Россия и Иран достигли соглашения по обогащению урана

27 февраля 2006
Российско-иранские переговоры по ядерной проблеме наконец-то избавились от эпитетов «безрезультатные» и «бесплодные». Под занавес встречи с главой Росатома Сергеем Кириенко, после посещения строящейся АЭС в Бушере, вице-президент и куратор атомной программы Ирана Голям Реза Агазаде сделал сенсационное заявление: Тегеран достиг с Москвой принципиальной договоренности - совместное предприятие по обогащению урана на территории России все-таки будет создано. Остается гадать, чем стало неожиданное - после фактического срыва переговоров в Москве - согласие иранской стороны: экспромтом, на который вынудила пойти растущая изоляция Ирана, или же заранее заготовленным сюрпризом.

Стороны излучали оптимизм на совместной пресс-конференции в Бушере. Сергей Кириенко сидел с подчеркнуто скромным видом, но в голосе его прорывались торжествующие нотки: 'На мой взгляд, у нас не осталось организационных, технических или финансовых проблем по созданию СП'. Он с удовлетворением отметил, что работа по созданию такого предприятия уже активно ведется. «Обе стороны довольны этими переговорами», - в тон Кириенко заявил Голям Реза Агазаде, но сразу сделал оговорку, что проект нуждается в проработке, поскольку в нем много политических моментов. То, что проблема является не столько экономической, сколько политической, признал и Сергей Кириенко. По его мнению, российское предложение - всего лишь часть «комплекса вопросов по решению проблем безопасности». «Международное сообщество должно иметь гарантии безопасности и сохранения режима нераспространения», - пояснил глава Росатома.

То есть точку ставить рано - «проработка» будет продолжена на переговорах в Москве, которые продлятся вплоть до заседания совета управляющих МАГАТЭ 6 марта.

'Если учесть, что специфика иранской дипломатии - осторожные оценки и неторопливые выводы, то я бы отнесся к результатам переговоров с оптимизмом, - заявил 'Газете' руководитель Центра координации российско-иранских программ Раджаб Сафаров. - К результатам соглашения подталкивала сама логика кризиса - все меньше времени остается до 'красной даты' МАГАТЭ. Ни Иран, ни Россия - ключевой игрок на ядерном рынке - не заинтересованы в эскалации конфликта'.

Раджаб Сафаров полагает, что коль скоро Иран собирается продолжить свою энергетическую программу и активно привлекает к этому Россию, то Москва в качестве алаверды может снять некоторые требования. Скажем, не будет настаивать на моратории на ядерные исследования Ирана. За последние два дня переговоров Москва не упомянула об этом требовании. Это наталкивает на мысль, что в Тегеране достигнут некий компромисс.

Равнение на Вену

Судя по официальным заявлениям, главный итог переговоров стороны видят не в самой 'принципиальной договоренности', а в возможности апелляции к МАГАТЭ. Последнее слово все-таки за этой организацией, которая невзирая ни на что может взять и передать иранское атомное досье в Совбез ООН. У России есть определенное влияние в МАГАТЭ и право вето в Совбезе, но вряд ли она в одиночку пойдет против коллективной воли мирового сообщества. Даже если не принимать во внимание перспективу силового наказания Ирана (что сейчас маловероятно), то и введение режима санкций ударит по российским интересам - тому же сотрудничеству в энергетической сфере и другим проектам, упомянутым Сергеем Кириенко. Так что в переговорах Ирана с Западом Россия не может не выступать в роли миротворца, пытающегося распутать узел накопившихся противоречий.

Традиционную российскую точку зрения высказал 'Газете' глава комитета Совета Федерации по международным делам Михаил Маргелов: 'Наш план обогащения урана, предназначенного для нужд иранской атомной энергетики в России, - пожалуй, оптимальный способ мирного и безсанкционного решения конфликта'. Тем не менее Москва понимает, что 'планом Кириенко' решение иранской проблемы не исчерпывается. 'Главное теперь зависит не от российской, а от иранской стороны, - заявил 'Газете' думский коллега Маргелова Константин Косачев. - Достижение всеобщей договоренности по иранской ядерной программе - сложная многослойная комбинация. Она, в частности, предусматривает возвращение Тегерана в режим моратория на ядерные испытания и проведение исследовательских работ. Нынешние соглашения можно воспринимать лишь как технические. Это не какая-то развязка, финальный аккорд, который мог бы удовлетворить Россию и ее партнеров'.

Если Тегеран покажет свою договороспособность, согласившись в первую очередь на условия Москвы о переработке урана только на российской территории, то у Агентства по атомной энергии фактически не останется легитимных оснований для передачи атомного досье в Совбез ООН. Такой позиции придерживается Россия, это же, по идее, должно устраивать и Иран.

Но своенравные персы не сказали об условиях России ни слова. То ли они согласны, то ли нет. Если Тегеран будет настаивать на своем праве обрабатывать ядерное топливо на собственной территории, что дает ему теоретическую возможность производства ядерного оружия, то ценность нынешней договоренности в глазах мирового сообщества будет совсем не такой, как ее видят в Москве.

Домашняя заготовка

'Скорее всего, Иран дотянет до последнего момента, выдержит паузу и объявит о своем согласии с условиями России, - полагает Раджаб Сафаров. - Тегеран может выставить условия и МАГАТЭ - потребовать, чтобы в официальных документах агентства был упомянут факт российско-иранских соглашений, что придаст этим договоренностям международные гарантии'.

Косвенно о реальных результатах закрытых переговоров Москвы и Тегерана можно будет судить по реакции мирового сообщества. Первые оценки Запада выглядят осторожно-оптимистичными: прогресс в переговорах одобрили, но сразу обратили внимание на то, что Иран официально не отказался от 'доморощенной' переработки ядерного топлива.

Складывается впечатление, что неожиданный ход Ирана все-таки был не спонтанным жестом, а домашней заготовкой. Тем самым Тегеран показывает миру свою политическую вменяемость, в чем есть серьезные сомнения после скандальных выступлений президента Ахмадинежада. Но дамоклов меч немедленных санкций над режимом аятолл теперь не висит.

Михаил Мошкин,
'Газета', 27.02.2006.
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03276 sec