А.Пушков: «Американцы должны учитывать российские интересы в ряде регионов земного шара»

11 апреля 2006
Эксклюзивный комментарий Алексея Пушкова специально для KM.RU

Факты
:

Пушков Алексей Константинович — автор и ведущий аналитической программы «Постскриптум» (ТВЦ), профессор МГИМО, член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ, заслуженный работник культуры РФ. Родился 10 августа 1954 года. Образование: окончил МГИМО МИД СССР, факультет международных отношений в 1976 году. Владеет свободно английским и французским языками. С 1980 г. — кандидат исторических наук. Профессиональный опыт: преподавал в МГИМО, работал в Женеве в ООН в Комитете по разоружению, в Праге в международном журнале «Проблемы мира и социализма». В 1988–1991 — старший референт, консультант Международного отдела ЦК КПСС (подготовка выступлений и аналитических записок М.С. Горбачева и других членов высшего руководства страны). В 1991–1995 гг. — заместитель главного редактора газеты «Московские новости» по международным вопросам, главный редактор зарубежных изданий газеты. В 1995–1998 гг. — заместитель генерального директора, директор по общественным и международным связям Общественного Российского Телевидения. Одновременно 1995–1996 гг. — политический обозреватель «Московских новостей» и в 1997–1998 гг. — политический обозреватель «Независимой газеты». С апреля 1998 г. — автор, руководитель и ведущий программы «Постскриптум» (ТВЦ). Политический обозреватель радиостанции «Голос России». С 2003 г. — профессор МГИМО МИД РФ. В качестве специалиста по внешней политике неоднократно привлекался к консультированию президента и министра иностранных дел РФ по вопросам внешней политики. Входил в рабочую группу по стратегическим вопросам при секретаре Совета Обороны РФ. Автор более 400 статей и интервью в научных монографиях, сборниках, ведущих российских и зарубежных периодических изданиях. Дал более 300 теле- и радиоинтервью CNN, BBC, NBC и другим зарубежным теле- и радиокомпаниям. Член президиума Совета по внешней и оборонной политике. Постоянный эксперт Мирового экономического форума в Давосе. С 2002 г. — редактор-консультант журнала «Нэшнл интерест», США (председатель редколлегии — Г.Киссинджер). Член Лондонского Института Стратегических исследований. Политический обозреватель радиостанции «Голос России». Почетный профессор Московской Гуманитарной Академии. Награды и премии: заслуженный работник культуры РФ. Орден Сергия Радонежского 3-ей степени; лауреат Международного Ялтинского Телекинофорума (1-ая премия в номинации «Публицистические программы») в 2001 и 2002 гг.; лауреат премии г. Москвы в области журналистики в 2002 г.; лауреат премии Золотого почетного знака «Общественное признание»; лауреат премии «Лучшие перья России», 2004 г.; лауреат премии «Хрустальная роза», 2005 г.; лауреат премии «За возрождение России»; лауреат премии Союза писателей России, 2005 г.


Иранская тема сейчас является самой главной внешнеполитической темой в Вашингтоне. Если говорить об общественных настроениях, то, конечно, люди пока еще больше уделяют внимания Ираку. Вот в минувший понедельник в Ираке погибло 2338 американцев. То есть цифры постоянно увеличиваются. И хотя ни в Вашингтоне, ни в Нью-Йорке, где я только что побывал, совершенно не ощущается, что Америка ведет какую-либо войну, эти цифры показывают, что нет тенденции к сокращению числа жертв.

Не виден предел, не виден конец этим жертвам. В Америку постоянно прибывают гробы, в которых лежат преимущественно 19-20-летние парни. Как пишет американская печать, именно эта категория вчерашних мальчишек, еще не обстрелянных, прошедших самую минимальную подготовку, больше всего гибнет в Ираке. И поэтому общественное внимание, конечно же, больше всего приковано к Ираку.

