Израиль может сколько угодно говорить 'ой, простите'. Это ему не поможет

02 августа 2006
Адам Шац (Adam Shatz)

Израиль утверждает, что мирные жители в Ливане погибают из-за тактики "Хезболлы". Со стороны Израиля этого явно недостаточно.

На Западе некоторые верят в то, что свое первое чудо, превратив воду в вино, Иисус сотворил в крошечной деревне под названием Кана, что к юго-востоку от Тира. Но в Ливане и других странах арабского и исламского мира это название в последние десять лет связывается с совершенно другим событием - убийством более чем сотни мужчин, женщин и детей, спрятавшихся в ооновском лагере беженцев от огня израильской артиллерии, направленной против "Хезболлы".

Со временем "Хезболла" превратила Кану в символ мученичества. Для шиитов Кана стала тем же, чем Сабра и Шатила (Sabra, Shatila - мусульманские кварталы Бейрута. 16 сентября 1982 г., после убийства президента Ливана Б. Жмайеля, Израиль ввел войска в мусульманскую часть Бейрута. Столкновения с израильской армией и боевиками христианской вооруженной организации "Ливанские фаланги" привели к массовым жертвам среди местного населения - прим. перев.) .

Это событие, вскоре ставшее известным как 'резня в Кане', вызвало взрыв протеста во всем арабском и исламском мире и не только усилило позиции "Хезболлы", но и удобрило почву, на которой взрастала "Аль-Каида". 'Страшные картины резни в ливанской Кане до сих пор свежи в нашей памяти', - писал Усама бен Ладен в своей первой августовской фетве 1996 года, в которой он объявил войну США.

Израиль, хотя и выразил 'сожаление' о своей 'ошибке', отметил, что обстрел был предпринят в ответ на нападение 'Хезболлы', выпустившей из точек, расположенных где-то поблизости от поселения, две ракеты 'Катюша' и восемь минометных мин. Премьер-министр Израиля Шимон Перес (Shimon Peres), разработавший 'операцию 'Гроздья гнева'' (Operation Grapes of Wrath, 16-дневная операция Израиля против Ливана, предпринятая в 1996 г. в ответ на обстрелы Северного Израиля боевиками 'Хезболлы' - прим. перев.), возложил ответственность за эту катастрофу на "Хезболлу", которая якобы цинично использовала мирных жителей в качестве 'живого щита'.

В воскресенье история повторилась. С той же дьявольской точностью Израиль, в самый разгар новой войны против "Хезболлы", обстрелял жилой дом в Кане, в результате чего погибло 56 мирных жителей, из которых 37 были детьми. И снова Израиль утверждает, что 'произошла ошибка', ответственность за которую все равно в конечном счете должна нести "Хезболла", потому что ее боевики запускали ракеты по Израилю именно из района Каны.

В понедельник премьер-министр Эхуд Ольмерт (Ehud Olmert), объявляя об отказе Израиля соблюдать сорокавосьмичасовое прекращение огня, на которое он был вынужден пойти под давлением США, сказал:

- Я всем сердцем скорблю о детях и женщинах, погибших в Кане. . . Мы не стремились поразить их. . . они не были нашими врагами, и мы не искали их смерти.

Предположим, для чистоты рассуждения, что Израиль действительно дважды совершил в Кане одну и ту же ошибку - а можно вспомнить и еще один свежий, июньский, эпизод, когда в Секторе Газа от израильского снаряда, случайно залетевшего на пляж, погибла целая семья из восьми человек. Даже если Израиль говорит правду, и убийство десятков мирных жителей было совершено неумышленно, значит ли это, что с моральной точки зрения войну, которую Израиль ведет против "Хезболлы" и ХАМАС, можно считать оправданной?

Разве 'неумышленное' насилие, которому Израиль подвергает мирных жителей, лучше, и разве с моральной точки зрения оно более приемлемо, чем насилие, которому мирных жителей подвергает террорист-смертник из ХАМАС, заходящий в пиццерию, или партизан из "Хезболлы", стреляющий 'Катюшей' в сторону жилых кварталов Хайфы? Короче говоря, неумышленно Израиль убивает или неумышленно, есть ли разница?

Для тех, кто погиб в Кане и в Газе, естественно, нет. И в арабском и мусульманском мире 'соболезнования' Ольмерта будут встречены разве что саркастически - в частности, потому, что после Каны Израиль даже не остановился, практически тут же возобновив удары по Ливану.

Конечно, со своими 'извинениями' Израиль обращается отнюдь не к арабскому, а к западному миру, к клубу 'цивилизованных' демократических стран, о принадлежности к которым с такой гордостью говорит. Этой аудитории Израиль и его сторонники предъявляют такие аргументы: мол, "Хезболла" и ХАМАС целенаправленно действуют против мирных жителей, а Израиль убивает их только случайно, под флагом священной борьбы против терроризма. Так что в убийстве Израиль, может быть, и виноват, но без отягчающих обстоятельств.

