Раджаб САФАРОВ: Визит президента Рахмонова в Иран можно назвать историческим

02 февраля 2006
Во многих странах мира с особым вниманием следили за недавним официальным визитом президента Эмомали Рахмонова в Иран. Как этот визит был воспринят в России и в Иране, в странах, которые являются ключевыми партнерами Таджикистана? Об итогах визита нашего президента в Иран с точки зрения российского и иранского восприятия читателям «АП» рассказывает генеральный директор центра изучения современного Ирана, советник заместителя председателя Госдумы России Раджаб САФАРОВ.


- Известно, что Россия и Иран имеют свои интересы в Таджикистане. Как в этих странах восприняли итоги визита Эмомали Рахмонова в Иран?

- Россия и Иран крайне заинтересованы в политической стабильности и экономическом благополучии Таджикистана. Поэтому приветствуют любой фактор, который потенциально может позитивно отразиться на общем положении и на уровне жизни населения республики.

Интересы России и Ирана в Таджикистане по направлениям дополняют друг друга. Взять хотя бы энергические и транспортные проекты, реализация которых имеет большое значение не только для этих трех государств - они могут изменить энергетическую и транспортную картину не только региона, но и мира в целом.

Таджикистан посредством более активного взаимодействия с Россией и Ираном становится все более заметным игроком в региональной и мировой геополитике. И в России, и в Иране осознают, что самый тяжелый период становления таджикской государственности в новейшей истории уже позади, уверены в том, что Таджикистану не грозят бархатные революции и всякого рода катаклизмы. В республике имеется адекватное руководство, накоплено достаточно позитивного управленческого опыта. Налицо все признаки того, что, аккумулировав свой потенциал, Таджикистан готовится к новым политическим инициативам и к экономическому рывку.

Должен отметить, что не только Россия и Иран, но и многие другие государства во взаимоотношениях с Таджикистаном исходят не из каких-то гуманитарных побуждений, а из чисто прагматических интересов. Пришло понимание того, что взаимодействие с Таджикистаном полезно и выгодно.

- Какие моменты по итогам визита Эмомали Рахмонова в Иран Вы могли бы отметить?

- По сути, визит президента Рахмонова в Иран можно назвать историческим. Его результаты ошеломили многих и в России, и даже в самом Иране.

Во-первых, это принятие целого ряда мер, направленных на создание политической оси персоязычных государств, а также транспортного и энергетического транзитных коридоров Иран – Афганистан – Таджикистан. Особенностью новой политической оси является то, что Иран выступает в ней не просто как государство-донор, а как одно из трёх братских государств, имеющих общую религию, язык, культуру и историю. На этом фоне руководители Таджикистана и Афганистана могут оказаться на первых ролях в регионе: они получают возможность, опираясь на большой авторитет и экономический потенциал Ирана, проводить свою внешнюю и внутреннюю политику, исходя из своих, чисто прагматических интересов. И, в этой связи, колоссальное значение имеет попытка организовать в Иране встречу президентов Ирана, Таджикистана и Афганистана. Как известно, Хамид Карзай по ряду серьёзных причин не смог принять участие в этом саммите. Однако итоги переговоров даже в меньшем формате (Иран - Таджикистан) имеют большое политическое и экономическое значение. Не далек тот день, когда политическая ось персоязычных государств Таджикистан – Афганистан – Иран будет замкнута и геополитическая картина региона изменится.

Во-вторых, главным достижением визита стали итоги обсуждения экономического блока вопросов. Стороны договорились об условиях реализации стратегических проектов в области гидроэнергетики в Таджикистане и экспорта вырабатываемой электроэнергии, в том числе о сроках строительства, источниках финансирования, условиях эксплуатации и собственности этих энергетических объектов. По итогам переговоров министры энергетики двух стран подписали окончательный договор об условиях строительства ГЭС “Сангтуде-2” и предварительное соглашение о строительстве ЛЭП Таджикистан – Афганистан – Иран. Стороны договорились, что 20 февраля сего года состоится торжественная церемония начала строительства ГЭС “Сангтуда - 2”. Предполагается, что после завершения строительства и ввода в эксплуатацию двух крупных гидроэлектростанций «Сангтуда-1» и «Сангтуда-2», которые будут построены за счёт российских и иранских инвестиций, Таджикистан сможет экспортировать часть своей электроэнергии с этих ГЭС в соседние страны, в том числе Афганистан. Кроме того, Таджикистан планирует использовать избыточную электроэнергию для развития своих энергоёмких отраслей промышленности, в том числе производства алюминия.