Захват Ирака был заявкой на американскую мировую гегемонию

Однако серьезная политическая публика, американский политический класс, сейчас озабочена больше всего даже не Ираком, а Ираном. Почему? Дело в том, что Ирак представляет собой уже осознанную проблему, т.е. ясно, что американцы, как говорил Джордж Сорос, в Ираке влипли. Ясно, что это в каком-то смысле повторение Вьетнама. Они туда пришли и не знают, как оттуда уйти, потому что неизвестно, к каким последствиям это приведет на Среднем Востоке.

Они не могут оттуда уйти, потому что вся операция по завоеванию Ирака была задумана с целью демонстрационного эффекта, т.е. они хотели показать, насколько велика американская военная мощь, как быстро она может решить задачу по оккупации довольно большой страны и по сокрушению ее сопротивления. Таким образом, захват Ирака был заявкой на американскую мировую гегемонию.

Если сейчас Соединенные Штаты уйдут оттуда, не добившись хоть какой-то базовой стабильности в Ираке, то эти важнейшие мотивы американской акции окажутся опровергнутыми, т.е. будет доказано, что Америка не справилась с этой страной и не имеет права быть мировым гегемоном. Она не справилась со своей заявкой на абсолютное мировое господство. Именно поэтому США не могут покинуть Ирак.

Но повторяю, что это уже осознанная проблема. Американцы в каком-то смысле уже привыкли к Ираку. Они понимают, что им нужно будет там пробыть еще какое-то время, поэтому вырабатывают сейчас средства и способы, с помощью которых можно умиротворить Ирак.

Иран для США не такая прозрачная страна, как Ирак

Иран – это неизвестная во многих смыслах угроза. Иран во много раз крупнее, чем Ирак. Это страна, где нет такого рода диктатуры, как в Ираке. Т.е. в Ираке американцы очень рассчитывали на то, что их поддержит большая часть местного населения, в частности, шииты, которых там большинство (60% населения Ирака) и которые очень страдали от Саддама Хусейна и его правления. Напомню, что Саддам Хусейн был суннитом, и, естественно, во времена его правления Ираком руководили оставшиеся 20% населения, т.е. сунниты. Кроме того, американцы имели очень хорошее представление о том, как вооружена иракская армия.

Как писал американец Скотт Ритер, возглавлявший группу инспекторов ООН в Ираке, на 70-80% инспектора были сформированы из разведчиков, в том числе и американских. Саддам Хусейн не случайно неоднократно выдвигал обвинение, что под предлогом инспекции США занимаются сбором разведывательной информации. Именно так это и было.

Иран для США не такая прозрачная страна, как Ирак. Это страна гораздо более сильная в военном отношении. Это страна, у которой есть даже небольшой военно-морской флот и несколько подводных лодок. А самое главное - США до конца не знают, какие иранские объекты надо бомбить. Им известно месторасположение примерно 8 подземных объектов, которые, как они предполагают, связаны с иранской ядерной программой. Но, по всеобщему мнению, таких объектов не 8, а около 28, и скрыты они под землей на очень большой глубине.

И далеко не все объекты, насколько мне говорили в Вашингтоне, в настоящее время известны США. Поэтому война в Иране, в отличие от войны в Ираке, сейчас представляет собой неясную проблему. Неясность как темнота. Почему люди всегда боятся больше ночью, чем днем? Потому что в темноте неизвестно что может случиться. Человек, когда находится в темноте, не может просчитать варианты. Его органы чувств, прежде всего зрение, ограничены. Ему трудно осознать ситуацию и отреагировать на нее адекватно. А Иран - это темнота для США. Они понимают, что это общее настроение в Вашингтоне. Вести войну на два фронта они не могут.

Америке достаточно одной войны. Тем более что уже одна эта война расколола страну на две части и привела к падению популярности президента Буша с 86% до 34%. Уже эта война заложила очень серьезные основы для поражения республиканской партии на следующих выборах. И уже эта война утомила американцев.

Как мне сказал один из ведущих американских политических обозревателей Том Фридман из «Нью-Йорк Таймс», «американцы просто устали». Поэтому сейчас, когда спрашиваешь даже тех людей, которые проявляли себя как «ястребы» и призывали к удару по Саддаму Хусейну, считают ли они, что следующим объектом для американского удара должен быть Иран, они говорят: нет.

