Китай добивается возмещения Ирана

17 апреля 2006
Сегодня председатель КНР Ху Цзиньтао отправляется в свое самое продолжительное и важное зарубежное турне, в ходе которого он посетит США, Саудовскую Аравию, Марокко, Нигерию и Кению. В условиях, когда введение санкций против Ирана становится вопросом ближайшего времени, не рискующий открыто выступить против санкций Китай спешит выторговать за свою поддержку Вашингтона стратегические уступки по Тайваню и Северной Корее, а также найти альтернативные источники нефти и газа в других регионах.Схожую задачу будет решать для себя и Россия в ходе завтрашней встречи в Москве с представителями США, "евротройки" и Китая по иранскому вопросу.

Геополитический торг уместен Визит Ху Цзиньтао в Вашингтон станет центральной частью его девятидневной поездки, маршрут которой может показаться случайным лишь с точки зрения географии, но не геополитики. Несмотря на то что китайская сторона пыталась повысить ранг визита до государственного, тем самым придав ему наивысший статус, госдеп США определил визит как официальный. Позиция Вашингтона объясняется просто: исходя из дипломатического протокола государственный визит может совершаться тем или иным лидером в ту или иную страну лишь однажды. Между тем американцы опасались, что нынешний приезд Ху Цзиньтао и предстоящие переговоры могут оказаться далеко не простыми. Слишком много проблем, требующих неотложного решения, накопилось в американо-китайских отношениях.

Самыми относительно несложными на фоне других проблем кажутся проблемы укрепления китайского юаня и пиратского производства в КНР продукции под маркой западных, в том числе американских компаний. Для решения одной из них в минувшую пятницу китайские власти объявили о создании комитета по борьбе с пиратством и производством контрафактной продукции.
Однако этот демонстративный жест в сторону Вашингтона вряд ли смягчит остроту других проблем, стоящих в повестке дня предстоящего саммита. Как сообщил в прошлую пятницу замминистра иностранных дел КНР Ян Цзечи, центральными геополитическими вопросами на встрече станут Иран, корейская ядерная проблема и Тайвань.

Говоря о проблеме Ирана, дипломат отметил, что "Китай уже заявил об озабоченности и беспокойстве" в связи с предпринятым иранской стороной на прошлой неделе обогащением урана, однако продолжает считать, что все заинтересованные стороны должны "проявить хладнокровие" и "приложить совместные усилия к решению этой проблемы путем мирных переговоров". Что касается ядерной проблемы Северной Кореи, то, как отметил замминистра, все стороны должны "занять гибкую позицию" для преодоления существующих трудностей и возобновления переговорного процесса. Китайский дипломат также заявил, что тайваньский вопрос "является самым чувствительным" в отношениях двух стран, и выразил надежду, что "США практическими действиями будут противодействовать идее независимости Тайваня и не будут посылать сепаратистским силам на острове ошибочных сигналов".

Косвенным свидетельством того, что отношения континентального и островного Китая будут одной из главных тем в Вашингтоне, стал и состоявшийся в конце прошлой недели визит в Пекин почетного председателя партии Гоминьдан Лянь Чжаня (подробнее об этом см. материал на стр. 10). С учетом того, что на китайско-тайваньском торгово-экономическом форуме прозвучал призыв к мирному развитию и сотрудничеству по обе стороны Тайваньского пролива, председателю КНР Ху Цзиньтао было принципиально важно, чтобы американская сторона не раскачивала лодку и поддержала наметившуюся "миролюбивую тенденцию" в отношениях Пекина с Тайбэем.

Нефть превыше всего Накануне визита Ху Цзиньтао в США иранские власти заметно усложнили ему и без того непростую задачу – вместе с Россией выступить в качестве одного из мировых центров, сдерживающих наступательный порыв Вашингтона. Во-первых, полной неудачей закончился состоявшийся в конце прошлой недели визит в Тегеран главы МАГАТЭ Мухаммеда аль-Барадеи, на который возлагались немалые надежды: иранская сторона в решительной форме дала понять, что ни при каких обстоятельствах не намерена отказываться от обогащения урана. Во-вторых, в прошлую пятницу президент Ирана Махмуд Ахмади-Нежад сделал новый резкий выпад в адрес Израиля, заявив, что еврейское государство несет "бесконечную и неограниченную угрозу исламскому миру".

Господин Ахмади-Нежад также выразил "серьезные сомнения" в реальности массового уничтожения евреев в годы второй мировой войны и уверенность в том, что дни Израиля сочтены. Все это дало новые основания Вашингтону настаивать на том, что с Ираном надо срочно что-то делать, и, напротив, выбило козыри из рук его защитников. Перспектива введения против Ирана международных санкций решением Совета безопасности ООН стала ближе и реальнее.

