План Путина в отношении конфликта с Ираном

"Цель" в Димоне

01 февраля 2006
Не мог ли Путин преследовать некоторую другую цель, помимо получения прибыли от продажи оружия Ирану?

Андрей Пионтковский


Недавние речи фанатичного иранского президента оставляют генеральному штабу израильской армии небогатый выбор. От 10 до 15 разрозненных объектов иранского "Манхэттенского проекта" должны быть уничтожены до того, как на них будет собрана ядерная боеголовка.

В октябре 2002 года такой авторитетный военный эксперт, как Владимир Путин, высказался о подробной необходимости: "Если кто-либо намеревается применить оружие массового поражения против нашей страны, то мы ответим превентивными мерами, адекватными угрозе - где бы ни находились террористы, или организаторы преступления, или их идеологические или финансовые спонсоры. Я подчеркиваю, где бы они ни находились".

Возможно, Эхуд Олмерт (Ehud Olmert) и его коллеги слышали эти слова бывшего подполковника Путина.

Для Израиля это будет очень трудным решением.

Уничтожение элементов ядерной программы Ирана, некоторые из которых находятся под землей, является гораздо более сложной и рискованной операцией, чем удачный удар Израиля по более близко расположенному иракскому реактору, построенному французами, в 1981 году.

Однако давайте предположим, что вооруженные силы Израиля могут справиться с этой задачей.

Политические и военные последствия подобного лишения Ирана его ядерной программы будут ужасными. Гражданские жертвы будут неизбежны.

"Аль-Джазира", BBC, CNN и российское телевидение в истерике покажут эти жертвы и расскажут о них всему "прогрессивному" человечеству. Новая волна исламской ненависти к Израилю вряд ли удивит или расстроит израильские власти, но ведь она будет сопровождаться разрушительными военными контрударами.

"Оборонительные вооружения", переданные в последние годы Россией Ирану и Сирии, в том числе ракеты, могут обрушиться на Израиль. Некоторые из израильских ядерных объектов тоже могут подвергнуться ударам.

Однако альтернатива превентивному удару неприемлема для Израиля. Ядерное оружие и средства его доставки в руках президента Ирана, который, судя по всему, искренен в своем желании уничтожить Израиль, не могут быть проигнорированы.

Нападение на объекты ядерной программы Ирана должно быть для Израиля самой крайней мерой в случае, если Иран не остановит, или, по крайней мере, не изменит свою ядерную программу. Несомненно, Израиль предпочтет отложить принятие сложного решения на как можно более долгий срок, пока есть надежда на дипломатическое разрешение кризиса.

Американские политики понимают, что волна исламского терроризма, которая поднимется после израильского удара, будет направлена не только на Израиль, но также и на Соединенные Штаты. Это помогает объяснить ту умеренную поддержку, которую США оказывают предложению России обогащать иранский уран на территории России.

Принятие Ираном этой идеи - а я думаю, что Иран с ней согласится - ничего не изменит. Это, возможно, затормозит ядерную программу Ирана, но это также и ослабит оказываемое на него дипломатическое воздействие. В то же самое время, ничто не помешает Ирану начать параллельную программу по обогащению урана на своей территории.

Однако другое, еще более противоречивое решение путинского режима - продажа Ирану современной системы противовоздушной обороны - не только меняет ситуацию в принципе, но и может послужить толчком к региональной или даже глобальной катастрофе.

Израиль примерно на протяжении полутора лет обладал полем для маневра, пока не стало известно, что Иран, возможно, создал свое первое ядерное оружие. Теперь у Израиля есть всего несколько месяцев, так как российские системы ПВО, защищающие ядерные объекты Ирана, будут полностью развернуты к осени 2006 года.

После этого Израилю будет гораздо сложней, а то и вообще невозможно, нанести удар. Это означает, что превентивный удар скорее всего может быть нанесен до лета этого года.

Роль, которую Россия сыграла в приближении даты этой отчаянной военной операции своей продажей Ирану высококачественного оружия противовоздушной обороны, поднимает вопрос, не мог ли Путин преследовать некоторую другую цель, помимо получения прибыли от продажи оружия. Защитный удар Израиля может подтолкнуть Иран к блокированию поставок нефти по Хормузскому проливу.

Судя по всему, Путин считает подобный сценарий выгодным для него.

На этой недели Москва удачно свела попытку США "передать" вопрос Ирана на рассмотрение в Совет Безопасности ООН к "информированию" этого органа. Это полностью удовлетворяет совместную стратегию Москвы и Тегерана, заключающуюся в том, чтобы выиграть время.

В начале марта Иран "неохотно" согласится на предложение Путина по обогащению иранского урана на территории России. Европейский Совет, а также, возможно, Соединенные Штаты, торжественно объявят это большой дипломатической победой. А ядерная угроза со стороны Ирана станет более серьезной, чем когда-либо.

[Андрей Пионтковский - эксперт по безопасности из России, в настоящее время является приглашенным научным сотрудником Хадсоновского института (Hudson Institute) в Вашингтоне]

The Jerusalem Post

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03854 sec