В-третьих, итогом этого визита стали вопросы двустороннего торгово-экономического сотрудничества, которые обрели новое содержание и вышли на новый, более высокий уровень. Иранское руководство постаралось использовать этот визит для закрепления своих экономических позиций, прежде всего, в приоритетном транспортно-энергетическом секторе таджикской экономики, а таджикское руководство пыталось добиться значительного увеличения иранских инвестиций в различные отрасли национальной экономики.

В четвертых, важным фактором быстрого развития торгово-экономических связей между Ираном и Таджикистаном была признана необходимость создания нового международного транзитного коридора Иран – Афганистан – Таджикистан (в обход Туркменистана), который должен обеспечить значительное сокращение транспортных издержек и обеспечить эффективное соединение Таджикистана (через Иран) с портами Персидского залива. В официальных документах этот коридор является составной частью МТК “Север - Юг” или Восточным транзитным маршрутом МТК “Север - Юг”, хотя, фактически, речь идёт о первом этапе создания нового международного транспортного коридора “Запад - Восток”, который пройдёт от океанского побережья Китая через республики Центральной Азии, Иран, Ирак и Сирию к портам побережья Средиземного моря.

Необходимость создания такого коридора объясняется неэффективностью работы действующих международных транспортных коридоров “Север - Юг”, “ТРАСЕКА” и “Восток - Запад”. Например, МТК “Восток - Запад”, созданный в рамках Организации экономического сотрудничества (ОЭС) для обеспечения железнодорожных грузовых перевозок из республик Центральной Азии в обход России (также как и ЕАТК “ТРАСЕКА”), переживает сложные времена, прежде всего, из-за высоких транзитных тарифов, установленных Туркменистаном, который за счёт этого ежегодно получает 30 млн. долларов США. Дошло до того, что некоторые республики Центральной Азии, например, Узбекистан, вынуждены направлять свои грузы в обход Туркменистана сначала в порт Актау (Казахстан), затем морским путём в порт Амирабад (Иран), а уже потом по Северной железной дороге через Мешхед в порты Шахид Раджаи и Шахид Бахонар (Бендер-Аббас) на побережье Персидского залива.

Новое решение проблемы транзитных перевозок имеет стратегическое значение не только для Таджикистана и других республик Центральной Азии, но и для самого Ирана, который в этом случае получает не только дополнительные экономические дивиденды от транзитных и таможенных пошлин (около 150-200 млн. долл. США в год), но и увеличивает свой геополитический потенциал, как гарант поступления товарных потоков Таджикистана и других республик Центральной Азии на внешние рынки. В связи с этим, в числе приоритетных транспортных проектов на территории Таджикистана стороны отметили сооружение иранскими подрядчиками Анзобского и Шахристанского туннелей. Примечательно, что ввод в эксплуатацию Анзобского транспортного туннеля приурочен к началу нового иранского года - 21 марта 2006 г.

В-пятых, в ходе переговоров Эмомали Рахмонова с иранским руководством была отмечена близость подходов по большинству вопросов региональной и международной политики, достигнуты договорённости по вопросам сотрудничества в борьбе с международным терроризмом, наркотрафиком и другими актуальными проблемами региона. Кроме того, стороны рассмотрели вопросы расширения двустороннего сотрудничества в рамках региональных структур, прежде всего, Организации экономического сотрудничества, Организации «Исламская конференция» и Шанхайской организации сотрудничества.

