Шаг от пропасти

13 июня 2006
Рано или поздно Иран станет ядерной державой. Сейчас решается, удастся ли ему добиться этого без войны с Западом.

На переговорах вокруг ядерной программы наметился некоторый прогресс. На прошлой неделе делегация во главе с представителем ЕС по внешней политике Хавьером Соланой представила Тегерану целый пакет предложений, согласованный в Вене на встрече шести стран (США, России, Китая, Франции, Великобритании и Германии).

Подробности этих предложений не разглашаются. Известно лишь, что обещают Ирану очень многое. Даже всегда бесстрастное лицо главного иранского переговорщика Али Лариджани выглядело заинтересованным.

Главное условие, которое должен выполнить Иран, — остановить работы по обогащению урана. Если же суперщедрое предложение мирового сообщества будет отвергнуто, то Ирану грозит полномасштабная экономическая и политическая изоляция. Так, возможны запрет на выдачу виз представителям властей Исламской республики, замораживание зарубежных активов Ирана, блокирование финансовых сделок, осуществляемых иранскими чиновниками и лицами, причастными к ядерной программе, запрет на поставки оружия. В худшем случае все вышеперечисленные меры будут сопровождаться нанесением военного удара по Ирану.

Времени на размышление Ирану дано немного — до начала саммита «большой восьмерки» в середине июля. В крайнем случае Ирану удастся протянуть до осени.

Ядерная луковица

Может ли Тегеран отказаться от собственной ядерной программы? Дать ответ на этот вопрос гораздо сложнее, чем кажется.

С одной стороны, ядерную программу Ирана часто называют луковицей — у нее много уровней и много целей. Неясно даже, в каком состоянии находится эта программа. По мнению большинства экспертов, что могут иранцы и чего они не могут, твердо не скажет никто. Все зависит от того, какой именно слой своей ядерной программы Иран демонстрирует наблюдателям.

С другой — совершенно очевидно, что собственная ядерная программа — абсолютный приоритет для нынешнего правительства Ирана. Тегерану она нужна, чтобы обезопасить себя от возможного вторжения США или ударов Израиля. Надо помнить и о том, что сегодня Иран фактически окружен ядерными державами: Индия, Пакистан, Китай, Израиль, Россия. Стремление Тегерана встать вровень со своими соседями вполне естественно.

«Разумеется, я ни на минуту не подвергаю сомнению слова иранских лидеров о том, что они не стремятся к созданию ядерной бомбы, поскольку это противоречит исламу, шариату и так далее. Я лишь задаю себе вопрос — и не только я один: зачем им тогда ракетоносители такой мощности? Чтобы перебрасывать динамит с континента на континент? Без оружия массового поражения эти ракетоносители просто бессмысленны. Это все равно что покупать дробовик слоновьего размера, если вы идете охотиться на вальдшнепа. Сегодня обладание оружием массового поражения — это гарантия неприкосновенности», — считает директор института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

Аналогичного мнения придерживается и научный сотрудник британского Королевского института международных отношений Али Ансари: «Внутриполитический консенсус в Иране поддерживается атомной программой. Элиты, а через механизм пропаганды и большинство иранцев полагают, что лишь создание атомной бомбы предотвратит вторжение США в страну — по сценарию соседнего Ирака или Афганистана».

Иран стремится получить ядерные технологии еще и потому, что рассчитывает выйти на новый геополитический уровень. Атом — мирный или немирный, не важно — это статус, который обеспечит Ирану вход в сообщество великих держав и обеспечит по меньшей мере доминирующее положение в регионе. По сути внешняя политика Ирана сегодня ровно такая же, какой она была сто или двести лет назад. Это государство, которое было великой империей и хочет стать ею снова — хотя бы в региональном масштабе. Правда, многие эксперты подозревают, что амбиции Ирана простираются намного дальше масштаба региональной сверхдержавы.

Наконец, шум по поводу иранской ядерной программы дает возможность сплотить вокруг иранских неоконсерваторов народные массы, включая студентов и интеллигенцию. «Даже самые ярые поклонники бывшего президента Хатами и его либералов сегодня поддерживают право Ирана на свою ядерную программу и настроены весьма патриотично. Популистская программа Ахмадинеджада и аятоллы Хаменеи выглядит вполне логично. Они ликвидируют либеральную оппозицию в стране и объединяют население вокруг правящих неоконсерваторов», — считает Евгений Сатановский. Так что не исключено, что президент Махмуд Ахмадинеджад намеренно провоцирует противостояние с Западом и раздувает шумиху вокруг ядерной программы.

Что на что меняем. В обмен на что Иран может отказаться от ядерной программы?

«Иран рассчитывает усилить свою роль в региональной системе влияния и безопасности. Его может заинтересовать увеличение влияния в международных организациях, включая потенциальное место постоянного члена в Совбезе ООН, если его реформа будет проведена.

