После взрыва: Пхеньян корректирует геополитическую карту

10 октября 2006
Борис Юнанов

На проведенное КНДР ядерное испытание МИД РФ ответил официальным заявлением с требованием к Пхеньяну вернуться в Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и продолжить шестисторонние переговоры по ядерной проблеме. Прозвучали со Смоленской площади и призывы к мировому сообществу, точнее ко «всем вовлеченным государствам» – «в нынешней непростой ситуации проявлять сдержанность и выдержку».

МИД РФ также заверил, что проводит «скрупулезный анализ ситуации c заинтересованными странами». Очевидно, однако, что все компоненты заявления – из разряда благих пожеланий. КНДР вышла из ДНЯО в последний день 2002 года, до этого выслав из страны всех инспекторов ООН.

Саддам Хусейн только за одни намеки такого рода поплатился троном, Иран все еще балансирует на грани серьезных экономических санкций и «горячей» войны. Ким Чен Иру все сошло с рук. Он давно уже усвоил: чем меньше контактов с так называемым «мировым сообществом», тем меньше обременительных обязательств, тем шире свобода действий внутри страны.

Тоталитаризм – кратчайший путь к ядерному статусу. Добровольного отказа от него наивно требовать от любой страны, от закрытого общества – подавно. Отныне военный атом станет краеугольным камнем северокорейского режима. 9 октября 2006 года в конкретном выражении стало началом конца ДНЯО.

Северокорейский пример, как минимум, станет наукой для Ирана, от которого вполне можно ожидать теперь форсированного марша к ядерному статусу – любой ценой, в том числе санкций ООН. На очереди – Япония. Ясное дело, не «страна-изгой». Но тоже с амбициями.

Токио уже предупредил: для КНДР прощения не будет. Не надо объяснять, что это значит с точки зрения современных военных технологий? У России же, до сих пор не отрегулировавшей с Токио территориальный вопрос, появится еще одна серьезная головная боль. Да что там Япония, когда есть еще Южная Корея – неядерная страна, мечтавшая о воссоединении с ядерно одержимой. Как теперь воссоединяться – большой вопрос. Скорее всего, эту мечту придется похоронить. Как и другую – о безъядерном статусе Корейского полуострова.

И еще одно соображение. Взявшись проповедовать свободу и демократию по всему миру, определив в качестве главного врага так называемые «страны-изгои», США собственноручно поспособствовали укреплению правящих режимов означенных стран. Почувствовав угрозу, эти режимы перешли к форсированной реализации давно начатых, но до поры замороженных (как с 1994 года в КНДР) военных программ.

А потом, в Ираке, они увидели слабость Америки – и еще больше осмелели. Россию же они в качестве контрагента никогда не воспринимали всерьез. Иран, например, с легкостью отбросил российское предложение обогащать уран на ее территории, сделав, по сути, аналогичный ангажемент Франции. При этом Тегеран до сих пор лелеет надежду на прямой диалог по ядерной проблеме с США. На то же, впрочем, периодически намекает и Пхеньян.

«Изгои» уже мнят себя без пяти минут членами самого элитного клуба мировых держав. Главная проблема современной политики в том, что отныне с такими амбициями придется считаться.

Новые Известия

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03833 sec