Иранская ядерная проблема: взгляд из России

29 марта 2006
Весь прошедший год Иран находился в центре внимания мирового сообщества, а в последние месяцы ситуация вокруг его ядерной программы еще более обострилась и стала взрывоопасной. Сегодня Иран похож на перекресток путей разных геополитических мировых сил: России, Китая, США, ЕС и Израиля. По мнению автора, мирное решение иранской ядерной проблемы возможно только на основе трудных и продолжительных переговоров. Причем российское предложение по совместному с Ираном производству ядерного топлива является лишь частью более широкого пакета предложений, который еще следует разработать.

Исторически сложилось, что Иран (ранее Персия) был для России традиционным политическим и торгово-экономическим партнером на Востоке и занимал значительное место в российской внешней политике. Как в прошлом, так и сейчас, Иран является важным региональным соседом России. В 1960-70 гг. в Иране с помощью Советского Союза было построено свыше 200 промышленных объектов, в том числе Исфаханский металлургический комбинат. После Исламской революции 1979 г. экономическое сотрудничество между нашими странами резко сократилось и стало возрождаться только в 1990-е гг., правда, в основном, в областях атомной энергетики и экспорта российских вооружений. В 2002 г., во время визита бывшего президента ИРИ М. Хатами в РФ, были подписаны документы, закладывающие основу долговременного взаимовыгодного сотрудничества между Ираном и Россией в политической, экономической и культурной сферах.

Россия готова помогать Ирану в развитии мирной атомной энергетики, но выступает против создания им полного ядерного топливного цикла как возможного научно-технологического основания для военной ядерной программы. В настоящее время российские специалисты достраивают в Бушере атомную электростанцию (АЭС) с водо-водяным энергетическим реактором ВВЭР-1000 (VVER-1000). Это сотрудничество носит мирный характер, так как строящийся энергетический реактор не предназначен для наработки плутония в военных целях. После поставки российского ядерного топлива на АЭС в Бушере на этот объект будут распространяться гарантии Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). В конце февраля 2005 г. был подписан ряд российско-иранских документов, регламентирующих возврат облученного (отработанного) ядерного топлива с первого энергоблока Бушерской АЭС в Россию, что сняло последнюю озабоченность мирового сообщества в отношении этого проекта.

Следует заметить, что строительство АЭС в Бушере — это не только крупный контракт, стоимость которого составляет около 800 млн. долл. В контракте на строительство АЭС задействованы около трехсот российских предприятий, что создало приблизительно 20 тыс. рабочих мест. На строительной площадке сейчас работают около 3700 специалистов из России и Украины. Существует такая точка зрения, что одна из целей политики, проводимой США в Иране — "выдавить" Россию из страны и заполнить освободившееся пространство западноевропейскими компаниями. Кроме этого, прекращение сотрудничества с Ираном в ядерно-энергетической сфере неизбежно приведет к осложнению взаимоотношений между нашими странами.

Россия входит в первую десятку внешнеторговых партнеров Ирана. Российско-иранский торговый оборот за последние 2 года вырос почти на 50% и составил около 2,2 млрд. долл. В ноябре 2005 г. был подписан контракт на поставку в Иран зенитных ракетных комплексов "Тор М-1" на сумму около 1 млрд. долл., что подтвердило его позицию как третьего по значению (после Китая и Индии) рынка экспорта российских вооружений. Кроме этого, Тегеран хотел бы закупить зенитные ракетные системы среднего и дальнего радиуса действия "С-300 ПМУ1". В январе 2006 г. переговоры по этому вопросу были прерваны, так как Иран возобновил ядерные исследования.

Сотрудничество между Москвой и Тегераном развивается не только в областях высокотехнологической продукции (атомной энергетики, оружейного комплекса), но и добычи (транспортировки) нефти и газа, строительства железных дорог в рамках проекта "Север-Юг", предусматривающего создание транспортного коридора от российско-финской границы до иранского порта Бендер-Аббас в Персидском заливе, а также в сфере поставок продовольствия и товаров легкой промышленности. В конце октября 2005 г. российская ракета-носитель "Космос-3М" вывела на орбиту первый иранский спутник связи и космической фотосъемки.

В то же время, уже в ближайшем будущем возможно возникновение трений между Москвой и Тегераном ввиду приверженности нового руководства Исламской Республики Иран (ИРИ) к ортодоксальной "хомейнистской" идеологии и поддержке исламистских группировок. Конечно, недопустимо, если Иран будет накапливать запасы высокообогащенного урана (ВОУ) и плутония, прекратит взаимоотношения с МАГАТЭ и выйдет из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Особое беспокойство у российского руководства вызывают провокационные высказывания нового иранского президента М. Ахмади-Неджада в отношении Израиля и возможного экспорта иранских ядерных технологий.