В экономике иранцев могут заинтересовать поставки оборудования и технологий для развития атомной энергетики, гарантии по инвестициям в добычу и экспорт нефти и газа, гарантии поставок технологического оборудования и так далее. Так, Иран ожидает разрешения от США на импорт авиационного оборудования, включая запчасти, которые нужны для ремонта иранских самолетов западного производства», — сказал «Эксперту» политолог школы азиатских и африканских исследований Лондонского университета Лале Халили.

Очевидно, что большинство требований иранской стороны будет адресовано именно к США, а не к Европе. «Ирану не нравится военное присутствие США в Афганистане, Ираке и в других соседних странах. Иран также опасается, что может стать объектом для военной операции штатов.

Поэтому, садясь с американцами за стол переговоров, иранцы хотят заключить договоры, которые предоставят гарантии неприкосновенности иранскому режиму. Тегеран может даже потребовать сократить американское военное присутствие вблизи иранских границ, включая закрытие конкретных баз», — считает старший аналитик Economist Intelligence Unit Нил Патрик.

Что на самом деле предлагает сегодня Запад иранцам?
Основная часть пакета предложений, привезенных Хавьером Соланой, держится сторонами в строгом секрете. Даже анонимные источники в дипломатических кругах отказались давать комментарии на эту тему. Преждевременные утечки в СМИ могут сорвать переговоры, как это уже не раз бывало, когда пресса начинала писать то о прорыве западной дипломатии, то о кознях Китая и России, защищающих авторитарный Иран.

Известно лишь, что американцы всерьез заволновались, будто европейцы смогут решить иранскую проблему самостоятельно, втянув Иран в зону своего влияния. «Чтобы не остаться за бортом, США сделали Ирану ряд заманчивых предложений. Так, американцы готовы обновить парк самолетов гражданской авиации Ирана. Готовы обеспечить доступ Ирана к некоторым высоким технологиям. Готовы даже участвовать напрямую в ядерной программе Ирана и построить сразу несколько атомных электростанций на легкой воде. Не исключаю, что к этому будут добавлены еще какие-то не менее интересные предложения, например, чтобы ЕС подписал большое торговое соглашение в пользу Ирана, чтобы были оказаны содействие по вступлению в ВТО и поддержка в глобальных энергетических проектах», — говорит директор Центра исследований современного Ирана Раджаб Сафаров.

Тянут время

Шансов на то, что иранская сторона согласится с предложениями Запада, не так много. Вероятнее всего, согласиться с самыми щедрыми предложениями Ирану помешает абсолютное недоверие к противнику. «Все сделанные предложения выглядят весьма заманчиво, но это очень похоже на уловку. Представьте себе, если Иран согласится на предложение США и они завтра же придут и быстро начнут строить, — это ведь миллиарды долларов инвестиций. Это очень быстро поставит Иран в зависимость от развития этих проектов. США могут вновь пересмотреть свое отношение к иранской ядерной программе и начнут давить на Иран», — так объясняет обеспокоенность Ирана Раджаб Сафаров.

Стоит отметить, что для подобного рода подозрений есть все основания. Так, еще в первой половине 90−х США обещали КНДР построить АЭС, а на время постройки поставлять топочный мазут на льготных условиях. Однако к строительству АЭС США так и не приступили, а поставки мазута уже несколько раз становились причиной острых разногласий между Пхеньяном и Вашингтоном.

Поэтому большинство аналитиков согласны, что Иран лишь создает видимость позитивного отношения к пакету предложений. Таким образом, Тегеран просто тянет время. «Сам факт переговоров и продолжительность дипломатического процесса могут использоваться Ираном как возможность для маневра. Им выгодно затягивать процесс в своих интересах», — считает Али Ансари.

Время играет на руку Ирану — у него появляется больше возможностей продвинуться в ядерной программе. «Пока идут дискуссии вокруг возможности санкций или силового решения, американцы продолжают нести потери в Ираке, гражданская война нарастает и расширяется; усиливается давление на США в Афганистане. Некоторое количество очень известных террористов уже исчезло из Ирака и возникнет, по-видимому, довольно далеко от Ближнего Востока, например, в Латинской Америке, имеющей сегодня довольно напряженные отношения с США, где вслед за Кубой целый ряд государств вступил в антиамериканский альянс. А ведь в Латинской Америке у США очень много интересов. Чем больше времени проходит, тем менее благоприятной становится ситуация для проведения силовой акции против Ирана», — считает г-н Сатановский.

