Удар по Ирану Ближний Восток переживет

19 июня 2006
эксклюзивном интервью «НГ» президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский комментирует перспективы урегулирования иранского кризиса, а также анализирует ситуацию в Ираке.

– Евгений Янович, появилась информация, что «шестерка» установила конкретный срок – 29 июня, к которому Тегеран должен отреагировать на предложения по своей ядерной программе. Как поведет себя Иран?

– Гибко. Тегеран продолжит лавировать, оттягивая конфликт, продолжая наращивать технологический потенциал на известных и неизвестных объектах, играя одновременно роль жесткого потенциального противника США, Израиля и Запада в целом и хорошего партнера для всех тех, кто готов быть его партнерами, включая Китай. Я скорее поверю в то, что Иран переиграет «шестерку», чем в обратную ситуацию.

– В Вашингтоне не исключают возможности силового разрешения кризиса. Чем такое развитие событий грозит региону?

– В возможность этого удара я верю сегодня на 98%. Если Иран сохранит нынешний, конфронтационный по отношению к Израилю курс, он спровоцирует серьезный военный конфликт в достаточно ограниченные сроки. Иранскому руководству удалось убедить израильтян, что Иран намерен уничтожить Израиль.

Сегодня израильское руководство (в том числе военное) и без иранских угроз напряжено до предела пятнадцатилетним отступлением со всех мыслимых территорий, занятых Израилем в блицкригах 1967–1982 годов, отступлением без малейшей пользы для собственной безопасности. Армия обороны Израиля готова разгромить кого угодно, хоть войска НАТО, лишь бы перестать отступать под нажимом политиков. Если ситуация в регионе не изменится, ответ на угрозу в адрес Израиля Иран получит с немалыми процентами. Превентивный удар по противнику, обещающему уничтожить Израиль, – стандартная ситуация для израильского генералитета. Иран не будет в этой ситуации ни первым, ни, быть может, последним. Последствия этого удара будут катастрофическими. Но регион переживет эту катастрофу и оправится после нее.

– В минувший вторник президент США Джордж Буш неожиданно появился в Ираке. Как вы оцениваете этот визит? Это проверка главнокомандующим обстановки на месте одной войны с целью попутной подготовки к другой – в отношении Ирана?

– Эксперты говорят, что в преддверии масштабной антитеррористической «зачистки», в которой приняли участие несколько десятков тысяч иракских военнослужащих и солдат и офицеров западной коалиции, Буш приехал на иракский фронт для того, чтобы вдохновить их. Доля истины в этом есть. Плюс – это пиаровский ход, достойный президента США. Президент демонстрирует, что он не отсиживается дома в то время, когда его армия воюет.

Что касается потенциальной войны против Ирана и проверки боеготовности к ней, то это не исключено, по крайней мере на тот крайний случай, когда и если столкновения не удастся избежать.

– Как скажется на ситуации в Ираке уничтожение Абу Мусаба аз-Заркауи?

– Иракская «Аль-Каида» временно ослабнет, сунниты постараются заполнить создавшийся вакуум в движении сопротивления, а иракские шииты с удвоенной энергией примутся уничтожать суннитов, конкурентов в собственном лагере и всех иностранцев, которые попадутся им на мушку. Смерть этого террориста – тактический успех, но не победа над терроризмом.

– Ничего неизвестно о судьбе сотрудников посольства РФ, захваченных в минувшую субботу в Ираке. Насколько часто в прежние годы у российских граждан возникали проблемы с безопасностью на Ближнем Востоке?

– Что касается дипломатов, то наиболее известный инцидент произошел в 80-х годах в Ливане. Тогда Москва предприняла весьма жесткие меры. После того как стало ясно, что похищение русских дипломатов опасно не только для непосредственных организаторов, но и для их руководства, подобных захватов в регионе до последнего времени не было.

Ситуация в Ираке очень напоминает ливанскую. В Ливане в 80-х годах государство было слабое, царила анархия, был самый разгар гражданской войны... Как и тогда в Ливане, сейчас в Ираке более или менее известны «адреса» лидеров группировок. Известно, с кем в принципе можно обсуждать проблему, если замешаны курды, сунниты или шииты. Полагаю, что все, что нужно сделать для спасения дипломатов в Ираке, сделано будет. Даже с учетом потери имиджа и практических навыков, которыми обладал СССР и тогдашний КГБ (его на Ближнем Востоке оправданно боялись), определенные навыки и контакты сохранены. В России есть специалисты, блестяще знающие современный Ирак. Они владеют информацией не хуже, а иногда и лучше своих американских коллег.

– ООН после кровавого теракта вывела своих сотрудников из Ирака. Если бы Россия решила последовать этому примеру, что бы она потеряла?

– Россия не может себе позволить того, что позволяет себе ООН. Политика России – это политика прагматизма, и российские дипломаты по определению должны быть готовы к таким испытаниям. Открыв недавно консульские пункты в Эрбиле и Басре, наша страна продемонстрировала готовность даже к тому, что Ирак может расколоться как минимум на три анклава. Дипломатическое присутствие в Ираке необходимо для самой России, как было необходимо присутствие СССР в горячих точках.

Гражданская война, хаос и анархия – перманентная особенность развития многих государств региона. После начала кампании Запада по «демократизации Большого Ближнего Востока» их число только увеличилось. Внедренная извне западная демократия – лучший друг террористов. Но ближневосточный регион – близкая периферия России, и уходить оттуда немыслимо.

Источник:"ng"
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04005 sec