Тучи над Ираном сгущаются

22 февраля 2006
Тучи над Ираном сгущаются. Риторика Вашингтона по поводу этого государства – своевольного и малопонятного Западу – становится все более воинственной. Недавно Дональд Рамсфелд назвал Тегеран "главным спонсором международного терроризма в мире". На языке современным международных отношений это означает, что Иран является очередной мишенью для американских крылатых ракет, и начало военной операции – вопрос времени. На это же прозрачно намекают и другие официальные представители США, например, госсекретарь Кондолиза Райс. Конгресс в лице влиятельных сенаторов Билла Фриста и Джона Маккейна выразил одобрение воинственным планам администрации, поскольку "война с Ираном лучше, чем Иран, обладающий ядерным оружием".

Насколько эта война реальна? Не будем углубляться в политические и военно-стратегические рассуждения; в этом контексте отметим лишь, что Соединенным Штатам придется воевать с Ираном практически без помощи той коалиции, которую им удалось сколотить для свержения Хусейна. И в этот раз им будет противостоять довольно сплоченный исламский мир. А воевать придется уже на три фронта: ни в Афганистане, ни в Ираке война, по сути, не закончена. Впрочем, в военно-политических вопросах многое зависит от фактора воли: если США решат воевать – они будут это делать, невзирая ни на какие неблагоприятные для них обстоятельства. И, скорее всего, достигнут своих целей.

Другое дело – экономика. Как она отреагирует на начало очередной военной операции? Выдержит ли американская финансовая система эту новую нагрузку, и какие последствия будет она иметь с экономической точки зрения? Именно здесь могут возникнуть такие проблемы, которые никакой политической волей не преодолеешь.

Эксперты говорят, что большие неприятности и для США, и для всей мировой экономики в случае конфликта неизбежны. Уже не первый год подряд цены на нефть держат весь мир в напряжении. Война в Ираке подлила (и до сих пор подливает) немало масла в этот огонь. А тут речь идет о военной операции против страны гораздо более крупной, богатой углеводородами и имеющей непосредственное отношение к двум важнейшим "топливным бакам" современного мира – Персидскому заливу и Каспийскому морю. По объемам собственных запасов нефти Иран занимает 11-е место в мире и 2-е – по запасам природного газа. В настоящее время он добывает порядка 4,2 млн баррелей нефти в сутки, из которых экспортирует 2,7 млн баррелей. Таким образом, Иран является четвертым по значимости поставщиком "черного золота" на мировой рынок и, в частности, важнейшим для Китая (второго крупнейшего потребителя нефти). Очевидно, что не только военная операция, но даже санкции ООН в отношении Ирана могут на какое-то время лишить мир иранской нефти. Но кроме того, эксперты серьезно опасаются ответных ударов Тегерана: его ракетный потенциал, который США вряд ли смогут уничтожить в одночасье, способен разрушить всю нефтяную промышленность и инфраструктуру Персидского залива (не говоря уже об Израиле, который тоже находится в радиусе поражения). Ну, а если до ответного удара дело и не дойдет, то Иран может заблокировать Ормузский пролив, и нефть Персидского залива все равно не будет поступать на мировые рынки. В дополнение к этому дружественные Тегерану исламские режимы, а также венесуэльский президент Уго Чавес могут в знак солидарности устроить демарши (пусть чисто психологические) на мировой нефтяной арене. Чем чреваты эти сценарии – объяснять не надо. По самым оптимистичным оценкам, цена на нефть подпрыгнет до $100 за баррель (иные эксперты называют и цифру в $150), к тому же на рынке возникнет дефицит "черного золота", который не сможет покрыть даже Саудовская Аравия. А поскольку военная операция наверняка примет затяжной характер, то никаких стратегических резервов не хватит, чтобы восполнить недостаток нефти на рынке. Многим странам-импортерам топлива в этой ситуации грозит экономический коллапс...