Между тем стремление Пекина уберечь Иран от санкций легко объяснимо. Растущая китайская экономика остро нуждается в энергоресурсах, в первую очередь в нефти и газе. Потребление углеводородов в стране растет не только в связи с бурно развивающейся промышленностью, но и благодаря неуклонно повышающемуся уровню жизни. Так, по оценкам экспертов, в 2010 году на китайских дорогах будет в 90 раз больше автомобилей, чем в 1990 году, а к 2030 году их будет больше, чем в США. Но при этом резкого повышения собственной нефтедобычи Китай не планирует, рассчитывая на импорт.

В 2004 году Китай ввез 110 млн тонн нефти (рост по сравнению с 2003 годом составил 35%), выйдя на второе место в мире среди ее импортеров. А к 2010 году объем импорта нефти в КНР удвоится. Причем если сейчас на страны Ближнего Востока и Персидского залива приходится 58% китайского импорта нефти, то к 2015 году доля этого региона вырастет до 75%.

Как отметили эксперты из группы по изучению американо-китайской безопасности, созданной при конгрессе США, такая зависимость не может не влиять на политику КНР, вынуждая ее строить особые отношения со странами Ближнего Востока и Персидского залива, в том числе с государствами, враждебными США или "поддерживающими терроризм".

Одной из таких стран и стал Иран, для которого Китай является главным покупателем нефти. В свою очередь в списке крупнейших экспортеров нефти в КНР Иран занимает третье место (10,8% китайского импорта нефти) после Саудовской Аравии (14%) и Омана (13,3%). В 2004 году китайская государственная нефтяная компания Sinopek заключила с Ираном контракт на $70 млрд, в соответствии с которым китайская сторона будет участвовать в освоении крупнейшего иранского нефтегазового месторождения Ядаваран, а иранцы в течение 25 лет поставят в КНР порядка 250 млн тонн сжиженного газа. Поставки нефти в этот период будут составлять 150 тыс. баррелей в день. По этому же контракту Китай вкладывает значительные средства в разведку энергоресурсов Ирана, его нефтехимическую и газовую инфраструктуру.

Экономические выгоды от сотрудничества с Ираном до последнего времени побуждали Китай игнорировать призывы США к ограничению связей с Тегераном. Так, в декабре 2005 года, когда над иранским режимом уже основательно сгустились тучи, китайская компания Bian Bia Gong заявила о намерении инвестировать $75 млн в иранскую зону свободной торговли Арванд в провинции Хузестан для создания предприятий по производству электроники, бытовой техники, текстильной и обувной продукции. Однако по мере развития иранского ядерного кризиса становилось все более очевидным, что китайско-иранское сотрудничество не может оставаться безоблачным.

В итоге, когда сегодня кризис достиг высшей точки, прибывающий в Вашингтон китайский лидер оказывается в ситуации, когда любое решение будет чревато для Пекина большими или меньшими потерями. Если бы Китай в час Х открыто встал на защиту Ирана, это повлекло бы за собой серьезные осложнения американо-китайских отношений. По мнению экспертов, Пекин на такой шаг не пойдет. В сложившейся ситуации китайской стороне ничего не остается, как попытаться минимизировать уже практически неизбежные санкции против Ирана и получить для себя за их поддержку ряд уступок со стороны США по другим вышеупомянутым вопросам (Корейский полуостров, Тайвань). Кроме того, одним из способов пережить возможную полную или частичную утрату иранских энергоресурсов для Пекина могла бы стать диверсификация источников получения нефти и газа.

В этой связи обращает на себя внимание то обстоятельство, что в программу зарубежного турне Ху Цзиньтао включено посещение таких ведущих мировых экспортеров энергоресурсов, как Саудовская Аравия и Нигерия, куда китайский лидер едет для того, чтобы обговорить возможности расширения поставок в КНР нефти и газа. В отличие от Саудовской Аравии, поставляющей сегодня в Китай порядка 400 тыс. баррелей в день, доля Нигерии составляет ничтожные 30 тыс. баррелей. Так что на нигерийском направлении у Китая имеются значительные незадействованные возможности.
Примечательно, что визит Ху Цзиньтао в Вашингтон совпал с намеченной на завтра встречей в Москве представителей "евротройки", США, России и Китая по иранской проблеме.

Россия, как и Китай, выступающая против санкций, однако также не готовая вступить в клинч с Вашингтоном, столкнулась со схожей задачей: как сохранить лицо и получить максимальные дивиденды в случае голосования в поддержку резолюции СБ ООН. Но России будет сложнее: Джордж Буш и Ху Цзиньтао почти наверняка найдут приемлемое для обеих сторон решение, которое позволит Китаю относительно безболезненно сдать Иран. Москве же придется предпринять усилия, чтобы не оказаться в неблагодарной роли единственного защитника Тегерана.

Источник:"kommersant"
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03925 sec