Однако первое может серьезно отличаться от второго только до определенного момента, который Израилем, если учесть историю его ударов по лагерям беженцев и густонаселенным городам, уже давно пройден.

Израиль не стал, как подобало бы серьезной региональной державе, обладающей ядерным оружием, ограничивать список своих целей ключевыми объектами "Хезболлы", и не стал утруждать себя работой по всем возможным дипломатическим каналам. Вместо этого он начал против Ливана настоящую карательную войну, которая, как сообщали недавно в прессе, готовилась уже в течение года. Израиль показал бездушие и презрение к человеческой жизни.

Израиль пренебрег тем, что инфраструктура Ливана только-только начала приходить в нормальное состояние после вторжения 1982 года; его не интересуют ни стабильность молодого ливанского правительства под руководством премьер-министра Фуада Синиоры (Fouad Siniora), ни состояние окружающей среды соседнего государства, после разлива нефти в результате авианалета грозящее перерасти в экологическую катастрофу.

Погибло уже, по различным оценкам, до 750 ливанцев, по большей части мирных жителей или вообще детей - это более чем на порядок превышает количество израильтян (более пятидесяти), погибших от рук 'Хезболлы', из которых больше половины к тому же были солдатами.

Вторжение Израиля в Ливан, которое израильский министр обороны Амир Перец издевательски назвал 'гуманитарной интервенцией', уже унесло гораздо больше жизней мирных жителей, чем ракетные удары 'Хезболлы' по Израилю. При виде все большего количества фактов, свидетельствующих о том, чем в действительности занимается Израиль, его сторонникам во всем мире все труднее становится говорить о Силах обороны Израиля как об исключительно высокоморальной армии, руководствующейся строгим моральным кодексом, но вынужденной в трудной обстановке принимать трудные решения.

Вот, например, Алан Дершовиц (Alan Dershowitz), профессор права из Гарварда. Он считает, что действия Израиля заслуживают только похвалы, так как Израиль предупреждает местных жителей, чтобы те очистили территории, по которым будут нанесены удары. Ведь те, кто на таких территориях остается, утверждает он, остаются жителями, но уже не являются мирными.

В своих рассуждениях Дершовиц не учитывает одного малозначительного факта: люди, особенно пожилого возраста, просто не в состоянии покинуть свои дома за несколько минут до того, как их разрушат. Более того - многие ливанцы, послушавшиеся израильских предупреждений, погибли на дорогах, также постоянно обстреливаемых Израилем, почему многие люди, в том числе и жители Каны, не рискнули выходить на дорогу и предпочли остаться дома.

Те, кто берется защищать позицию Израиля, приводят еще один аргумент в его пользу: они говорят, что нельзя возлагать на Израиль ответственность за убийство мирных жителей, находящихся в местах, занятых боевиками.

Влиятельный философ Майкл Уолцер (Michael Walzer), автор книги 'Праведные и неправедные войны' (Just and Unjust Wars), работающий в Принстонском университете, недавно со страниц New Republic утверждал, что, когда арабские боевики 'совершают ракетные удары из жилых районов, именно они - и никто более - несут ответственность за смерть мирных жителей, вызванную ответным огнем Израиля'.

Простите, но идейную базу под принцип коллективного наказания еще как-то может пытаться подводить министр обороны, но слышать такое от теоретика 'праведных войн' несколько странно. Если так рассуждать, то получается, что ответственность за гибель деревень, укрывавших партизан-антифашистов, от нацистских обстрелов должно нести французское Сопротивление.

Правозащитные организации открыто отказались признать логику Уолцера. Эти аргументы не убедили их и в 1996 году: после первого удара по Кане организация Human Rights Watch опубликовала заключение о том, что использование 'высоколетальных противопехотных снарядов, предназначенных для нанесения максимального ущерба жизни и здоровью людей, а также продолжительный обстрел территории такими снарядами без предупреждения и в непосредственной близости от большого скопления гражданского населения, являются нарушением принципиальных основ международного гуманитарного права'.

Примерно то же самое заявил исполнительный директор Human Rights Watch Кеннет Рот (Kenneth Roth) и в этот раз: по его словам, нынешний удар по Кане был нанесен так, 'будто израильские военные считают юг Ливана зоной неограниченного ведения огня'.

Обстреливая густонаселенную местность, чтобы уничтожить одного или нескольких боевиков, и зная, что при этом, вполне возможно, погибнут десятки мирных жителей, Израиль вряд ли имеет право говорить, что его волнует жизнь и здоровье мирных жителей или соблюдение гуманитарного права. А предлагая нам судить его по намерениям, а не по делам, Израиль требует слишком малого от себя и слишком многого от нас.

Адам Шац - литературный редактор Nation

"Los Angeles Times", США

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03704 sec