Спрашивается: возможна ли война, которая будет иметь такие последствия? Для США и их ближайших союзников – вполне возможна. От иранской нефти они нисколько не зависят – она идет, главным образом, в Китай и Юго-Восточную Азию. А разобраться с Ираном и при этом заодно посадить на топливную диету китайскую экономику – разве плохо? С Персидским заливом, конечно, сложнее: он как раз и снабжает нефтью Запад. Но США, очевидно, надеются, что им удастся предотвратить ответные удары Ирана по нефтяным промыслам залива и обеспечить свободный проход танкеров через Ормузский пролив. По крайней мере, на это будут брошены все силы на первом этапе конфликта. В дальнейшем же Вашингтон, по всей видимости, надеется стабилизировать нефтяной рынок, прибрав к рукам иранскую нефть. И, конечно же, в случае необходимости она послужит, в первую очередь, удовлетворению потребностей американской экономики... Однако, несмотря на все это, следует признать, что риск мирового топливного кризиса в случае начала военной операции чрезвычайно велик.

В финансовой сфере тоже возможны большие неприятности. Они уже начались: Иран, опасаясь санкций и перспективы замораживания своих счетов в западных банках (как уже было в 1981 г., когда после разрыва отношений с США страна лишилась в общей сложности $17 млрд), начал изымать оттуда свои активы. По оценкам экспертов, речь идет о сумме порядка $8 миллиардов. Кроме того, счета в европейских банках стали закрывать и крупные иранские бизнесмены; из-за этого финансовая система Запада может лишиться еще $10 миллиардов. Не исключено, что примеру иранских коллег последуют и нефтяные магнаты из соседних стран. Эти средства есть куда переводить: в Китае, Малайзии, Сингапуре и других странах ЮВА они весьма востребованы, а кредитные учреждения там уже вполне соответствуют мировым стандартам надежности. Таким образом, война обернется серьезным кровопусканием для европейской финансовой системы: в Старом Свете и так не хватает инвестиций, а тут еще миллиарды из его кредитно-финансовой системы уплывут на Восток. Однако и с этой точки зрения пострадает, главным образом, Европа, а не США: у них иранского капитала нет и в помине, а те нефтяные шейхи, которые захотели порвать свои финансовые узы с агрессивной Америкой, уже сделали это во время иракской кампании.

Кроме того, учитывая стратегически важное расположение Ирана в Евразии, можно предположить, что планируемая Вашингтоном военная операция серьезно нарушит все трансконтинентальное транспортное сообщение южнее Каспия. Да и само Каспийское море (по которому проходит возрождаемый по инициативе ЕС Великий шелковый путь), а также Ближний Восток и Персидский залив окажутся в зоне риска. Так что почти все связи между Европой и Азией, как и в недавнем прошлом, будут осуществляться по морю, где США, как классическая морская держава, имеют безусловный приоритет. Они и будут контролировать эти связи. Есть, конечно, еще одна трансконтинентальная артерия – это российский Транссиб. Однако он в настоящее время в состоянии обслуживать всего лишь несколько процентов грузооборота между Европой и Азией. Вывод прежний: война в Иране не представляет угрозы экономическим интересам США.

Ну и, наконец, о том, насколько само ведение этой войны будет по силам экономике США. Здесь мнения экспертов разнятся довольно сильно. Одни указывают на общий довольно стабильный экономический фон планируемой военной операции: в 2005 г. рост ВВП США составил 3,5% и примерно таким же ожидается в этом году. Ежемесячно создается порядка 160 тыс. новых рабочих мест, растет потребительский спрос. К тому же война, как известно, стимулирует военные заказы. Но другие эксперты отмечают весьма тревожную ситуацию с бюджетом и торговым балансом страны: и там и там наблюдаются огромные, быстро увеличивающиеся дефициты. Дефицит внешней торговли США за прошлый год составил, по последним данным, $725,8 млрд (годовой рост на 18%), а бюджетный дефицит – $412 млрд (сейчас он растет еще большими темпами: по оценкам экспертов, правительство США "одалживает" $2 млрд в день). В принципе, само по себе увеличение этих дефицитов не так уж и страшно: история знает примеры, когда и менее благополучные страны довольно длительное время жили в долг и выжили. Но у США в этом смысле ситуация уникальная: их валюта и казначейские облигации пользуются устойчивым спросом практически во всем мире, что позволяет им покрывать до 90% бюджетного дефицита за счет внешних заимствований. Сегодня Китай и Япония являются крупнейшими покупателями казначейских обязательств США. То есть, говоря упрощенно, чтобы покрыть новые расходы, превышающие доходы американской казны, достаточно просто включить печатный станок и экспортировать очередную крупную партию "зеленого" товара. И все разговоры о том, что так не может продолжаться бесконечно, – справедливы, но абстрактны. Это может продолжаться, пока рак на горе свистнет. А если быть более точным в формулировках, то пока доллар остается мировой расчетной единицей и резервной валютой, он будет пользоваться стабильным спросом за пределами США. При этом редко кто задумается, чем обеспечена эта мировая валюта. Не секрет, что национальным достоянием США она давно уже не подкреплена: всей Америки попросту не хватит, чтобы расплатиться по долгам американского правительства и общества. Почему тогда доллар не теряет своей привлекательности? Да потому, что он обеспечен... авторитетом американской сверхдержавы. Этот авторитет складывается не только и не столько из экономического могущества США, но из их влияния в мире, их контроля над нефтью и транспортными маршрутами, их возможности принуждать непослушных к повиновению.

