Иран поставили на счетчик

06 апреля 2006
На днях в Берлине прошла встреча глав МИД Германии, России, США, Франции, Великобритании и Китая. Министры вновь пытались найти пути решения иранской ядерной проблемы. В тот же день Совет Безопасности ООН (СБ ООН) принял совместное заявление, обязывающее Тегеран в течение 30 дней прекратить все работы по обогащению урана.

Прокомментировать события вокруг иранского кризиса «АП» попросила известного российского политолога, генерального директора Центра изучения современного Ирана Раджаба Сафарова.



-- Как бы вы оценили заявление СБ ООН по Ирану?

-- Оно менее жесткое, но однозначно антииранское. Ведь, СБ ООН призывает Иран приостановит полностью любую деятельность, связанную с обогащением урана, включая научно-исследовательские работы. Кроме того, Тегеран должен более активно сотрудничать с МАГАТЭ, предоставляя агентству полный доступ к специалистам, местам и документам, связанным с ядерными разработками.

-- Глава иранского МИД Манучехр Моттаки уже заявил в ответ на призыв СБ ООН, что ядерная программа его страны носит исключительно мирный характер и Иран ни при каких обстоятельствах не откажется от ее развития. Вы думаете, что ИРИ продолжит работу в этой сфере?

- Я думаю, что независимо от угроз и давления, причем, не важно от кого они исходят, Иран будет развивать свою ядерную программу, и атомные электростанции будут строиться в этой стране полным ходом.

-- Ваш прогноз, как будут развиваться дальнейшие события?

-- Иран за это время скорее заявит о своем желании активно сотрудничать с МАГАТЭ, выдвинет ряд инициатив по урегулированию кризиса вокруг своей ядерной программы. Кстати, об одной мы уже знаем – это создание международного центра по обогащению урана под эгидой МАГАТЭ на иранской территории. При самом оптимистическом прогнозе Иран может вернуться к режиму моратория, но это маловероятно, т.к., по словам иранского представителя в ООН Али Солтанияна, решение Ирана о возобновлении обогащения урана, а также о продолжении научно-исследовательских работ в этой сфере является необратимым. Одним словом, по истечении указанного срока практически ничего не изменится, так как разногласия сторон в этом вопросе принципиальные и взаимоисключающие.

-- Ну, пройдут эти 30 дней, которые дали Ирану. И что дальше?

-- Доклад главы МАГАТЭ будет отрицательным, и так называемое «иранское ядерное досье» передается в СБ ООН. И вот здесь начнется самое интересное. Сейчас постоянные члены СБ ООН фактически разделились на два лагеря: антииранский – в лице США, Великобритании и Франции и проиранский – в лице России и Китая. Налицо тупиковая ситуация. С одной стороны, все страны мирового сообщества, включая Россию и Китай, боятся ядерной программы Ирана, но при этом у них нет правовых оснований для принятия какого бы то ни было решения против Тегерана. Россия и Китай крайне заинтересованы в стабильном Иране. Первая – потому, что является ключевым игроком на суперперспективном энергетическом рынке Ирана, который сулит многомиллиардную выгоду и больший политический вес не только в исламском мире, но и в мире в целом, а Китай – в силу чрезвычайной своей энергозависимости от Ирана.

Страны Запада во главе с США жутко боятся того, что, обладая современными ядерными технологиями, Иран станет важнейшим игроком в региональной и мировой политике. Более того, они истерически боятся того, что дальнейшие интеграционные процессы в сфере энергетики могут привести к созданию нового политического блока по оси Россия – Иран – Китай в противовес Западу, что в свою очередь может окончательно разрушить нынешнюю однополярную геополитическую картину мира.

Антииранский блок в СБ ООН за это время постарается максимально переманить на свою сторону Россию, так как в течение последних трех-четырех месяцев она в иранском вопросе в отличие от твердой и однозначной позиции Китая периодически оглядывалась на Запад и ее позиция не отличалась особой последовательностью. «Пряником» для России может стать пакет предложений от США по ускоренному ее вхождению в ВТО; отмены дискриминационной поправки Джексона-Вэника; признание полноценного председательства России в G8; гарантия участия Джорджа Буша в июньском саммите «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге; всемерная поддержка России в ее крупнейших международных энергетических, транспортных и торгово-экономических проектах; радикальное изменение отношения стран Запада к административной реформе Путина и к гуманитарным аспектам жизни российского общества, включая уровень демократии, свободы слова и права человека.

