ШОС в борьбе за геополитичекое лидерство

19 июня 2006
15 июня в Шанхае прошел саммит Шанхайской организации сотрудничества с участием президентов России, Узбекистана, Киргизии, Таджикистана, Казахстана и Китая. В качестве наблюдателей также были лидеры Пакистана, Индии (представлена министром нефти и газа), Ирана, Монголии и Афганистана. После обострения конкуренции на постсоветском пространстве между Россией и Западом, фактического раскола внутри СНГ Россия стала делать серьезную ставку на ШОС. Для Кремля ШОС является возможностью выстроить модель отношений между членами этой организации, а также усилить свое влияние в регионе таким образом, чтобы, не конфликтуя с Западом, иметь более широкие геополитические возможности.

К нынешнему саммиту интерес со стороны СМИ был повышенным. Во-первых, это юбилейный саммит. Во-вторых, еще не забыта «сенсация» прошлого саммита, где президент Киргизии Курманбек Бакиев выступил за уход американских военных с территории страны. В итоге, правда, Киргизия и США сумели договориться, однако сам сигнал в США был воспринят как заявка на монополизацию влияния ШОС в регионе. Накануне саммита атмосфера в публичном пространстве серьезно нагнеталась: ШОС все чаще фигурировала в СМИ как среднеазиатское антиНАТО. На встрече спикеров парламентов стран ШОС председатель Госдумы Борис Грызлов заявил: «Нам не нужны диктат и принуждение, в каких бы формах они ни выражались». По его словам, со стороны Вашингтона поступают предложения создать в Центрально-Азиатском регионе организацию, параллельную ШОС, «главную задачу которой инициаторы видят не в сотрудничестве, а в создании барьеров». «Нам такие барьеры не нужны», — заявил Грызлов. Владимир Путин, принявший спикеров, также заявил, что «в рамках взаимодействия на международной арене мы видим и попытки какой-то конкуренции с нашей организацией». Несколько ранее прошла встреча министров обороны ШОС, которые договорились о развитии военного сотрудничества.

Тем не менее, сам саммит прошел очень спокойно, и никакой антиамериканской риторики там не звучало. Это и неудивительно: члены ШОС, кроме, пожалуй, Узбекистана, которому «нечему терять», заинтересованы не в конфронтации с США, а в сдерживании влияния этой страны в регионе. Против явного антиамериканского характера ШОС выступают Киргизия, Казахстан и Китай. Россия, которая заинтересована в усилении своей геополитической конкурентоспособности в регионе, тем не менее, также намерена сообщить ШОС позитивный, а не конфронтационный характер. Все это подтверждает и тот факт, что, несмотря на активное развитие военной составляющей в ШОС, речь вовсе не идет о создании военного блока. В военной сфере речь идет преимущественно об антитеррористической деятельности. В остальном Россия имеет возможность выстраивать военные отношения со странами членами ОДКБ, а также двусторонние отношения с Китаем.

Главным же основанием для развития деятельности ШОС является экономика. Владимир Путин по итогам саммита отметил новые возможности в экономическом сотрудничестве стран, которые появляются в связи с созданием Делового совета и Межбанковского объединения ШОС. «Результативной работы ждем и от Научно-экспертного форума. Большие перспективы видим в развитии межпарламентских связей. В этом контексте положительной оценки заслуживают итоги состоявшейся в Москве первой встречи руководителей парламентов стран - членов ШОС». Владимир Путин назвал «актуальной» идею создания Энергетического клуба ШОС, а также расширение взаимодействия в транспортно-коммуникационной сфере. «При этом Россия рассматривает возможность кредитования отдельных проектов в экономической области», - заявил Путин.

В политической сфере в рамках ШОС создается институт международных наблюдателей на выборах, которые уже будут конкурировать с наблюдателями Западной Европы при оценке избирательных процессов. Было принято решение создать механизмы разрешения и региональных кризисов. Главной же интригой саммита были вопросы расширения. В ШОС «просятся» Белоруссия, Иран, Пакистан, Индия и Монголия. Однако еще на встрече спикеров парламентов стран ШОС Казахстан предложил ввести мораторий на принятие новых членов. Не исключено, что это предложение было санкционировано Россией: сейчас есть много причин сохранить действующий состав организации. Во-первых, две страны, которые претендуют на вступление в ШОС, пользуются репутацией изгоев. Речь идет, прежде всего, о Белоруссии и Иране. Пакистан не может быть принят в ШОС из-за неурегулированных отношений с Индией. Наиболее интересная ситуация вокруг Ирана. С одной стороны, Россия заинтересована в том, чтобы давать Ирану политические авансы: конкуренция между Россией и США за лидерство в урегулировании иранской проблемы растет. Игры вокруг вступления Ирана в ШОС могли рассматриваться Россией как дополнительная площадка для переговоров с Ираном по вопросу переработки урана на территории России. С другой стороны, включение Ирана в состав ШОС стало бы открытым вызовом США. В этом не заинтересован практически никто в ШОС. Более того, России было бы труднее давить на Иран в качестве полноправного члена ШОС.

Поэтому в ситуации с Ираном Кремль пошел другим путем. Однозначно дав понять, что Иран не будет полноправным членом организации (причем устами других членов), Москва максимально приподняла статус наблюдателя при ШОС, а Владимир Путин провел с президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом двусторонние переговоры. В конце саммита Путин заявил, что «при обсуждении вопросов региональной повестки ШОС будет практическими делами обогащать взаимодействие со странами-наблюдателями: Индией, Пакистаном, Ираном, Монголией, а также с Афганистаном, с которым мы сформировали контактную группу». Президент России практически уравнивал в своих словах членов и наблюдателей ШОС, что было наиболее возможным авансом в сторону Ирана при условии, что Иран лишен возможности стать полноправным членом ШОС.

Тем не менее, двусторонние переговоры президентов России и Ирана были менее интригующими. Каждая сторона отстаивала свои позиции. Махмуд Ахмадинежад озвучил инициативу проведения в Тегеране конференции министров энергетики стран–участниц ШОС, а также рассмотрения вопросов по развитию совместных проектов по разработке ресурсов на территории Ирана и развитию транспортных коридоров. Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что конференцию можно будет провести в столице одной из стран-членов ШОС в рамках созданного Энергетического клуба. Иранский президент также заявил, что его страна хочет стать полноправным членом ШОС. Стремление Ирана в ШОС и явные жесты в пользу сотрудничества с членами ШОС были однозначными сигналами в адрес Америки в рамках игры между двумя конкурентами (Россией и США).

Владимир Путин озвучил давнюю идею по созданию сети международных ядерных центров. «Доступ к технологиям должен быть свободным и не дискриминационным», - заявил Путин. Пока эта идея также не нашла понимания в Иране. В итоге переговоры с иранским лидером лишь закончились лишь с одним результатом: Иран пообещал озвучить дату начала переговоров с «шестеркой» по «ядерному досье». Саммит ШОС показал, что «антиамериканская риторика», которая приписывалась организации, если и проявляется, то носит (и будет носить) весьма ограниченный характер. Страны ШОС не заинтересованы в конфронтации с США, но в тоже время стремятся захватить геополитическое лидерство в регионе, прежде всего, посредством развития экономического сотрудничества.

Источник:"politicom"
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0383 sec