Но для Москвы важно сохранить с Тегераном партнерские отношения, поэтому Россия выступает против введения экономических санкций в отношении Ирана на основе решения СБ ООН. Россия в Иране имеет не только экономические, но и геостратегические интересы. Положение Москвы в Центральной Азии, а особенно на Кавказе, во многом зависит от уровня взаимоотношений с Тегераном.

Иранский президент М. Ахмади-Неджад занимает жёсткую антиамериканскую позицию, чем принципиально отличается от своего предшественника, пытавшегося установить неформальный диалог между Тегераном и Вашингтоном. Сразу после своего избрания Ахмади-Неджад заявил о том, что не видит смысла в восстановлении каких-либо связей ИРИ с США, а также публично призвал стереть Израиль с лица земли.

Иран реально претендует на роль лидера в регионе Персидского Залива. Ежегодный экономический рост составляет 7%; численность населения уже превышает 72 млн. чел., что значительно больше численности населения всех остальных государств этого региона. Иран является крупнейшим нефтегазовым государством на земном шаре, занимая второе место по запасам природного газа и третье по запасам нефти, однако его экспорт этих ресурсов составляет всего 3% общемирового экспорта. Эта страна занимает важное геостратегическое положение и, в случае необходимости, может попытаться заблокировать все танкерные коммуникации из Персидского залива, дающего около четверти мировой добычи нефти.

Внутренне положение нынешнего иранского руководства не достаточно устойчивое, что подталкивает лидеров ИРИ искать пути упрочения своего влияния внутри страны за счет обострения взаимоотношений с Западом. Одновременно предпринимаются меры популистского характера и провозглашается тезис о необходимости справедливого перераспределения доходов нефти и национального богатства в целом.

Несмотря на обилие энергоресурсов, значительную их часть (36%) Иран использует внутри страны. Ввиду отсутствия передовых технологий рост потребности в электроэнергии значительно превышает рост добычи собственных энергоресурсов, поэтому развитие атомной энергетики является одним из путей решения энергетической проблемы. В конце 2006 г. энергетический реактор в Бушере должен выйти на проектную мощность, уже принято решение о строительстве еще двух энергетических реакторов, а к 2020 г. общая мощность собственных АЭС должна составить порядка 6 ГВт.

Утверждая о своем стремлении обезопасить себя от внешних угроз, утвердиться в роли лидера мусульманского мира, Тегеран приступил к созданию ключевых звеньев полного ядерного топливного цикла как научно-технологические предпосылки военной ядерной программы. В настоящее время в Исфахане осуществляется конверсия урана, то есть преобразование уранового концентрата в гексафторид урана. Последний продукт содержит не более 0,7 % U-235, а потребность в такой операции обусловлена технологическими причинами. В дальнейшем планируется осуществлять обогащение урана по изотопу U-235 методом газового центрифугирования на предприятии в Натанзе. Существует в Иране и плутониевая программа, для реализации которой в Араке создано предприятие по производству тяжелой воды и строится тяжеловодный исследовательский реактор. Решение о создании собственного ядерного оружия, по-видимому, пока не принято. Но даже если этот путь будет избран, его осуществление потребует не менее 5 — 10 лет.

В последние месяцы обстановка вокруг иранской ядерной программы вновь резко обострилась. 10 января 2006 г. Иран заявил о возобновлении исследований в области производства ядерного топлива (обогащения урана). 4 февраля 2006 г. Совет управляющих МАГАТЭ решил проинформировать СБ ООН об иранской ядерной программе, отложив окончательное решение до 6 марта. После этого президент ИРИ М. Ахмади-Неджад приостановил соблюдение Ираном Дополнительного протокола МАГАТЭ от 1997 г., что не позволит в будущем выявить незаявленную (нарушающую требования ДНЯО) деятельность с его стороны. Иран предостерег, что в случае введения против него санкций, он выйдет из ДНЯО и полностью прекратит свои взаимоотношения с МАГАТЭ.

Китай является одним из ведущих торговых партнеров Ирана, ежегодный торговый оборот уже достиг 5 млрд. долл. Иран обеспечивает 18% китайских потребностей в импорте нефти и является, на сегодня, основным поставщиком нефти в эту страну, опередив Саудовскую Аравию и Оман.

Китай уже сейчас испытывает острую нехватку энергоресурсов, в будущем эта ситуация будет усугубляться (сейчас импорт нефти превышает 90 млн. тонн, к 2020 г. — 200 млн. тонн), поэтому Пекин стремится обеспечить бесперебойное поступление значительных объемов энергоресурсов. Для этого в 2004 г. Китай подписал два долгосрочных договора с Ираном по поставкам энергоресурсов, каждый на сумму в десятки млрд. долл.

Пекин и Тегеран развивают сотрудничество в сферах транспорта, строительства, сельского хозяйства, водного хозяйства и энергетики. Сейчас в Иране активно работают свыше 1200 китайских компаний и фирм. В июле 2005 г. Иран вступил в Шанхайскую Организацию Сотрудничества (в качестве наблюдателя), что еще более укрепило китайско-иранские отношения.