С практической точки зрения России есть смысл в данном случае оглядываться на Запад. Но существуют вопросы, по которым торг просто не уместен. И очень отрадно, что у российского руководства есть понимание этого, и оно не пошло на этот большой соблазн. Москва, отказывая Западу, делает самый, может быть, важнейший свой выбор в новейшей истории в деле ее становления в качестве великой мировой державы. Более того, любой новый уровень отношений с такими странами, как Иран, Китай и Индия делают ее все более весомым игроком в мировой политике. Именно этого как раз и смертельно боится Запад…

-- Что будет в конечном итоге?

-- У мирового сообщества выбора по большому счету нет. Иран прав по всем статьям. Санкции, а, тем более, силовое решение в отношении этой страны с точки зрения международного права принять невозможно. Так что Западу придется или признать право Ирана на его собственную ядерную программу, или, вопреки международному праву, применять силу в отношении этой страны. Санкции точно так же, как и силовое воздействие на Иран, не будут эффективными. Тегеран ни того и другого не боится. Если будут санкции, то они не страшны Ирану, т.к. эта страна уже довольно-таки давно живет и процветает практически в подобном режиме (правда, это состояние называется международной изоляцией). А в случае попытки силового решения вопроса, получится обратный эффект: народ максимально консолидируется вокруг своих лидеров, и иранцы все вместе будут отстаивать свою независимость и суверенитет.

В случае объявления санкций со стороны СБ ООН Иран может выйти из МАГАТЭ, однозначно аннулирует Дополнительный протокол к ДНЯО и окончательно похоронит российское предложение о создании СП по обогащению урана.

В случае же силового решения вопроса у Ирана есть в запасе несколько сценариев принятия адекватных мер. Одним из них вполне может быть следующий: Иран выходит из ДНЯО, выводит из строя всю нефтегазовую инфраструктуру стран Ближнего и Среднего Востока, полностью блокирует Ормузский пролив, а при попадании первой ракеты в иранскую территорию, наносит сокрушительный удар по главному партнеру США в регионе – Израилю. Если иметь в виду то, что Иран обладает самыми передовыми технологиями по изготовлению ракет среднего и дальнего радиуса действия, способных нести полезный боезаряд массой свыше 1 тонны, то во внушительности этой силы сомневаться не приходится.

Ярким свидетельством тому являются проходящие в эти дни крупнейшие учения военно-морских сил Ирана в Ормузском и Оманском заливах, где участвуют 17 тысяч иранских солдат и моряков. На этих учениях Иран успешно испытал баллистическую ракету – невидимку «Фаджр-3» с разделяющимися боеголовками, перед которыми современные системы ПВО и средств слежения бессильны. А успешно испытанная подводная высокоточная и сверхскоростная ракета-торпедо по своим техническим характеристикам превосходит все существующие аналоги в мире, включая и российские ракеты-торпедо, которые до сих пор занимали пальму первенства в этом классе.

--А как Вы думаете, какой может быть реакция таджикского правительства на возможное обострение ситуации вокруг Ирана?

-- Практически все страны мира, за исключением США, Израиля и, может быть, Великобритании, крайне отрицательно относятся к варианту силового решения иранского вопроса. Азербайджан, к примеру, категорически против этого и не будет предоставлять свою территорию для размещения американских войск, включая воздушный коридор для пролета ВВС США на Иран. Даже Турция, член НАТО, традиционный соперник и экономический конкурент Ирана в регионе, и та отказалась участвовать в любой военной операции против Ирана. Следует отметить, что эти страны, равно как и многие другие государства, принимая подобные решения, прежде всего оберегают свою безопасность, стараются не допустить дестабилизации обстановки в собственных странах.

А в случае с Таджикистаном, ситуация вообще особая. Иран является не только важнейшим торгово-экономическим партнером Таджикистана, но еще и братской страной. Кроме того, Таджикистан как член ОИК и ШОС обязательно отреагирует на любое ухудшение обстановки вокруг Ирана.

Таджикистан уже сейчас серьезно озабочен затянувшимся кризисом вокруг Ирана и желает быстрейшего его разрешения. Очевидно, что в случае принятия санкций Таджикистан одним из первых выступит с резким осуждением этого решения. А если США в отношении Ирана все-таки применят силу, то это может привести к серьезному ухудшению таджикско-американских отношений: от резкого сокращения двухсторонних отношений во всех сферах до полного закрытия американского посольства в Душанбе.

Asia-Plus, 06.04.2006,
г.Душанбе, Таджикистан.


Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03914 sec