Лариджани: "Мы готовы к переговорам, но не откажемся от ядерной программы"

01 июня 2006
Что будет дальше? Как Иран отреагирует на предложения великих держав? Начнется ли разрядка напряженности, или противостояние накалится, и в один прекрасный день американцы развернут военную операцию с целью уничтожения иранских ядерных объектов, что приведет к дальнейшему нагнетанию ситуации на Ближнем Востоке?
В настоящее время в международной повестке дня нет более важного и более серьезного вопроса, чем этот. Мы обратились с вопросами к секретарю Высшего совета национальной безопасности Исламской Республики Иран Али Лариджани. "Мы готовы предоставить любые возможные гарантии, что не перейдем от мирного использования атомной энергии к военному, – сказал Лариджани, – но мы намереваемся обзавестись технологией обогащения урана, и мы будем обладать такой технологией, потому что не хотим зависеть от кого-либо в том, что касается пополнения запасов топлива".

- Секретарь Лариджани, предложения, которые в настоящее время готовят великие державы, положат начало завершению кризиса или фронтальное столкновение будет продолжаться?

- Иран – не объект, которым можно распоряжаться по своему усмотрению. Мы ничего не знаем об этих предложениях, и в этом вся проблема. Прежде чем принимать решения, с нами должны были проконсультироваться. Иран – главное действующее лицо, и лишь на основе взаимодействия мы можем договориться.

- На каких условиях?

- На основе международного права, норм и правил, реальных переговоров и без давления.

- Иными словами, ваш ответ: "Нет". Вы отвергнете предложения?

- Я этого не говорил.

- Каким образом вы намереваетесь "успокоить Запад"?

- Если мы согласимся включить всю нашу ядерную деятельность в рамки международного консорциума, который будет подвергаться плановым проверкам в полном объеме, как мы сможем перейти к использованию атома в военных целях? Я знаю, что представители западных стран на этот вопрос ответят: как только мы освоим эту технологию, появится возможность сразу же выйти из Договора о нераспространении. Но нельзя обвинять кого-то до того, как он совершил преступление! Мы готовы дать любые возможные гарантии. Я повторяю: мы – ответственная страна.

- Но почему сегодня вы так настаиваете на обогащении урана?

- А почему Франция продолжает развивать свою ядерную сферу? Она это делает по тем же соображениям, что и мы: речь идет о пути к прогрессу. Да, мы обладаем нефтяными запасами, но они ограниченны. Что мы будем делать, когда они будут исчерпаны? Мы не хотим ни от кого зависеть в плане обеспечения нас топливом, к тому же нет никакого международного механизма, который мог бы гарантировать нам поставки энергетического сырья.

- Если бы было возможно создать подобный механизм, это могло бы стать оптимальным решением, как вы думаете?

- Дело в том, что его не существует, и я не верю, что он может быть создан. Мы готовы предоставить все гарантии, а Запад, между тем, не может утверждать, что нельзя одновременно быть участником Договора о нераспространении и усовершенствовать оружие и что подписавшие договор не могут проводить ядерные исследования в мирных целях, на которые они имеют право. Но, тем не менее, мы готовы к настоящим переговорам.

- Вы говорите так, как будто не понимаете, что ваша страна вызывает все больше страха. У вас нет ядерных центров, на которых вы могли бы использовать уран, который вы хотите обогащать. Но у вас есть ракеты.

- Я не могу вам позволить говорить такое. У нас есть исследовательский центр в Тегеране, еще один нам построили русские, и мы намереваемся построить еще десятка два таких объектов. Мы не производим обогащенный продукт: мы стремимся к энергетической независимости, и все, что мы производим, мы делаем под контролем. Если мы захотим обладать атомной бомбой, то Иран – большая страна, мы будем действовать тайно.

- Вы так уже поступали, когда приобрели центрифуги. Вы говорите о прошлом, но речь идет о сегодняшнем дне.

- Нам тогда никто не помогал. Нам нужна была эта технология, и именно ее мы искали, но не атомную. Может быть, Запад нам поможет с нанотехнологиями? Может быть, мы можем рассчитывать на него в отношении всех технологий будущего?

- Отчасти да, Запад вам предложит любые виды сотрудничества.

- Но не сотрудничество в ядерной области! Вы действительно думаете, что они предложат нам что-то, что может заставить нас отказаться от исследований в области обогащения урана? Правда в том, что, согласно теории глобализации, должно существовать два типа государств: промышленные и "помидорные" – последних без раздумья отправляют в Совет Безопасности, как только они пытаются перешагнуть установленную для них границу.

- Но у вас в стране президент, который оскорбляет ООН и западные страны, заявляет, что надо убрать Израиль с географической карты, и, кажется, убежден, что ЦРУ имеет отношение к 11 сентября. Все это совсем не располагает к тому, чтобы поверить в гарантии, которые вы можете дать.

- С тех пор как президент был избран, он сделал более тысячи заявлений. Он справедливо говорил о многих вещах, а что касается Израиля, то он объяснил, что решения демократического характера должны приниматься населением. Духовный лидер (аятолла Хаменеи) заявил со своей стороны, что мы не согласны с Саддамом или Насером, которые хотели сжечь Израиль и сбросить израильтян в море. Мы хотели, чтобы возобладала демократия, а что же вы? По какой причине вы наказываете палестинцев? Только потому, что они проголосовали за "Хамас"?

- Вернемся к вопросу о переговорах. Как? С кем? По каким вопросам?

- У нас нет предпочтений. Если Запад располагает возможностью решить проблему, мы не имеем никаких возражений! Это было бы замечательно, потому что мы не хотим, чтобы Европа потерпела фиаско.

- Но по каким вопросам вы хотите вести переговоры? Переговоры идут уже два года, но вы априори исключаете возможность прекращения работы по обогащению урана.

- Это правда, переговоры идут уже два года, но результаты настолько незначительны, что западные страны больше не садятся за стол. Необходимо прекратить пугать нас санкциями – они лишь укрепляют нашу уверенность. Запугивание – неверный путь. Нужно два-три месяца серьезных переговоров, настоящего диалога.

- Для чего?

- Чтобы добиться доверия, разве непонятно? Давайте попытаемся. Не отказывайтесь от переговоров, настоящих, а не тех, которые вы ведете между собой, чтобы затем прийти к нам и сказать, что мы должны делать, а от чего мы должны отказаться. Попытайтесь!

Источник:"inpopressa"
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03853 sec