Упреждающий удар: необходимая крайность

19 марта 2006
Владимир АБАРИНОВ

"Кто первый начал, тот и виноват". Это правило, которое обычно применяют родители при разборке детской драки, для взрослых мужчин, облеченных властью, не указ.

"Доктрина упреждающих действий остается в силе", — заявил в четверг советник президента по национальной безопасности Стивен Хэдли, представляя журналистам и политологам "Стратегию национальной безопасности на 2006 год". Последний раз документ, излагающий концепцию правительства в области обороны и безопасности, публиковался четыре года назад.

"Мы предпочитаем противодействовать угрозам сейчас, а не оставлять их грядущим поколениям, — пишет президент Буш в предисловии к 54-страничной брошюре. — Мы сражаемся с нашими врагами за границей, не ожидая, когда они придут в нашу страну. Мы стремимся сами формировать мир, а не формироваться под его воздействием; влиять на события в лучшую сторону, а не полагаться на их милость".

По словам Хэдли, своей важнейшей на данный момент задачей правительство считает разгром террористов.

Америка, сказал он, находится в состоянии войны, но это не только военное противостояние, но и "битва идей": США и их союзники должны победить "идеологию ненависти", противопоставив ей идеалы свободы и демократии. Распространение демократии в мире администрация Буша считает лучшим способом борьбы с экстремизмом и противодействия региональным и глобальным угрозам нашего времени.

В событиях последних лет, прежде всего в Афганистане и Ираке, Стивен Хэдли видит яркое подтверждение этой концепции. Столкновения иракцев на религиозной почве он считает проявлением тяжелого наследия тирании Саддама, который следовал формуле "разделяй и властвуй". По его убеждению, абсолютное большинство населения Ирака не заинтере-совано в эскалации насилия.

Он процитировал недавние слова президента Буша, который сказал, что иракский народ "заглянул в бездну, и ему не понравилось то, что он там увидел". В итоге, продолжал советник президента, лидеры общин во-зобновили переговоры о формировании коалиционного правительства и обещали завершить их до конца месяца.

Поскольку новая стратегия провозглашает демократию чуть ли не панацеей от всех бед, аудиторию заинтересовал вопрос, как в таком случае расценивать итоги выборов в Палестинской автономии, победу на которых одержал ХАМАС, — это явно "не тот результат, которого мы хотели".
Палестинские территории — отнюдь не единственный пример такого рода. Как быть с тем, что результат народного волеизъявления может быть и "плохим"?

На это Хэдли ответил, что свободные выборы — необходимый, но лишь первый шаг на пути к подлинной демократии, для которой обязательны институты гражданского общества. "Так не следует ли сначала создать эти институты?" — спросили из зала. “Да, это было бы неплохо, — ответил Хэдли, — но мы знаем, что тирания — обычно плохая питательная среда для произрастания этих институтов".

О палестинских же выборах Хэдли сказал, что это как раз "хороший" результат. Хорошо уже прежде всего то, что они подвели черту под "эрой Арафата". Лидеры ХАМАСа, пояснил он, провели "очень умную" кампанию: "Они не говорили: "Голосуй за меня, и я нападу на Израиль". Они говорили: "Голосуй за меня, и я ликвидирую коррупцию, отремонтирую дороги, дам палестинскому народу лучшую жизнь". Теперь, полагает Хэдли, пришел черед палестинского народа спросить с избранных им лидеров.

Чрезвычайный интерес вызвала доктрина упреждающего удара. Как сказал на презентации бывший посол на Филиппинах Ричард Соломон, президент Американского института мира, где проходило мероприятие, “упреждение” (preemption) часто путают с “предупреждением” (prevention). Если упреждение имеет достаточно убедительную правовую базу, то предупреждение гораздо более сомнительно в этом отношении. Хэдли объяснил, что упреждение — отнюдь не обязательно меры военного характера; США в любых обстоятельствах предпочитают решить проблему миром.

Примером превентивной акции советник президента считает войну в Ираке, которой предшествовали 12 лет дипломатической активности. "В конечном счете, — сказал он, — стратегическое решение должен был принять Саддам. Он принял неверное решение и оставил международному сообществу и Соединенным Штатам мало возможностей для маневра".

На вопрос, пойдет ли Вашингтон на прямые переговоры с Ираном, Хэдли ответил, что США хотят, чтобы международное сообщество выступало с консолидированной позицией и именно по этой причине предпочитают действовать через МАГАТЭ и ООН.

О России на презентации речи не было. В документе ей уделено два абзаца — столько же, впрочем, сколько и всей остальной Европе. "Соединенные Штаты, — гласит доктрина, — будут тесно сотрудничать с Россией по стратегическим вопросам, представляющим взаимный интерес, и работать над решением вопросов там, где эти интересы расходятся... Мы должны поощрять Россию к уважению свободы и демократии внутри страны и не препятствовать продвижению к свободе и демократии в других регионах. Наши отношения зависят от внешней и внутренней политики России".

Новое русское слово

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03934 sec