В-шестых, достигнута договоренность о том, что вопросы совместного строительства объектов железнодорожной и автомобильной транспортной инфраструктуры будут обсуждены позднее, на саммите персоязычных государств с участием президента Афганистана. Особенностью иранских крупномасштабных транспортных проектов на территории Афганистана является то, что основная их часть планируется в северо-западных и северных районах Афганистана, где проживает персоязычное население. В рамках нового иранского автомобильного Восточного транзитного маршрута, который начинается в районе Чахбара (порты Шахид Калантари и Шахид Бехешти) в провинции Систан и Белуджистан на юго-востоке Ирана и проходит через Афганистан в республики Центральной Азии, основным пограничным переходом по-прежнему остаётся Догарун, ориентированный на Герат и Кабул, а не расположенный значительно южнее и экономически более выгодный переход Миляк, ориентированный на Кандагар. В ходе переговоров другим приоритетным направлением экономического сотрудничества было признано взаимодействие по линии частного сектора и стимулирование частных инвестиций.

В-седьмых, стороны договорились создавать на взаимной основе благоприятные условия для деятельности частных компаний и инвесторов. При этом президент Ирана особо отметил, что новым направлением деятельности иранского частного сектора в Таджикистане может стать благоустройство городских и сельских районов. Таджикистан крайне заинтересован в притоке иранских государственных и частных инвестиций, прежде всего, в новые и развивающиеся перспективные отрасли таджикской экономики, например, сельское хозяйство и горнорудную промышленность.

В–восьмых, важное внимание на переговорах в Тегеране было уделено вопросам обучения и повышения квалификации таджикских специалистов в учебных заведениях Ирана. Иран имеет широкие возможности для подготовки научных и квалифицированных кадров для Таджикистана. Ярким доказательством научного прогресса Исламской Республики Иран является освоение современных ядерных технологий. Следует отметить, что и Таджикистан в свою очередь, может оказать существенную помощь Ирану в подготовке кадров. К примеру, Таджикистан имеет собственных высококвалифицированных специалистов в ядерной области. Десятки таджикских физиков в недавнем прошлом проходили специальную подготовку в Объединённом институте ядерных исследований в Дубне. Причём некоторые из них специализировались в области высоких технологий. Кроме того, большое число таджикских офицеров уже после развала Советского Союза прошли обучение и подготовку в военных училищах и академиях России. Пока этот процесс идет в одностороннем порядке – Иран финансирует обучение таджикских студентов (70 человек) в своих гражданских вузах и таджикских слушателей теологического учебного центра в г. Куме (260 человек).

В-девятых, по итогам переговоров одним из новых направлений сотрудничества стороны определили сферу информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). Было принято решение о создании совместного технического комитета по ИКТ. Он будет сформирован совместными усилиями иранской компании «DPI» и Министерства связи Таджикистана. Основным направлением деятельности комитета станут подготовка кадров для Министерства связи Таджикистана, а также компьютеризация и внедрение ИКТ в информационно-телекоммуникационную систему страны.

Одним словом, по итогам официального визита президента Таджикистана Эмомали Рахмонова в Иран было подписано восемь документов, в том числе меморандумы о сотрудничестве в области стандартов, транспорта, грузоперевозок, энергетики и внешней политики, соглашение об упрощении банковского кредитования, окончательный договор об условиях строительства ГЭС «Сангтуде-2» и Декларация о развитии взаимоотношений и сотрудничества.

- Как иранская сторона оценивает итоги визита Эмомали Рахмонова в Тегеран?

- «Иран будет всеми силами содействовать развитию и прогрессу Таджикистана», — сказал духовный лидер Ирана Али Хаменеи, в ходе встречи с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоновым. Аятолла Хаменеи назвал народ и руководство Ирана «искренними друзьями народа Таджикистана». Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад заявил, что итогом двухдневного визита президента Республики Таджикистан в Иран стало начало принципиально нового этапа во взаимоотношениях и сотрудничестве двух стран, имеющих общий язык и культуру.

Таким образом, в области политики Иран и Таджикистан не только закрепили достигнутые ранее договорённости, но и начали курс на дальнейшую активизацию политического и экономического диалога и развитие двусторонних отношений по самому широкому спектру вопросов. Президент Таджикистана лично убедился в преемственности и надёжности политической линии нового иранского руководства.

