников», среди которых, в частности, экс-командующий корпусом «стражей исламской революции» Моиен Резаи.

Федеральный прокурор Аргентины Альберто Нисман назвал экс-президента заказчиком теракта в здании Еврейского культурного центра в Буэнос-Айресе 18 июля 1994 года, когда погибли 86 человек и сотни получили ранения. Ранее ордера на арест, выписываемые аргентинским правосудием, отвергались Интерполом из-за отсутствия необходимых доказательств.

Тегеран же всегда отрицал, что имел какое-либо отношение к организации этого теракта, и обвинял аргентинских следователей в разработках «фантастических версий».

После долгих лет расследований, многочисленных допросов свидетелей, ложных показаний и различных гипотез, благодаря анализу ДНК останков погибшего шахида следствие установило его личность. Автобусом, при помощи которого был совершен теракт, управлял ливанец Хусейн Берро, что подтвердил брат смертника, проживающий в США. По словам федерального прокурора Аргентины решение об организации теракта было принято за год до его осуществления, причем на самом высоком уровне в Тегеране.

Исполнение поручили «Хезболле», одна из зарубежных ячеек которой постоянно базируется в районе «тройной границы» между Аргентиной, Парагваем и Бразилией, где проживает большая ливанская община. Мотивом для совершения теракта, по версии прокурора Нисмана, явилось одностороннее расторжение Аргентиной договоров с Ираном, касающихся его ядерных программ.

Наталия АМАНОВА

Новые Известия

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0392 sec