Худой мир

Иран становится предметом спора между другими цивилизациями за право влиять на его развитие. США, Европа, Россия и Китай имеют обширные экономические интересы в этом регионе. Иран — большая страна, богатая природными ресурсами и после многих лет экономической и политической изоляции нацеленная на быстрое технологическое развитие. Это лакомый кусок для того, кто сумеет заслужить доверие местных властей. Сегодня присутствие западных компаний там сведено к минимуму — основную технологическую помощь оказывают российские и китайские специалисты. Китай уже сегодня получает 18% иранского нефтяного экспорта и в ближайшем будущем рассчитывает на значительный рост поставок.

Впрочем, планам Китая, возможно, не суждено сбыться. Европа и США постепенно приходят к мысли, что если уж невозможно удержать Иран от превращения в региональную сверхдержаву, то дружить с ним намного выгоднее, чем враждовать. Довольно обширная группа американского истеблишмента считает, что, учитывая иракский опыт, доступ к иранской нефти намного проще получить мирным путем.

Европейцы так же имеют свой интерес в Иране. «Если Иран согласится свернуть свою ядерную программу, то реактор на быстрых нейтронах будут строить европейские компании. То же самое относится и к другим технологиям, и к поставкам ядерного топлива. Значительная роль в урегулировании конфликта поможет европейцам обеспечить контракты в разработке иранских запасов нефти и газа. Иран имеет вторые крупнейшие в мире запасы природного газа, а Европа сейчас активно ищет новых поставщиков, чтобы повысить собственную энергобезопасность, диверсифицируя поставки», — говорит Нил Патрик.

Если примирение Запада и Ирана состоится, то могут серьезно пострадать и российские интересы. «Западные ядерные технологии значительно экономичнее. Европейцы и американцы строят быстрее. Например, мы уже десять лет строим станцию в Бушере мощностью 1000 мегаватт. А французский аналог имеет мощность 1600 мегаватт, и французы готовы построить такую станцию за три года», — говорит Раджаб Сафаров. Если у Ирана исчезнут идеологические и политические препятствия, он быстро поменяет деловых партнеров.



Если завтра война

Что делать с Ираном, если договориться не удастся? Единого взгляда на этот вопрос нет. Министр иностранных дел России Сергей Лавров после встречи шести в Вене заверил мировую общественность, что теперь войны с Ираном точно не будет. Однако Джордж Буш, похоже, совсем иначе понимает смысл сделанных Ирану щедрых предложений. В его представлении, если Иран откажется от сотрудничества с Западом и на этот раз, это определенно будет означать необходимость применения силы.

Военная отвага американского президента опасно сочетается с аналогичными настроениями в части иранской элиты. Движение иранских неоконсерваторов во главе с нынешним президентом, похоже, совсем не боится возможного военного конфликта. В эсхатологических предсказаниях, сделанных Ахмадинеджадом, даже говорится о том, что конец света случится в 2006−м или 2007 году. В понимании иранского президента это означает возможный обмен ударами между США, Ираном и Израилем.

«Военный сценарий очень вероятен в течение срока правления Буша. Это может произойти в период со второй половины августа и до конца его срока. Такой сценарий вероятен, если только не произойдет одна и очень серьезная подвижка. А именно — если Иран каким-то образом не нормализует свои отношения с Израилем. До тех пор пока Иран не смирится с фактом существования Израиля и не перестанет настаивать на его стирании с карты, остается вероятность ликвидации Ирана израильскими силами. Ведь Израиль сегодня намного сильнее с военной точки зрения, чем, например, европейские страны НАТО. Он вполне может справиться и с арабскими армиями, и с Ираном, и с европейцами.

В регионе Израиль уступает, пожалуй, только США, — рассказывает Евгений Сатановский. — Пока Израиль будет оставаться под прицелом Ирана, пока израильский генералитет убежден, что Иран может получить ядерную бомбу, нет ни малейшего сомнения в большой вероятности военного сценария — даже без участия американцев.

Сами израильтяне этого очень не хотят. А вот американцы — вопреки декларациям — были бы совсем не против пропустить вперед израильтян. А потом США, как патрон, будут и тех и других спасать от гуманитарной катастрофы. Классическая американская политика — израильтяне это понимают».

История знает массу случаев, когда переговоры и соглашения о мире не спасали от войны. «Я буду очень рад, если ошибусь, но сегодня Ближний Восток идет по тому же пути, по которому шла Европа в 1939 году. Не исключаю, что худшего можно избежать, и приветствую глубокий оптимизм нашего министра иностранных дел Лаврова, который говорит, что ‘шестерка’ договорилась и войны не будет. Но я совершенно не убежден, что события не повернутся таким образом, когда война станет неизбежной», — предупреждает Евгений Сатановский.

В подготовке статьи принимал участие Александр Кокшаров
Лондон

Ольга Власова,
Журнал 'Эксперт', №22, 12.06.2006.
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0373 sec