А те, кто считают, что должен, боятся заявить об этом публично. Они боятся такую точку зрения высказать в прессе.

У Ирана нет лица, которое можно ненавидеть

Интересно, что в американской печати вы найдете очень мало заявлений о том, что США должны начать войну против Ирана: настолько непопулярна сама идея второй войны. При этом в СМИ и в политическом классе Иран начинает занимать место главного врага Америки. После 11 сентября 2001 года главным врагом был терроризм в лице «Аль-Каиды». После 2003 года главным врагом американцев стал Саддам Хусейн. Усама бен Ладен отошел на второй план. Сейчас на первый план вышел Иран.

Однако сложность подвигнуть Америку на войну с Ираном связана не только с недостатком разведывательных данных и с тем, что американцам физически будет очень сложно победить и оккупировать Иран (притом, что 150 тыс. американских солдат уже находятся в Ираке).

Сложность в том, что у Ирана нет лица, которое угрожает Америке. У врага всегда должно быть лицо. Лицом фашисткой Германии был Гитлер, который угрожал в том числе и Америке. В Советском Союзе лицом был Сталин. В Ираке лицом был Саддам Хусейн, он угрожал США. Угроза должна быть персонифицирована или придумана, как в случае с Ираком, но она конкретна. Для зрителей Саддам Хусейн был семейным злодеем, почти родным для американцев. После 10 лет антииракской пропаганды, после того, как Саддам Хусейн совершил колоссальную стратегическую и политическую ошибку, захватив в 1991 году Кувейт, он превратился в семейного негодяя, в семейного мерзавца. Все американцы его знали, и имя «Саддам» было для них таким же родным, как и имя соседнего хулигана с 42-й улицы в Нью-Йорке.

У Ирана нет лица. Американцы не могут произносить фамилию Ахмадинежад (нынешний президент Ирана), это непроизносимая для них фамилия. Более того, этот Ахмадинежад появился-то всего полтора года назад. Они не успели еще привыкнуть к нему. Для них все эти люди с черными бородами - радикалы и америконенавистники, но у Ирана нет лица, которое можно ненавидеть.

Израиль - это страна, которой Америка покровительствует с момента ее создания

У Оруэлла в «1984», в его знаменитом романе-антиутопии, в мрачном обществе будущего проводились пятиминутки ненависти. И в ходе этих пятиминуток, когда людям объясняли, кто их враг, им показывали конкретное лицо - неприятное, агрессивное, злое. Видели, как он призывает к войне против их государства. И после такой пятиминутки они знали, кто их враг. Вот он, на экране, этот представитель другой державы, глава, который хочет их захватить. Если попросить американские СМИ показать, какое лицо Америка должна ненавидеть в Иране, они не сумеют. Потому что лицо Ахмадинежада на роль понятного всем злодея не тянет, и это тоже очень важная причина, почему Америку трудно мобилизовать на войну в Иране.

Очень важно понять это крайнее нежелание США распространять военные действия на еще одну страну, хотя при этом американская администрация неоднократно говорила, что не позволит Ирану иметь ядерное оружие. Но причина такой радикальной позиции ясна. Иранские лидеры неоднократно делали заявление, что Израиль надо стереть с лица земли. А Израиль - это ближайший стратегический союзник Америки. Израиль - это страна, которой Америка покровительствует с момента ее создания. Существует связка между американским и израильским руководством.

Кроме того, иранское религиозное руководство неоднократно провозглашало Америку главным мировым сатаной. И если вас провозглашают мировым сатаной, понятно, что вы очень боитесь того, кто делает такие заявления. Что полагается делать с сатаной? Его полагается низвергнуть в бездну. А вдруг Иран, оснастившись ядерной бомбой, потом создаст ракеты большой дальности действия, которые смогут нанести удар если не по самим США, то, по крайней мере, по их базам, например, на Среднем Востоке. А в перспективе, может быть, и по США. То есть у США есть причины опасаться Ирана.

