Ядерная программа стала национальной идеей Ирана

15 августа 2006
Ситуация вокруг ядерной программы Ирана остается напряженной. Накануне стало известно, что администрация Джорджа Буша предупредила Иран о том, что, в случае отказа от предложения мирового сообщества по ядерной программе, Тегерану угрожают санкции на основе главы VII устава ООН. Таким образом, американцы продолжают оказывать давление на Иран с целью заморозить его ядерную программу. Напомним, что резолюция СБ ООН от 31 июля потребовала прекратить все работы по обогащению урана до 31 августа. Резкие заявления официальных властей Ирана последних дней недвусмысленно показали, что Тегеран не собирается выполнять требования резолюции.

В этих условиях американцы постараются поставить вопрос о санкциях гораздо раньше намеченного срока. «Мы надеемся, что иранцы воспользуются предоставленной им возможностью», - заявил в Вашингтоне официальный представитель госдепартамента США Шон Маккормак. На настоящий момент США не получили по официальным каналам подтверждения, что Иран готов принять предложения мирового сообщества и прекратить работы по обогащению урана. «Следующим будет то, что они столкнутся с санкциями в соответствии с резолюцией на основе седьмой главы VII».



О ситуации вокруг ядерной программы Ирана политический обозреватель KM.RU Кирилл Петров поговорил с Раджабом Сафаровым, директором Центра изучения современного Ирана.

— Как вы оцениваете ситуацию вокруг ядерной программы Ирана после принятия резолюции СБ ООН и ответных жестких высказываний Тегерана?

— Совершенно очевидно, что Ираном последняя резолюция Совета Безопасности была воспринята очень негативно. Резолюцию, которая была принята Советом Безопасности 31 июля, в Иране назвали антииранской, и, конечно же, она самым негативным образом повлияла на позиции Ирана по поводу возможного ответа на пакетное предложение, которое сделала шестерка стран в конце мая - начале июня.

В Иране такая резолюция воспринимается совершенно неуместной попыткой оказать сильнейшее давление на руководство Ирана по поводу принятия решения по этому вопросу, и я думаю, что это было последней точкой кипения в этом вопросе. После этого стало совершенно ясно, что Иран не примет пакетное предложение, хотя пока официально он не заявил об этом. Но, скорее всего, Иран поступит именно так, поскольку в нем имеется одно принципиальное условие, а именно: все хорошее, что в этом пакетном предложении содержится, увязывается с одним неприемлемым условием для Ирана. Этим условием является прекращение процесса обогащения урана на иранской территории.

А без этого ядерная программа Ирана, в понимании иранцев, абсолютно не будет полноценной, нормальной и тем более перспективной. Поэтому ни при каких условиях Иран не пойдет на то, чтобы в этом вопросе стать зависимым государством, если даже все мировое сообщество соберется помочь в этом вопросе Ирану.

— Как развитие ядерной программы Ирана может повлиять на общую ситуацию в ближневосточном регионе?

— Я считаю, что для Ирана еще одним поводом для принятия такого решения станет осложнение ситуации на Ближнем Востоке, эскалация напряженности, связанная с израильской агрессией. Но это будут побочные неосновательные причины, а основные причины в том, что Иран не хочет стать зависимым в процессе развития своей ядерной программы от каких-либо стран или обстоятельств, иначе говоря, он хочет добиться полного ядерного цикла, и как можно быстрее.

Поэтому развитие ядерной программы, процесс расширения арсенала центрифуг на ядерных объектах, процесс их адаптации и технического оснащения не останавливается ни на час и проходит полным ходом.

Я думаю, что, конечно же, ближневосточный конфликт стал большой репетицией для Израиля и США относительно возможного обострения ситуации в их отношениях с Ираном. Ни 22, ни 31 августа Иран не даст положительного ответа, и взамен США и западные партнеры США максимально жестко будут ставить вопрос о наказании Ирана с помощью санкций.

—Какие возможности есть у Ирана, для того чтобы избежать санкций, и какова будет позиция России?

— В этом случае России очень сложно будет занять твердую особую позицию, поскольку своей позицией, своим решением Иран все-таки ставит и Россию, и Китай в достаточно сложное положение, поскольку Россия тоже считает, что Иран не должен развивать свою ядерную программу в плане обогащения урана. Хотя, по сути, это абсолютно незаконное требование, и в Иране есть некоторое ощущение, что Россия не в праве была согласиться с другими членами Совета Безопасности, поскольку все-таки по отношению к России у Ирана есть определенные надежды. Есть ставка на то, что Россия является стратегическим партнером и основным игроком Ирана в рамках его ядерной программы. И как только Россия примкнула к другим постоянным членам Совета Безопасности по поводу приостановки Ираном обогащения урана до 31 августа, то в Иране, откровенно говоря, обиделись на Россию. Но это не смертельная обида, они посчитали, что все-таки Россия имеет свои интересы и представляет свои интересы в этом вопросе. И это может служить для России предметом торга или каких-то новых возможностей, они все это понимают.