Как и Россия, Китай заинтересован в сохранении партнерских отношений с Ираном, поэтому он также против введения экономических санкций в отношении Ирана и ищет пути мирного решения существующей проблемы.

Взаимоотношения между США и Ираном достаточно сложные. Тегеран подозревают в разработке ядерного оружия и оказании помощи террористам. Причисленный американцами к странам "оси зла", Иран испытывает их постоянное давление: с марта 2001 г. действует односторонний запрет на торговлю с Ираном и американские инвестиции в его экономику, Вашингтон активно препятствует принятию Ирана во Всемирную торговую организацию, на рынок США не допускаются иностранные нефтяные компании, годовой оборот которых с иранскими партнерами превышает 20 млн. долл.

США выступают за изоляцию Ирана, видя в этом путь к смене власти в стране и созданию прозападного правительства. Они настаивают на передаче в СБ ООН иранского дела как представляющего угрозу для международного мира, что позволило бы расширить санкции и придать законный характер возможным силовым действиям в отношении Тегерана.

Страны Европейского Союза зависят от поставок иранских энергоресурсов и сам ЕС осознает невозможность экономической блокады Ирана. Бессмысленность этой идеи очевидна не только ввиду больших финансовых резервов Тегерана, но и вследствие нежелания таких стран как Китай в этом участвовать.

Нынешний четырехформатный состав участников переговоров (Иран, Великобритания, Германия и Франция), по-видимому, себя исчерпал, так как стороны не готовы идти на компромиссы, а вопрос о предоставлении Тегерану негативных гарантий безопасности (обязательства не нападать) или членства в ВТО не может быть решен без участия Вашингтона.

Как и США, ЕС не готов к войне с Ираном и, в своем большинстве, не собирается в ней участвовать. Лидеры стран Европейского Союза хотят решить проблему мирными средствами, не исключая при этом введения против Тегерана экономическими санкций со стороны СБ ООН.

Руководство Израиля весьма обеспокоено усилением политического и экономического влияния Ирана в регионе БСВ. Являясь де-факто ядерным государством, Тель-Авив стремится сохранить безъядерный статус Тегерана, учитывая досягаемость иранскими ракетами "Шахаб-3" своей собственной территории. Руководство страны неоднократно заявляло о возможности нанесения военного удара по предприятиям ядерного цикла Ирана, если он приступит к наработке ВОУ.

Процесс улучшения как ирано-израильских, так и американо-иранских отношений крайне затруднен ввиду сотрудничества Тегерана с такими радикальными организациями, как ливанская группировка "Хезболла", палестинские движения "Хамас", "Исламский джихад". Поддержка Ираном этих организаций не только поощряет терроризм на БСВ, но и способствует формированию отрицательного имиджа страны в глазах мирового сообщества, дает основание США и Израилю считать Иран одним из главных "спонсоров" террористов.


Иран уже стал ареной противоборства различных государств Востока и Запада. В первую очередь, здесь скрестились интересы стремящихся к его энергоресурсам Вашингтона и Пекина, а также экономические и геополитические интересы США, ЕС, России и Китая. Тегеран умело использует противоречия ведущих государств, стараясь стать региональным лидером. Для этого, по мнению иранского руководства, необходимо обладать мирной атомной энергией и иметь научно-технологические предпосылки для создания в случае необходимости собственного ядерного оружия. Запад хочет воспрепятствовать строительству в этой стране ключевых звеньев полного ядерного топливного цикла, но существующая международно-правовая база (ДНЯО и гарантии МАГАТЭ) позволяет только замедлить этот процесс.

Предложение России о создании совместного предприятия по производству ядерного топлива (все операции, кроме конверсии, на территории РФ), стало предметом переговоров или, возможно, дипломатической игры. В этих условиях особенно важным представляется сохранить инспекции иранских ядерных объектов со стороны МАГАТЭ и обеспечить выполнение требований Дополнительного протокола МАГАТЭ от 1997 г. Возможно, следует расширить состав участников переговоров за счет России, Китая и США. В любом случае, в сложившейся ситуации неразумно добиваться изоляции Ирана, наоборот, необходимо вовлекать его в общемировые процессы. Только в этом случае можно стабилизировать ситуацию на БСВ. Причем ни одно из вовлеченных в этот процесс государств не может развязать иранский узел самостоятельно. Поэтому вопрос сближения позиций ведущих стран, в первую очередь — постоянных членов СБ ООН, приобретает ключевое значение. Только в этом случае возможно остановить эскалацию конфликта и представить Ирану согласованный пакет предложений, включающий как негативные гарантии безопасности, так и обеспечение поставок ядерного топлива.

Владимир Евсеев, координатор программы "Проблемы нераспространения оружия массового уничтожения" Московского центра Карнеги.

АПН-Казахстан, 29.03.2006
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03725 sec