Но, тем не менее, идти на военные действия против Ирана Америка не может – боится. Отсюда становится ясно, какое значение сейчас в США придают таким средствам, как дипломатия, как предотвращение появления ядерной бомбы у Ирана. Сейчас в Америке все говорят только о том, что Россия, США, Китай, Индия и Евросоюз, то есть ведущие мировые игроки, должны объединиться и заставить Иран отказаться от планов создания ядерной бомбы. Если бы это произошло, американцы были бы счастливы. Потому что они действительно не хотят бомбить Иран, не потому, что они любят Иран, а потому, что они любят самих себя, и понимают, к чему это приведет и какие будут последствия таких бомбежек.

Самые ведущие державы против того, что у Ирана должна быть ядерная бомба

Поэтому они сейчас оказывают очень большое давление на Россию, чтобы она поддержала их линию на лишение Ирана возможности создать ядерную бомбу. Они сейчас выступают за очень жесткие санкции, которые сильно ударят по экономике Ирана и которые должны показать Ирану, что весь мир против того, чтобы у Ирана была ядерная бомба. Отсюда недавний визит в Индию Буша, который продолжал 30-летнюю политику санкций против Индии из-за того, что Индия в 1984 году взорвала первое ядерное устройство и с тех пор стала первой ядерной державой. Американцы тогда ввели санкции на продажу Индии некоторых видов высоких технологий, которые, как они считали, могут понадобиться Индии для совершенствования ее ракетно-ядерного оружия.

Индия убеждала всех, что занимается мирным атомом, но под прикрытием этих заявлений тайно создала свою собственную ядерную бомбу. США очень резко на это отреагировали и вплоть до 2004 года применяли санкции по отношению к Индии. Так вот сейчас Буш прекратил эти санкции, признал Индию как ядерную державу и в этом качестве договорился с ними о сотрудничестве, даже в ядерной области, но с некоторыми, конечно, элементами контроля. Это было сделано ради того, чтобы Индия поддержала американскую позицию против ядерной программы Ирана.

То есть американцы относятся к этому очень серьезно. Я не исключаю того, что будут применяться рычаги для воздействия и на Китай, с тем чтобы он тоже присоединился к этой коалиции против иранской ядерной программы.

В США есть тенденция рассматривать иранскую проблему отдельно от других проблем российско-американских отношений

Отсюда в Америке большое раздражение по поводу того, что, как они считают, Россия недостаточно способствует предотвращению появления у Ирана ядерного оружия. Нас упрекают в том, что мы не хотим применений санкций против Ирана, в том, что мы постоянно ведем с Ираном переговоры, которые могут дать возможность Ирану выйти из того тупика, в который его хотят загнать США.

Нас обвиняют не столько в том, что мы заинтересованы в появлении бомбы у Ирана, сколько в том, что мы пытаемся помешать американским усилиям на Среднем Востоке, помешать американской политике, американской дипломатии. Один из американских дипломатов нам сказал: вы больше занимаетесь сдерживанием Америки, чем иранской ядерной программой. При этом в США есть тенденция рассматривать иранскую проблему отдельно от других проблем российско-американских отношений.

Когда начинаешь смотреть только иранскую проблему, то действительно получается, что Америка хочет предотвратить появление ядерного оружия у Ирана, а Россия играет какую-то свою собственную игру и не идет на встречу американским пожеланиям. Но когда начинаешь смотреть более широко на российско-американские отношения, то выясняется, что американцы хотят от нас полной и безоговорочной поддержки по Ирану. При этом совершенно не намерены считаться с нашими интересами там, где для России было бы очень важно получить американское понимание этих интересов, американскую поддержку этих интересов.

В свое время американцы не поддержали план Козака, который на самом деле был планом Путина по созданию федеративного государства в Молдавии и решению проблемы в Приднестровье. Фактически отказом поддержать этот план Америка сорвала решение вопроса, что было весьма болезненно воспринято в Кремле.