Так что любая победоносная (а других и не может быть в однополярном мире) война США – это их метод повышения своего "кредитного рейтинга". В особенности же ценны с этой точки зрения войны в тех странах, где есть много нефти и газа, а местный режим претендует на самостоятельный контроль над ними. Вот как в Иране, например. С таким разделаться – это то, что надо американской экономике. И никакие затраты тут ни в счет (например, затянувшаяся война в Ираке, по оценкам экспертов, обходится США в $5,6 млрд в месяц) – все с лихвой окупится.

Сейчас, кстати, планируется новое увеличение расходов на оборону (точнее, на наступление). В проекте бюджета США на следующий финансовый год (он начнется 1 октября) эта статья увеличена на $20 млрд, до $439,3 млрд, что составляет 16% расходной части бюджета. Какая еще страна может похвастаться таким вниманием к военной сфере? Конкурентов нет. А почему? Да потому, что практически все военные расходы США – в том числе войны в Афганистане и Ираке – финансируются зарубежными "вассалами доллара" (бюджет Пентагона почти полностью укладывается в дефицит федерального бюджета страны). И новые расходы запланированы, как говорится, "под конкретные проекты". Это модернизация вооружения армии, дополнительное финансирование афганской и иракской кампаний. Пентагон как раз подготовил новый Четырехлетний военный план. Там речь идет уже о необходимости готовиться к "затяжной войне", причем сразу на два фронта, выводить из строя ядерные объекты противника, бороться с партизанами. Говорится о сражении с "нынешними и будущими врагами". Читай – с Ираном...

И конца-края этому победоносному наступлению демократии пока не предвидится. Америка может еще очень долго жить в долг, используя всеобщую потребность в долларе как "непреходящей ценности" и "мере всех вещей". И о девальвации американской валюты рано говорить, как о тенденции – никто в ней на сегодняшний день серьезно не заинтересован. А военные расходы в итоге только укрепляют США (хотя с формально экономической точки зрения страна катится в пропасть).

Единственное, что может внести разлад и вообще разрушить американскую систему господства – это поражение доллара более мощным конкурентом. Но евро в этом смысле не годится: при всей массивности стоящей за ним европейской экономики, он не сможет достичь той универсальности, которую обеспечивают доллару вездесущие американские нефтяные компании, "советники-демократизаторы" и главное – авианосцы и крылатые ракеты.

Впрочем, в околонаучной среде уже не раз звучал прогноз о том, что не евро (а уж тем более не "азио" и не "афро") придет на смену доллара. Это будет "глобо" – общемировая денежная единица. Вот только где ее будут печатать – в том же Вашингтоне или Пекине, Мекке или Иерусалиме – пока сказать трудно. Да и нет смысла заглядывать так далеко в апокалипсические дали: нам пока хватит тех мрачных прогнозов, которые связаны с почти неизбежной войной в Иране...

Андрей МИЛОВЗОРОВ,
Утро.ру, 22.02.06.
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04057 sec