Учителя и ученики

18 июля 2006
Светлана Бабаева

Это был странный саммит. Пожалуй, один из самых странных за последние годы. Россия невероятно боялась быть обвиненной во всех смертных грехах. Прекрасно понимая, что ее и так шпыняют то за своеобразие суверенной демократии, то за не менее своеобразное понимание свободы слова и гражданского общества, то за энергетический шантаж, а под саммит и вовсе будут смотреть через окуляры; с ужасом думая, что пойди что не так, - градус критики достигнет кипения, поиезуитствуют по полной программе, Россия начала готовиться к мероприятию загодя, тщательно и серьезно.

Русским вообще не свойственно планировать что-то заранее, что периодически, как известно, вводит в ступор зарубежных коллег, для которых нормальным считается планирование на квартал-полугодие вперед и ненормальным - за час-два.

Но под саммит Россия превзошла себя - продумано было все - от сотен работающих компьютеров до кормежки нон-стоп многотысячной оравы гостей; от вежливости охраны и технического персонала до итоговых документов саммита, большинство из которых были готовы за 2-3 недели до съезда лидеров в Петербург. Например, некоторые из бумаг, «утекших» в СМИ неделю назад, в выходные в том же виде были обнародованы лидерами уже в виде официальных документов саммита.

И это притом, что одну из основных интриг саммитов последних лет всегда составляла закавыка какого-нибудь пункта повестки дня. Именно на нее «нанизывались» основные вопросы, концентрировалось внимание тысяч журналистов и т.д.

Например, 2 года назад на саммите, который принимали США, основной «фишкой» была проталкиваемая Штатами программа «Большого Ближнего Востока». Утвердят ее лидеры или нет, в каком виде, на какие конкретно страны распространят и т.д. Вопросы задавались до последней секунды, бумаги выверяли до завершающих мгновений саммита.

Прошлогодний слет лидеров в шотландских горах сконцентрировался на африканских проблемах. Основной темой было, убедят ли британские политики остальных списать многомиллионные долги Африке или нет. Живости происходящему добавили и массированные выходы (точнее было бы сказать, выходки) антиглобалистов, те домаршировались до того, что все остальные гости и участники саммита не могли ни пройти, ни проехать. Тогда ходили слухи, что щепетильные в вопросах безопасности американцы прилетели и ужаснулись: многотысячная толпа протестующих так активно реализовала свои права на митинги и шествия, что все остальные - те, кто был по другую сторону от антиглобалистов, - оказались на много часов заблокированы в собственных домах, отелях и автобусах.

Так бы и шло, если бы на следующий день Лондон не сотрясли ужасные взрывы террористов-смертников. И все сразу отодвинулось на второй план - и Африка, и немытые демонстранты стали какими-то бутафорскими. У последних, правда, хватило ума тут же успокоиться, а Африку британская дипломатия «продавила» позже...

Нынешний саммит, в общем, содержал интриги, маленькие, но две. Первой были гадания, поднимет ли Джордж Буш тему российской демократии, второй - подпишут ли Россия и США заявление о завершении переговоров по вступлению РФ в ВТО прямо там, в Стрельне. Обе интриги рассосались еще до того, как саммит официально открылся. Про демократию Буш рассуждал так: «Я говорил о своем желании способствовать развитию институтов в разных частях мира, скажем, как в Ираке, где есть свобода религии и прессы. Я знаю, многие люди в мире говорили о том, что и в России хотелось бы того же самого». И добавил про то, что особенности национальной русской демократии - это нормально.

Ну, конечно, после этого Путин не мог не «включить» свой юмор: «Нам бы, конечно, не хотелось, чтобы у нас была такая же демократия, как в Ираке, скажу честно». Реплику немедленно окрестили главной шуткой саммита. Буш понял, что сам сплоховал, досадливо порозовел, но опыт подобных передряг взял свое, и американский лидер продержался достойно. Тем более, что и Путин дальше перешел на деловой тон. Вообще, подмечено: в компании мировых лидеров российский как-то сразу становится либеральнее; диалог учителей и учеников не ведется.

Интрига вторая снялась через час после первой - Герман Греф объявил о застопоривании переговоров по ВТО и добавил, что до октября - месяца дедлайна - разногласия удастся снять.

Дальше никакого «клэша» не ожидалось. Все шло гладко и даже как-то благостно. И именно в этом была главная ирония и особенность саммита: основные события, потрясавшие мир в этот самый момент, разворачивались не на саммите, не вокруг его первоначальной повестки и не вокруг лидеров, съехавшихся в Петербург, а совсем в других регионах, и с силой, не виданной миром последние годы.

Эксперты обронили слово «война». На саммите политики старались все же это слово не произносить, уклонялись и от связки темы «Хезболлы» с иранским досье, за 2 дня до саммита переданного обратно в ООН, хотя в кулуарах прямо говорили именно об этом. О том, что Иран снова выиграл время и обвел всех вокруг пальца, и о том, что именно Тегеран, когда пришло время давать ответ на предложения «шестерки» по ядерной программе, поспособствовал вспышке на Ближнем Востоке. Немедленно отметили разницу в лексике Путина и Буша - один назвал примененную Израилем силу несбалансированной, другой призвал «Хезболла» немедленно разоружиться.

В первый день официального открытия саммита ливанские ракеты долетели до Хайфы, погибли люди, израильский премьер Эхуд Ольмерт пообещал «трудные времена». Совбез ООН единогласно проголосовал за введение санкций против Северной Кореи, тренировавшейся последние недели на запуске своих ракет.

И хотя в Стрельне лидеры делали серьезные лица, обещали приложить все усилия и для того, чтобы остановить кровопролитие, и чтобы сбалансировать интересы всех стран региона, и чтобы не обидеть иранский народ, «стремящийся к обладанию современными технологиями», и чтобы демократические ценности продолжать развивать в регионе (нужны ли они ему, другой вопрос), в воздухе незримо висело иное ощущение: сильнейшие мира осознавали, что этот самый мир не в состоянии пока предложить действенных инструментов урегулирования подобных ситуаций.

Ни что делать с Ираном, ни как обеспечить в регионе не якобы мир, напоминающий наспех склеенную хрустальную вазу - дунь, и снова разлетится, а что-то более прочное, что избавит страны и континенты от постоянной угрозы войны, вплоть до ядерной. Но такого нет. Может ли это вообще быть в обозримом будущем, большой вопрос. Пока совсем нет оснований для оптимизма. Максимум, к чему призвали лидеры G8, - миротворцы на границе, чтобы хотя бы стрелять перестали.

Парадокс - лидеры вроде крупнейшие, сильнейшие, полные ресурсов, разных, от финансовых до военных, от исторических связей до новых контактов, а сделать мало что могут. Последние годы показали: не работают все известные миру подходы - «солнечное тепло» на многих не действует, экономическая щедрость прилива любви не вызывает, удар кулаком по носу страха и уважения не рождает. Пока ни США с принципом «не можешь - научим, не хочешь - заставим», ни Евросоюз с его «лучше быть богатым и здоровым», ни Россия с гордой сентенцией «мы любим вас черненькими, потому что беленькими вас всякий полюбит» не доказали действенность своих подходов и принципов.

В Стрельне концентрация мировых воззрений и вовсе достигла пика. Но, цивилизовав половину мира, «восьмерка» споткнулась о вторую.

РИА Новости

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03714 sec