Одним словом, ирано-таджикский политический и экономический диалог развивается поступательно, содержательно и быстрыми темпами. Иранское руководство будет стремиться подкрепить достигнутые политические успехи скорейшим завершением совместных экономических проектов на территории Таджикистана. Кроме того, в ближайшее время можно ожидать активизации политического диалога между Ираном и Афганистаном, направленного на укрепление политической оси персоязычных государств, а также создание транспортного и энергетического транзитных коридоров Иран – Афганистан – Таджикистан.

- А какова реакция России на итоги визита Эмомали Рахмонова в Иран?

- Очевидно, что интересы России и Ирана в Таджикистане не только дополняют друг друга и взаимовыгодны, но и в некоторых направлениях пересекаются. Россия, к примеру, с настороженностью изучает политическое и экономическое присутствие Ирана в Центральной Азии, и в Таджикистане в частности. Центральная Азия, как все СНГ, кроме стран Прибалтики, является зоной естественных интересов России, и она заинтересована в еще большем развитии интеграционных процессов с этими государствами.

Россия придерживается принципа разумной отдаленности других государств от зон ее естественных интересов. И в этом деле умело использует и инструменты большой геополитики. Таким образом, она через ЕвразЭС и ШОС сумела сначала остановить процесс поступательного и навязчивого прихода США в Центральную Азию под предлогом борьбы с международным терроризмом, а потом начала постепенное вытеснение американцев из этой зоны.

Россия осознала, что для того, чтобы иметь реальное политическое влияние в той или иной стране, необходимы серьезные инвестиции. За последние годы Россия окрепла, ее экономика развивается серьезными темпами, и в настоящее время имеются большие возможности реально и надолго укрепиться в Центральной Азии посредством вложения своего капитала в экономику этих стран.

В свое время, именно из-за боязни потерять Таджикистан, после того как президент Ирана Хатами в сентябре 2004 года посетил Душанбе и были подписаны ряд серьезных двухсторонних соглашений, в частности, протокол о создании специальной компании по строительству Сангтудской ГЭС, президент России Владимир Путин буквально следом прилетел в Душанбе и сделал Эмомали Рахмонову такое предложение, от которого отказаться было невозможно...

Историческое значение визита Эмомали Рахмонова в Иран заключается еще в том, что достигнутые договоренности подстегнут Россию с максимальной быстротой наполнить имеющиеся российско-таджикские соглашения, особенно экономические, конкретным содержанием. Более того, в самое ближайшее время от Пакистана, Турции, Индии и ряда других государств в адрес правительства Таджикистана поступят новые интересные предложения, реализация которых выгодна всем странам и, конечно же, в первую очередь Таджикистану.

Досье «АП»: Раджаб Сафаров родился в Душанбе. В 1983 г. окончил МГУ им. М.В.Ломоносова. С 1994 г. эксперт Государственной Думы РФ, а с 1996 г. член политического-консультативного Совета при Президенте РФ. С 1997 г. - генеральный директор Центра изучения современного Ирана. В 1997-2000 гг. старший научный сотрудник Дипломатической академии МИД РФ.В 1998 г. Американский центр стратегических исследований 'Very important politician', подводя итоги 1998 года, назвал его в числе первых ста политологов мира, а в качестве эксперта по Ирану присудил ему 4-е место. В 1999 г. окончил Дипломатическую академию МИД РФ по специальности «Внешняя политика и международные отношения». С 2001 г. Генеральный директор российского информационного агентства IRAN NEWS (сайт www.iran.ru). C 2003 г. Генеральный директор российского информационного агентства RUSSIAN NEWS (сайт www.russiannews.ru). С 2004 г. - Главный советник межпарламентской российско-иранской рабочей группы в Госдуме РФ. C 2004 г. - советник заместителя Председателя Государственной Думы России. Кандидат исторических наук, автор более трехсот научных работ и публикации по политической и экономической истории современного Ирана.

Газета "Asia-Plus", 02.02.06. г. Душанбе.
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04177 sec