Америка демонстративно поддержала Ющенко на выборах на Украине и продолжала его поддерживать все эти 1,5 года, хотя прекрасно знала, что Ющенко плохо относится к России, и мы не рассматриваем его как человека, который нас устраивает на Украине. То есть Америка действовала здесь вопреки нашим интересам. США все эти 1,5 года посылали усиленные сигналы Украине о том, что они поддержат ее попытку вступления в НАТО, но весьма жестко ведут себя по проблеме вступления России в ВТО.

Недавно президент Путин даже заявил о том, что США создают искусственные препятствия, пытаются блокировать вступление России в ВТО. В России письмо Буша Путину, в котором он на словах заявил о поддержке вступления России в ВТО, а потом к письму приложил еще список с 10 или 12 требованиями к России, вызвало непонимание и возмущение. Создается впечатление, что США стремятся не столько помочь России, как заявляет их президент, сколько, наоборот, помешать России вступить в эту организацию, выдвигая заведомо неприемлемые для России требования.

США продолжают свою программу создания национальной системы противоракетной обороны, ради которой они вышли из советско-американского договора о противоракетной обороне, то есть продолжают создавать свою собственную систему безопасности, которая их должна сделать неуязвимыми для России, а значит, развязать им руки для теоретически возможного ядерного удара по России.

В Грузии США демонстративно поддерживают Саакашвили, который является открытым врагом России. Этот список можно продолжить. Как кажется мне, когда США требуют от России полной и безусловной поддержки их политики по Ирану, американцам следовало бы задуматься, а почему в тех случаях, когда Россия обращалась к США за поддержкой или давала понять им, каковы ее собственные интересы в тех или иных регионах, США очень редко откликались на пожелания российской стороны.

Мы объективно не заинтересованы в том, чтобы Иран получил ядерную бомбу

Мы действительно не заинтересованы в том, чтобы у Ирана было ядерное оружие, потому что это может означать начало ядерной гонки на Среднем Востоке. Не исключено, что после появления ядерного оружия у Ирана Саудовская Аравия тоже может захотеть получить ядерную бомбу. Между Ираном и Саудовской Аравией очень напряженные отношения. В Иране правят шииты, в Саудовской Аравии - сунниты. Насколько сложными бывают отношения между шиитами и суннитами, мы видим сейчас в Ираке, который стоит на пороге гражданской войны.

Если будет бомба у Саудовской Аравии, то не исключено, что другие страны и регионы тоже начнут работать в этом направлении. Например, Египет. Тогда Израиль окажется окруженным арабскими государствами с ядерной бомбой.

Каковы последствия такого развития событий в регионе, где всегда крайне повышены эмоции, где к власти может прийти какой-то, как принято говорить, харизматический, а на самом деле просто сумасшедший, лидер, который в момент крупного международного кризиса нажмет на ядерную кнопку, всем понятны. Поэтому мы объективно не заинтересованы в расползании ядерного оружия по Ближнему и Среднему Востоку и не заинтересованы в том, чтобы Иран получил ядерную бомбу.

Но когда американцы ждут от нас сотрудничества по Ирану, здесь есть объективная основа для сотрудничества, здесь наши интересы совпадают, они должны все-таки понимать, что эту проблему надо ставить в общий контекст российско-американских отношений. Не может быть так, чтобы они действовали без учета наших интересов, и даже демонстративно вопреки нашим интересам на бывшем советском пространстве, и при этом ожидали полного нашего понимания и поддержки по какой-то крупной и важной международной проблеме. Причем важной, в частности, для США. Здесь партнерство должно быть цельным.

Было в России такое слово – «целокупный». Партнерство должно быть целокупным. Американцы стараются построить его таким образом: мы вас будем поджимать и оттеснять везде, где можем, а вы нам помогите по Ирану.

Россия сотрудничает с США по Ирану, но если американцы хотят более тесного сотрудничества, более близкого взаимопонимания и более скоординированных усилий, то они должны начать пересматривать свою политику по оттеснению России из целого ряда стран и политику, основанную на демонстративном отказе от учета российских интересов в ряде регионов земного шара.

KM.Ru

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04045 sec