Но уже после 31 августа это понимание может уже оказаться в совершенно другой плоскости, поскольку уже нужно будет принимать решение о санкциях. Россия или согласится присоединиться к санкциям, или откажется. Если откажется, то это будет непонятно для Америки и других членов Совета Безопасности, ведь первоначально Россия поддержала резолюцию и вдруг отказывается.

Они скажут, как же так? Иран не пошел нам на встречу, не приостановил свою программу ни на йоту, и вы занимаете такую позицию. России будет очень сложно на самом деле отказаться от того, чтобы присоединиться к другим членам Совета Безопасности. Поэтому у России двоякое, неудобное положение.

Единственное, что остается Ирану при присоединении России к санкциям, это Китай. Китай может заблокировать это решение, и тогда он станет героем в глазах Ирана, и с этого момента начнется свертывание российско-иранских отношений. Возможности по новым контрактам по строительству других атомных станций в Иране у России практически будут равны нулю.

Через два месяца в Иране будет объявлен тендер на строительство еще двух атомных энергоблоков мощностью 2000 мегаватт, и, собственно говоря, Иран предлагает всем заинтересованным государствам, обладающим ядерной технологией, поучаствовать в этом тендере. И конечно же, сейчас за кулисами говорят, что шансы более чем предпочтительны у России, поскольку у России есть опыт налаживания контактов и есть опыт строительства первой атомной станции, а Иран хотел бы расширять и углублять эти отношения. Но после 31 августа это сотрудничество может прекратиться или будет поставлено под очень большой вопрос.

— Те санкции, о которых мы говорим, что они будут означать для экономики Ирана?

— Санкции — это на самом деле блокирование всех счетов Ирана во всех мировых финансовых структурах в Америке. Это существенно ограничит товаропоток и финансовые потоки Ирана, поскольку основные корреспондентские банки находятся в Нью-Йорке и многие достаточно важные финансовые потоки Ирана проходят, особенно в международной торговле, через нью-йоркские и американские банки.

Это первая статья санкций, вторая статья — это максимальное ограничение доступа Ирана к высоким технологиям не двойного назначения, а к высоким технологиям вообще, к любым, в т.ч. и мирным. Третье, это ограничение руководителей Ирана передвижения по миру. Европейский союз не выдаст визы этим руководителям, не говоря уже об ООН, о международных конгрессах, и так далее и тому подобное, и будут негласно саботировать все возможные выступления руководителей Ирана, чтобы мировое сообщество вообще их не услышало. То есть держать государство в полной изоляции.

— А кому выгодна полная изоляция Ирана?

— Это выгодно, в первую очередь, Западу. Иран за это время научился быть самодостаточным государством и не зависеть ни от кого, но тем не менее все это нанесет некий ущерб и урон экономике Ирана, но с другой стороны, точно так же в такой же пропорциональной зависимости находится и Запад. Ежедневный экспорт нефти Ирана составляет 5 процентов от мирового экспорта.

— Правильно ли понимать, что иранская нефть идет, в основном, в Западную Европу, а не в США, у которых поставщиками являются Саудовская Аравия и Мексика, то есть удар придется, в первую очередь, по Европе?

— Да, иранская нефть, в основном, идет западноевропейским партнерам Ирана, но ведь что такое 5%? Эта та нефть, которая покупается на биржах, если этих 5 процентов не будет, и Иран, например, взамен сократит свой экспорт на 50 процентов, то эти 2,5% процента нефти надо будет где-то покупать, соответственно, это скажется на всем рынке. Поэтому это не означает, что только европейцы будут страдать от этого, просто общее количество нефти на рынке будет меньше.

— Почему именно США лоббируют введение санкций, когда для них высокие цены на нефть очень невыгодны?

—Американцы думают, что просто-напросто Иран на это не пойдет, поскольку 85 процентов бюджета Ирана составляют как раз нефтедоллары. И Америка думает, что Иран никогда на это не пойдет, потому что тогда исламский режим просто, как им кажется, спадет сам собой. Поэтому у них такая полная уверенность есть.

Но иранцы — гордый народ, и они считают, если нужно будет, то вообще на 100 процентов ограничимся и не будем продавать нефть никому или будем продавать нефть за евро только своим близким друзьям: Китаю, Индии, Японии, может быть, но не европейцам и, тем более, американцам.

— То есть иранское руководство настроено пойти на эти санкции?

— Этот вопрос вообще занимает ум и души иранских людей, это неразрывно стало общественным достоянием и каждый день об этом говорят. То есть ни один руководитель Ирана сейчас самостоятельно принять решение не может без учета общественного мнения. Общественное мнение таково, что мы плевать хотели на и американцев, и на Запад, и на всякие угрозы. Вопрос ядерных технологий в Иране давно превратился в национальную идею, поэтому, я думаю, что под натиском общественности и из-за боязни, в случае уступок их снесут в два счета, иранское руководство пойдет в своей ядерной программе до конца.

Кирилл Петров
KMnews, 15.08.2006

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03399 sec